Главное меню

Александр Пушкин, статьи о нём

Александр Пушкин, портрет работы О. А. Кипренского. Alexander Pushkin

Биография и стихотворения А. Пушкина

Статьи (1):

  • Пушкин

    (статья из Краткой литературной энциклопедии: В 9 т. - Т. 6. - М.: Советская энциклопедия, 1971)

Пушкин
(статья из Краткой литературной энциклопедии: В 9 т. - Т. 6. - М.: Советская энциклопедия, 1971)

ПУШКИН, Александр Сергеевич [26.V(6.VI).1799, Москва, - 29.I(10.II).1837, Петербург] - русский писатель, родоначальник новой русской литературы. Отец, Сергей Львович, принадлежал к старинному дворянскому роду; мать, Надежда Осиповна, урождённая Ганнибал, была внучкой «арапа Петра Великого» - А. П. Ганнибала. По воспоминаниям брата Пушкина - Льва Сергеевича, «страсть к поэзии проявилась в нем с первыми понятиями». В 1811 Пушкин поступил в Царскосельский лицей, который благодаря директору В. Ф. Малиновскому и профессору А. П. Куницыну воспитывал юношество в духе вольнолюбия. Здесь распространялась запрещённая политическая литература. Пушкин общался с оппозиционно настроенной офицерской молодежью, служившей в лейб-гвардейском гусарском полку, расположенном в Царском Селе (П. Я. Чаадаев, П. П. Каверин, Н. Н. Раевский и др.). Впечатления Отечественной войны 1812 отразились в его лирике, прозе и публицистике разных лет.

В лицейские годы Пушкин написал около 120 стихотворений. Две поэмы - «Монах» и «Бова» - остались незаконченными. Учась у классиков русской и западно-европейской поэзии, Пушкин пробовал свои силы во всех жанрах - оды, элегии, баллады, романса и др. Однако уже тогда сквозь разнообразные влияния в творчестве Пушкина пробивалась оригинальная струя, проявлялось стремление к гармонической уравновешенности, «мечтательность» соседствовала с живыми бытовыми зарисовками, но при этом не создавался разнобой стилистических планов. В лицейской лирике преобладали мотивы дружбы, любви, природы, наслаждения жизнью, появились в ней и гражданские темы. Первое политическое стихотворение «Лицинию» (опубликовано в 1815) звучало как декларация («Я рабство ненавижу», «кипит в груди свобода…»).

В июне 1817 Пушкин окончил лицей и переехал в Петербург, где был определён в коллегию иностранных дел в чине коллежского секретаря. К этому времени он был хорошо известен в литературных кругах. Его стихи появились в печати ещё в 1814 («К другу стихотворцу» в «Вестнике Европы»). В лицейские годы Пушкин участвовал в кружке «Арзамас», который вёл борьбу против литературных староверов. Годы 1817-1820, проведённые Пушкиным в Петербурге, отмечены общественным возбуждением после наполеоновских войн. Организация «Священного союза» во главе с Александром I для подавления революционного движения в Европе, административно-полицейский и цензурный нажим внутри страны - всё это способствовало росту политического протеста и возникновению тайных политических обществ. Сам Пушкин не принадлежал к заговору, который, по словам П. А. Вяземского, «приятели таили от него, но он жил и раскалялся в этой жгучей, вулканической атмосфере». Эволюция взглядов Пушкина, их противоречивость, колебания между периодами революционного энтузиазма и скептического отношения к возможностям успеха переворота во многом совпадали с изменениями в идеологии и тактике декабристов. Политические стихи, написанные Пушкиным в Петербурге («Вольность», 1817, «Деревня», 1819, и др.), распространялись во множестве рукописных копий. Программа передового поколения воплощена в послании «К Чаадаеву» (1818): мирным «надеждам, тихой славе» противопоставлена самоотверженная борьба с «самовластьем».

По своим художественным особенностям лирика Пушкина петербургского периода значительно отличается от лицейских стихов. Разрушались условные границы между различными видами поэтического творчества, установленные классицизмом. До Пушкина ода, элегия, послание и другие жанры имели свои законы, свою стилистику; Пушкин сочетал особенности различных жанров, открывая тем самым новую полосу в развитии русской поэзии. Продолжалась работа над поэмой «Руслан и Людмила», начатой в лицее в 1817. Опубликование её в 1820 приобрело характер демонстративного выступления; её «земная» антиклерикальная основа, полемические выпады против эпигонов классицизма и мистических сторон поэзии В. А. Жуковского встретили восторженное одобрение передового поколения и вызвали резкие выступления консервативной критики. «Русланом и Людмилой» был начат путь преобразования русской литературы.

Творческую эволюцию Пушкина можно условно разделить на четыре этапа. Первый (1813-16) - время усвоения опыта предшествующей и современной поэзии и вместе с тем постепенного преодоления её канонов. На втором этапе (1817-20, до южной ссылки) отчётливо проявляется поэтическая индивидуальность Пушкина, расширяются идейно-тематический диапазон творчества, поиски своего стиля, происходит деканонизация жанров, нарастает сближение книжного и разговорного языка. В 1820-24 возникает и развивается романтизм Пушкина, который затем вступает в кризисную фазу; Пушкин начинает осознавать односторонность романтизма, вместе с тем сохраняя такие его элементы, как пафос свободы творчества, поэтизация мятежного героя, страстность и напряжённость мировосприятия. В 1825 начинается период развития Пушкина как «поэта действительности» (самооценка Пушкина в его рецензии на альманах «Денница», 1830), формируется новая художественная система, позволяющая проникать в сущность исторических и современных событий, видеть скрытые импульсы человеческого поведения, изображать характеры в слитности их индивидуального своеобразия и типических проявлений. Романтический идеал народности с его тяготением к экзотике и расцвечиванию поэтических произведений этнографическими деталями сменяется историзмом художественного мышления, стремлением раскрыть «особенную физиономию» народа, «…которая более и менее отражается в зеркале поэзии» («О народности в литературе», 1826). В этот наиболее длительный период углубляется реалистическая система Пушкина, ознаменованная новыми достижениями в прежних жанрах и разработкой новых, особенно прозаических, в 30-е годы.

Уже поэма «Руслан и Людмила» как бы провозглашала новые отношения между автором и читателем: эти отношения строились, в отличие от системы классицизма, на интимном общении «рассказчика» и «слушателя», которых сближает единство настроений, протест против скованности духовного мира личности и навязчивой дидактики. Эти тенденции развивались на дальнейших этапах эволюции Пушкина, внутренняя логика которой обусловлена его гениальной способностью чутко улавливать запросы жизни и непрерывным новаторством как принципом художественной системы. Уже на протяжении романтического периода, который сопровождался открытием новых средств экспрессивного изображения душевного мира, Пушкин шёл к наиболее зрелому художественно-аналитическому этапу своего творчества; пути разрешения противоречия между идеалом и действительностью он начинает искать не в зыбких и неопределённых романтических стремлениях, а в самой жизни, в движении истории. Если в годы романтизма Пушкин вообще отрицал необходимость «законов» творчества, то в период реалистический он отстаивает новую систему, отвергающую всякое ограничение тематики и образов, но основанную на определённых принципах, синтезирующих «мысль» и «чувство», «исследование истины» и «живость воображения». Эта художественная система, воплощённая в «Борисе Годунове», «Евгении Онегине» и др., неизмеримо расширяла самый предмет искусства. Эволюция творческих принципов Пушкина отражена и в его теоретических суждениях.

Уже в первые годы после окончания лицея Пушкин возбудил резкое недовольство правительственных кругов политическими стихами, обличавшими деспотизм и крепостничество. В 1819 Пушкин принял участие в кружке «Зелёная лампа» - литературном филиале Союза благоденствия. Александр I решил «обезвредить» Пушкина, и лишь вмешательство Н. М. Карамзина, В. А. Жуковского и других спасло его от более тяжких преследований. В мае 1820 его высылают в Екатеринослав в распоряжение главного попечителя колонистов Южного края И. Н. Инзова. В середине мая Пушкин прибыл в Екатеринослав и вскоре заболел. Здесь его застала семья генерала Н. Н. Раевского, вместе с которой он отправился на Кавказ, затем в Крым. Из Крыма Пушкин поехал в Кишинёв, куда была переведена канцелярия Инзова. В ссылке Пушкин сближается с некоторыми членами «Южного общества» декабристов (В. Ф. Раевский, М. Ф. Орлов и др.), затем встречается с ними в имении декабриста В. Л. Давыдова - Каменке (Киевской губернии), знакомится с П. И. Пестелем. В стихах этого периода впервые появляются мотивы активного революционного действия (стихотворение «Кинжал», 1821). Реакционная международная политика Александра I, подавление революционных восстаний в Италии, Испании, отсутствие поддержки со стороны народа вызвали у Пушкина скептические настроения, отразившиеся в произведениях 1823-24 («Свободы сеятель пустынный, я вышел рано, до звезды…», «Кто, волны, вас остановил», «Недвижный страж дремал…» ).

Пребывание Пушкина на юге России ознаменовано созданием русской романтической поэмы. Сначала увлекаясь Дж. Байроном, а затем преодолевая его односторонность и субъективизм, Пушкин ищет пути сближения с действительностью. Своеобразие его романтизма сказалось уже в поэме «Кавказский пленник» (1820-21), где он хотел воспроизвести типические черты современного героя, «изобразить это равнодушие к жизни и к её наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодёжи XIX века» (из письма 1822). Успех поэмы был огромным. «Отступник света», гордо начавший «пламенную младость», герой, оказавшийся жертвой «неприязни двуязычной» и покинувший родной предел «с весёлым призраком свободы», выражал настроения свободолюбивой молодёжи 20-х годов. В художественном плане новым этапом развития русской литературы было открытие принципов изображения внутреннего мира личности в её сложности и противоречиях. Романтические поэмы Пушкина разнообразны по своим идеям, жизненному материалу, художественным решениям. «Братья-разбойники» (1821-22) были задуманы как произведение из быта волжских разбойников, крепостных крестьян, бежавших от помещика в «зелёную дуброву» (в 1823 Пушкин сжёг поэму, до нас дошёл отрывок, опубликованный в 1825). В 1823 в Одессе закончен «Бахчисарайский фонтан». Подчёркнутая исключительность характеров, экзотичность, неровность в развёртывании сюжета, загадочность, которой окутаны действия героев, отличают эту самую романтическую из всех его поэм.

Перелом в эволюции Пушкина отражён в поэме «Цыганы» (начата в Одессе в 1823, закончена в Михайловском, 1824), проникнутой страстной защитой вольности; спасительная для человека «естественная» близость к природе противопоставлена развращающему влиянию цивилизации. Но верность жизненной правде заставила Пушкина отклонить романтическое разрешение конфликта между личностью и общественной средой. Алеко, ненавидящий «неволю душных городов», сам носит на себе её печать; отсюда неизбежность его конфликта с «детьми вольности». Тогда же Пушкин начал работать над «Евгением Онегиным»; в 1823 написаны первые две главы романа в стихах, создание которого заняло более восьми лет (1823-31).

Романтические поэмы Пушкина и лирика этого времени составляют единство. В стихотворениях «Демон», «К морю» отразились трагическое мироощущение лирического героя, его сомнения, скептицизм. Вместе с тем в лирике Пушкина развиваются мотивы стоического сопротивления судьбе, верности поэта-изгнанника велениям долга и совести, его обязанности «и в просвещении стать с веком наравне» (стихи 1821 - «Чаадаеву», «К Овидию»). В этот период углубляется психологизм поэзии Пушкина, бесконечно разнообразной становится ассоциативность связей с явлениями окружающей жизни, природы, духовного мира. Достигает виртуозности стихотворная техника. В пределах излюбленных ямбических размеров Пушкин добивается исключительного ритмического разнообразия, полной соотнесённости движения лирической темы и её интонационного звучания.

Жизнь в Одессе, куда Пушкин переехал из Кишинева в июле 1823, осложнилась конфликтом с его начальником М. С. Воронцовым, новороссийским генерал-губернатором; к тому же полиция перехватила письмо поэта, где он писал о своём «афеизме». В июле 1824 Пушкин был уволен со службы и отправлен в ссылку в псковское имение родителей поэта - с. Михайловское под надзор гражданских и духовных властей. Тяжело переживая новые репрессии, Пушкин, однако, нашёл силы для беспримерной творческой деятельности. В Михайловском, почти в одиночестве, он много читает, изучает историю, собирает народные сказки и песни. Здесь созданы «Подражания Корану» , «Андрей Шенье» , «Вакхическая песня», «19 октября», «Сцена из Фауста», «Песни о Стеньке Разине» и др. Пушкин продолжал работать над поэмой «Цыганы», «Евгением Онегиным», написал трагедию «Борис Годунов», поэму «Граф Нулин».

Поражение революционных восстаний и на Западе, и в России (бунт Семёновского полка в 1820), поправение широких слоёв либерального дворянства, усиление реакции - всё это выдвигало перед Пушкиным новые вопросы. Отвлечённое просветительское понимание законов общественного развития, которое может быть управляемо силой разума, обнаружило свою слабость в столкновении с фактами действительности. Размышления о закономерностях исторического развития России отразились в трагедии «Борис Годунов» (1825), знаменовавшей окончательный переход Пушкина на позиции реализма. Опираясь на Шекспира, творчески осваивая его опыт, Пушкин открывал новые пути драматического искусства. Центральной в «Борисе Годунове» является проблема отношений между народом и властью. Борис показан как правитель, умевший «и страхом, и любовью, и славою народ очаровать», но в его предсмертной речи раскрыта основная причина исторически сложившегося антагонизма между народом и царём. Задача верховной власти - «удержать смятенье и мятеж», а «благодеяния» и «щедроты» не обеспечивают доверия народа, который «всегда к смятенью тайно склонен» и противостоит царю как грозная враждебная сила. Но говоря о решающей роли «мнения народного», Пушкин с исторической верностью показывает неорганизованность, стихийность народного протеста. По замыслу Пушкина, «Борис Годунов» должен был явиться трагедией, в которой любовная интрига не является тематическим стержнем. Новаторство Пушкина сказалось в отказе от «трёх единств», от деления на акты, от традиционного александрийского стиха, в совмещении сцен, написанных стихами и прозой, в смелом использовании народной лексики. Художественные принципы, выработанные в период создания «Бориса Годунова», во многом определили всю дальнейшую работу Пушкина. Стремление к строгому историзму, к воспроизведению человеческих переживаний во всём их многообразии, к раскрытию жизненной сложности характеров определяет отныне всю творческую деятельность Пушкина.

После подавления декабрьского восстания Николай I, не получив данных о принадлежности Пушкина к тайному обществу, вернул поэта из ссылки и в виде особой «милости» обещал ему, что сам будет его цензором. Смысл этой «милости» раскрывается в донесении Бенкендорфа Николаю I от 12 июля 1827, где о поэте сказано: «…если удастся направить его перо и его речи, в этом будет прямая выгода». Не зная о планах Бенкендорфа, Пушкин готов был, по его выражению, «уславливаться» с правительством. Решившись на своего рода политический компромисс, Пушкин верил не только в реальность предстоящих царских реформ, но и в возможность сохранения независимости своих взглядов. Он написал по предложению Николая I записку «О народном воспитании» (ноябрь 1826), однако она была отвёргнута царём. Вторая попытка воздействовать на Николая выражена в стихотворении «Стансы» («В надежде славы и добра…», 1826), где великая преобразовательная деятельность Петра I ставилась в пример Николаю I. «Стансы», не оправдав надежд поэта, вызвали среди различных кругов русского общества разговоры о «лести» Пушкина царю, об отходе поэта от его идеалов. Иллюзии Пушкина, его вера в возможность реформ сверху то рушились в столкновении с действительностью, то вновь возникали (например, в начале 30-х годов).

Пытаясь повлиять на судьбы политического развития России в рамках легальности, Пушкин не переставал ощущать идейную связь с декабристами. Стихотворение «В Сибирь» (1827), пересланное на каторгу декабристам, и ответное послание А. И. Одоевского распространились во многих копиях. Своё отношение к декабризму Пушкин выражал и в форме иносказаний и намёков (стихотворение «Арион», 1827). В лирике последекабристкого периода отразилось ощущение социального одиночества поэта в атмосфере преследований и всеохватывающего контроля. Размышления Пушкина о путях человеческой жизни, о борьбе или смирении перед «роком» («Три ключа», «Предчувствие» , «Дар напрасный, дар случайный…»), отражая личные переживания поэта, вызваны также общей атмосферой последекабрьской России. Однако они разрешаются Пушкиным в духе исторического оптимизма в связи с его идеей преемственности поколений («Брожу ли я вдоль улиц шумных», «Безумных лет угасшее веселье»). В 1826 Николай I запретил печатание «Бориса Годунова», предложив поэту переделать трагедию в «исторический роман наподобие Вальтер Скотта». В 1827-28 против Пушкина возбуждаются политические преследования в связи со стихотворением «Андрей Шенье» и поэмой «Гавриилиада», закончившиеся установлением над ним постоянного секретного политического надзора. Ему отказывают в поездке на Кавказ, в действующую армию, ввиду того что там были некоторые из декабристов - его близкие знакомые. В 1829 Пушкин, вопреки запрету, сопровождает русскую армию в Арзрум. Репутация политической «неблагонадёжности» препятствует осуществлению его планов. В эти годы реакционная критика усиливает свои нападки на поэта. Отвечая на них, Пушкин написал в 1827-30 стихи, в которых отстаивал идею свободы искусства от вкусов и требований «толпы» («Поэт и толпа», «Поэт», «Поэту» и др.). В феврале 1831 Пушкин женился на Наталии Николаевне Гончаровой.

Ко 2-й половине 20-х и к 30-м годам относится расцвет пушкинского реализма - в поэмах («Граф Нулин», «Полтава», «Домик в Коломне», «Медный всадник»), в драмах («маленькие трагедии», замысел «Сцен из рыцарских времён»), в прозе (неоконченный «Арап Петра Великого», «Повести Белкина», «Капитанская дочка», «Пиковая дама» и др.). Лирика Пушкина также достигает в эти годы высочайшей степени художественного реализма. Значительно расширяется тематический круг его поэзии, усиливается интерес к фольклору. «Полтава» (1828) представляет собой новый тип поэмы, отличной от поэм романтического периода. Характеры героев обусловлены событиями значительной эпохи русской истории и, вместе с тем, сохраняют индивидуальное своеобразие; политические и этические конфликты развёртываются в единстве. Мазепа и Пётр олицетворяют противоположные типы поведения. Мазепа осуждён историей и забыт, в то время как «герой Полтавы» воздвиг «огромный памятник себе». Образ Мазепы складывается в поэме из его личных переживаний, двигающих им мелких расчётов; Пётр изображён как символ могущества России, воплощение поступательного движения истории.

Во 2-й половине 20-х годов Пушкин продолжал работу над «Евгением Онегиным». Первое полное издание романа вышло в 1833. Работая над «Борисом Годуновым», Пушкин, по его признанию, стремился реформировать русскую драму, создание же «Евгения Онегина» имело громадное значение для судеб русской литературы во всех жанрах. Самый тип «романа в стихах» почти не нашёл продолжателей, но утверждённые в нём принципы нового реалистического метода, новой эстетики оплодотворили дальнейшее литературное развитие. Логическая ясность и стройность романа были достигнуты весьма сложными средствами. Пушкин нашёл такие пути полифонического повествования, которые открывали возможности широчайшего охвата действительности, постановки жизненно важных проблем и полного слияния эпической и лирической линий. Композиция романа основана на взаимодействии трёх идейно-эмоциональных контекстов: контекста, в котором происходит самораскрытие основных героев; контекста авторского анализа и оценок поведения и внутреннего мира героев; контекста читательского «соучастия» (эта особенность романа была отмечена в 1830 в «Литературной газете», где сказано, что Пушкин «не только вводит нас в круг изображаемых им предметов…, но велит участвовать в действии самом, как будто бы оно касалось до нас собственно». Эти контексты даны в тонких связях и переходах. Изобретённая Пушкиным онегинская строфа позволяла выделять мотивы, связанные с любым из этих контекстов, в самостоятоятельные миниатюры. Картина русской жизни - столичной, усадебной, деревенской - дана в предельно концентрированных образных деталях и локальных приметах, благодаря чему оказывалась «в каждом слове бездна пространства» (Гоголь). В романе обнажён раскол «старого» и «нового», поставлены острые вопросы современности, характеры типичных для этого времени героев обрисованы в их обусловленности всем укладом - социальным и бытовым, всей совокупностью взглядов, традиций, привычек и их начавшейся ломки.

В образе Онегина раскрыта двойственность мироощущения человека высокой интеллектуальной культуры. Враждебно относящийся к «свету», Онегин в то же время носит в себе характерные черты среды: его индивидуализм обусловлен теми же общественными условиями, которым он внутренне чужд. Тонко воплощены в его характере и черты скептицизма, принявшего в данных условиях форму «хандры», «равнодушия к жизни». Для Онегина, гордого в своём «равнодушии», не было «цели». Чутьём гениального художника Пушкин уловил опасность «равнодушия», о котором с горечью писал позднее в письме к Чаадаеву в 1836. Ни скептически-холодное мироощущение Онегина, ни пылкий романтический идеализм Ленского не могут указать выхода из мира лжи, лицемерия, пустоты. Идеал романа воплощён в характере Татьяны, одном из самых пленительных женских образов в русской литературе. Всё развитие сюжетной канвы романа подводит к пониманию чисто народных особенностей характера Татьяны - её душевного богатства, нравственной чистоты, стоицизма, которые утверждались поэтом в качестве этической нормы.

Неясными остаются замысел и функция 10-й главы «Евгения Онегина»; дошедшие до нас отрывки дают основание предполагать, что она содержала широкую панораму политической жизни России со времени войны 1812 и до восстания декабристов включительно. Опасаясь преследований, Пушкин осенью 1830 сжёг написанные части главы (возможно, что она была написана целиком). Сохранились лишь расшифрованные исследователями в начале 20 века фрагменты. В «Евгении Онегине» отразилась эволюция поэта. Содержание его творчества непрерывно расширялось. Проблемы исторического прогресса, реалистическое изображение разнообразных социальных и психологических типов, размышления о судьбе народной всё более поглощают Пушкина.

Осень 1830, проведённая Пушкиным в Болдине, была необычайно плодотворна. Там была написана поэма «Домик в Коломне», имевшая значение своеобразной творческой декларации. Нарочито упрощённый сюжет поэмы, изображение в ней тех самых «ничтожных предметов», за которые бранили поэта Н. И. Надеждин и Ф. В. Булгарин, - всё это явилось вызовом консервативной критике. Демонстративный характер носили последние строфы поэмы, представляющие собой как бы диалог между поэтом и критиком, тщетно ожидавшим от поэта «нравоученья». В Болдинскую осень написаны и «Повести Белкина», в которых Пушкин выступил родоначальником русской реалистической новеллы. Пушкин объединил повести общим заголовком, но каждая из них своеобразна по построению и замыслу. В «Метели» и «Барышне-крестьянке» реалистические принципы утверждаются путём пародирования мотивов салонной сентиментально-романтической литературы. «Выстрел», «Гробовщик» и «Станционный смотритель» содержат в себе черты критического реализма, формирующегося в русской прозе. Тема социального неравенства с наибольшей остротой развёрнута в «Станционном смотрителе». Сочувственно изображая «маленького человека», Пушкин показывает, как сильно в нём чувство человеческого достоинства. «Повестями Белкина» начат великий путь русской реалистической прозы, были утверждены критерии, о которых Пушкин ранее писал: «Точность и краткость - вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей…». Эти критерии проявились в лаконизме повестей, точности характеристик, очищенных от дидактики и иллюстративности, а также от искусственной романтический аффектации. Гуманизму «Повестей Белкина» близки многие черты творчества Н. В. Гоголя и всей «натуральной школы».

В Болдине закончены также «маленькие трагедии». В немногих сценах Пушкин стремился дать в каждой из пьес образ героя, наделённого противоречивыми страстями, психологическим «разнообразием» черт характера. В «Скупом рыцаре», в отличие от «Скупого» Мольера, дано принципиально иное изображение характера, в котором соединены черты рыцарской гордости и торгашеской жадности, почти поэтическая страсть к золоту и безграничная жестокость. Темой «Моцарта и Сальери» является, по мысли Пушкина, другая страсть - зависть. Кристально чистый, поэтически возвышенный образ гениального Моцарта является резкой противоположностью Сальери. Сама трактовка образа Моцарта подсказывает, что «гений и злодейство - две вещи несовместные».

Третья из «маленьких трагедий» - «Каменный гость» - посвящена одному из наиболее популярных образов мировой литературы - Дон Жуану. Пушкин соединил в этом образе черты рассудительного обманщика-обольстителя и носителя подлинной страсти, человека, готового не раздумывая жертвовать жизнью во имя любви. Особое место среди «маленьких трагедий» занимает «Пир во время чумы» - источником которой послужила сцена из поэмы Дж. Вильсона «Город чумы», куда включена написанная Пушкиным «Песня председателя», прославляющая мужественное бесстрашие перед лицом грозной опасности. Все эти «опыты драматических изучений» были, по-видимому, этапом на пути к созданию трагедий самого широкого историко-философского плана (список их остался в бумагах Пушкина).

Обстоятельства заставили Пушкина летом 1831 вновь поступить на государственную службу в иностранную коллегию с правом заниматься в государстве архиве в связи с намерением написать историю Петра Великого. Обращение к архивам связано с обострением интереса Пушкина к русской истории как ключу для постижения современного и будущего состояния России. На мировоззрение Пушкина 30-х годов повлияли исторические события - французская революция 1830, польское восстание 1831, «холерные» и солдатские бунты. К этому времени относятся его критические размышления над сущностью политического строя, «новейшего просвещения», стран Запада. Он был убеждён в том, что феодализм являлся отжившей системой, но в то же время понимал, что политический строй государств Европы и Америки не олицетворял собой действительной свободы народа. Признавая прогрессивность новых форм общественного устройства, он не мог без сожаления наблюдать упадок «просвещённого дворянства», в котором видел оплот против «выскочек», составлявших основу царской бюрократии.

Пушкинская философия истории нашла полное воплощение в поэме «Медный всадник» (1833). Её проблематика многообразна: созидательное и «тираническое» начала в деле Петра, трагическое противоречие государственности и личности, неизбежность жертв в процессе поступательного движения истории. Пётр - «мощный властелин судьбы», исторический деятель, волей и трудом которого выполнена государственная задача огромной важности. Вместе с тем в поэме сочувственно изображён «безумец бедный» Евгений, осмелившийся грозить тому, кто поднял Россию на дыбы «уздой железной». Но это сочувствие сочетается с правдивой обрисовкой ограниченности жизненных целей Евгения (мечты о «смиренном приюте», «местечке»). Евгений становится истинно прекрасным, даже героическим лишь в минуты бунта против «державного кумира», когда у «безумца» «прояснились … страшно мысли». В 1833 рукопись поэмы была представлена Николаю I и возвратилась с его многочисленными пометами (особенно неприемлемой оказалась сцена, где Евгений угрожает «кумиру»). Пушкин не согласился с замечаниями царя, и поэма увидела свет лишь посмертно, да и то с исправлениями Жуковского.

Наступление в России новой, капиталистической эры - «железного века» Пушкин чутко отразил в повести «Пиковая дама» (1833). Герой этой эпохи, впервые выведенный в русской литературе, отравлен маниакальной жаждой обогащения. Герман, по слову Ф. М. Достоевского, «колоссальное лицо, необычайный… тип из петербургского периода». У безродного Германа «профиль Наполеона, а душа Мефистофеля». Сплав непоколебимой воли, энергии, циничного пренебрежения всем человеческим во имя поставленной цели определяет характер героя, обусловливает напряжённую динамику и острый психологизм сюжетных ситуаций повести.

Особый цикл составляют произведения 30-х годов, связанные с проблематикой крепостной России и судьбами крестьянства. В неоконченной «Истории села Горюхина» (1830) картины разорённой крепостной деревни по остроте обличения предвосхищают творчество Н. А. Некрасова и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Рост крестьянских волнений (холерные бунты 1830, восстания в военных поселениях Новгородской губернии) усиливает интерес Пушкина к теме народного бунта. Он изучает исторические источники, архивные документы, связанные с пугачёвщиной. В августе 1833 он отправляется в места, где действовал Пугачёв, записывает рассказы и песни о нём. В «Истории Пугачёва» (1833) с исключительной проницательностью охарактеризованы социальные корни движения. Тема крестьянских волнений нашла отражение также в повестях «Дубровский» (1832-33) и «Капитанская дочка» (1833-36). В «Дубровском» эта тема - косвенная, поскольку сюжетной основой является конфликт между представителем «новой знати» Троекуровым и выходцем из старинного обедневшего рода Владимиром Дубровским, который движим местью за отца. Черты историзма составляют лишь документальную основу повести, которая давала возможность скорее для развёртывания авантюрного сюжета, чем для широкого полотна. Повесть осталась незаконченной, т. к. Пушкина увлекла работа над «Капитанской дочкой», непосредственно связанной с событиями пугачёвского восстания. Здесь нашла претворение в прозе открытая ещё в «Евгении Онегине» художественная система с её различными, но взаимосвязанными идейно-эмоциональными контекстами изображения. Эта система позволила совместить повествование от лица Гринёва с воссозданием широкой панорамы времени и авторскими идейно-эстетическими оценками событий и персонажей. Не будучи сторонником крестьянской революции, Пушкин обрисовал её вождя Пугачёва с явной симпатией, даже с восхищением, как самобытную, могучую поэтическую натуру. Пушкин безоговорочно осуждал систему рабства, жестокость помещиков, вызвавшие пугачевщину. С интересом Пушкина к этой проблеме связано и его пристальное внимание к деятельности А. Н. Радищева. В неоконченном «Путешествии из Москвы в Петербург» (1833-35) и в статье «Александр Радищев» выражение открытой симпатии к нему совмещается с резкой полемикой, а также с «благонамеренными» сентенциями, рассчитанными на усыпление бдительности цензуры.

Во время путешествия в края, связанные с пугачёвщиной, Пушкин записывал «простонародные» сказки и песни, которые затем использовал в своих произведениях (песни в «Капитанской дочке», фольклорные мотивы в «Русалке» и т. д.). В 30-е годы написаны сказки («Сказка о попе и о работнике его Балде», 1830, «Сказка о царе Салтане», 1831, «Сказка о золотом петушке», 1834, и др.), в которых Пушкин проник в дух народного творчества и использовал его жанры.

В 1831-36 Пушкин продолжает писать и в малых стихотворных жанрах, хотя они стали занимать в его творчестве небольшое место: его внимание отдано преимущественно прозе - художественной, исторической, публицистической. Но и в 30-х годах он создаёт стихотворные произведения высокой идейной и художественной значимости: трилогия «Перед гробницею святой», «Клеветникам России», «Бородинская годовщина» (1831); стихи, раскрывающие тайники творческого сознания («Бесы», «Стихи, сочинённые ночью во время бессонницы», «Осень»); медитативные стихотворения, в которых темы поэзии, природы, жизни и смерти приобретают философскую трактовку («Чем чаще празднует Лицей…», «Вновь я посетил …», «Когда за городом, задумчив, я брожу…»). Скорбные размышления и тяжёлые предчувствия преодолеваются в лирике осмыслением непрерывности исторического развития, величия человеческого разума, бессмертия в потомстве дела поэта («Я памятник себе воздвиг…»). Существенными изменениями отмечены художественные особенности поэзии Пушкина этого времени. Стихотворный язык достигает полной естественности разговорной речи, сохраняя вместе с тем богатство семантических оттенков, музыкальность и интонационную гибкость. Переводы и подражания греческим и римским авторам вызывают разработку античных размеров, усиливается и внимание к обработке народно-песенных сюжетов («Песни западных славян» ).

В 30-е годы обостряется борьба Пушкина с враждебными литературными течениями. Обличение булгаринской клики, утверждение реализма и народности ведётся на страницах «Литературной газеты», издаваемой друзьями Пушкина в 1830-31 при горячей его поддержке. Пушкин настойчиво добивался разрешения на издание своего журнала, однако получил его лишь в начале 1836. В апреле 1836 вышел первый номер «Современника». Статьи и заметки Пушкина, помещённые в «Литературной газете» и «Современнике», являются образцами критической публицистической прозы, сыгравшими свою роль в развитии русской критики.

В последний период жизни, когда гений Пушкина достиг полного развития, его положение становилось всё более невыносимым. В декабре 1833 Николай I «пожаловал» ему звание камер-юнкера. Поэт, ненавидевший царский двор, вынужден был посещать придворные балы, соблюдать правила этикета. Попытка добиться отставки не увенчалась успехом. Ситуация усугублялась возраставшей материальной нуждой. Он был вынужден испросить у правительства вперёд, в счёт жалованья 30 тысяч рублей. Надежды вырваться из ненавистного окружения больше не оставалось. Конфликт между поэтом и «высшим обществом» нашёл завершение в дуэли Пушкина с поручиком лейб-гвардии кавалергардского полка Ж. Дантесом, французом, эмигрировавшим в Россию после июльской революции 1830. Дуэль была инспирирована придворными кругами путём интриг и оскорблявших Пушкина и его жену пасквилей. На дуэли, состоявшейся 27 января 1837, Пушкин был смертельно ранен и, проведя в мучениях почти двое суток, скончался 29 января (10 февраля) в 2 часа 45 мин. пополудни. Гнев и печаль в связи с убийством Пушкина нашли высшее выражение в стихах М. Ю. Лермонтова «Смерть поэта» (1837).

В историю русской культуры Пушкин вошёл как создатель русского литературного языка и родоначальник новой русской литературы. Историческая необходимость реформы литературного языка осознавалась Пушкиным как национальная задача первостепенной важности. Основой создания литературного языка он считал разговорный язык простого народа. Пушкин писал, что письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре. Однако он предостерегал от одностороннего понимания этого процесса: писать единственно языком разговорным, значит не знать языка. Величие Пушкина ещё при жизни поэта в 1835 оценил Н. В. Гоголь: «Пушкин есть явление чрезвычайное… это русский человек в его развитии, в каком он может быть явится через двести лет». На каждом новом историческом этапе подтверждаются слова, сказанные И. А. Гончаровым: «…Пушкин - отец, родоначальник русского искусства, как Ломоносов - отец науки в России. В Пушкине кроются все семена и зачатки, из которых развились потом все роды и виды искусства во всех наших художниках…». Пушкин основал школу русского самобытного искусства, которую затем развивали, пролагая новые пути, Н. В. Гоголь и М. Ю. Лермонтов, Н. А. Некрасов и М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой, А. П. Чехов и М. Горький… Пушкинская широта в познании и изображении действительности, идейно-философская глубина, историзм и вместе с тем острое чувство современности, живой интерес к народным движениям, проникновенное внимание к «простым людям» - всё это оказало могучее воздействие на писателей и художников разных поколений. Переводя сюжеты и мотивы Пушкина на язык музыки, создавали свои произведения М. И. Глинка, П. И. Чайковский, А. С. Даргомыжский, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков, А. К. Глазунов, С. В. Рахманинов, С. С. Прокофьев, Р. М. Глиэр, Б. В. Асафьев, Д. Д. Шостакович. С именем Пушкина связали своё творчество художники О. А. Кипренский, В. А. Тропинин, К. П. Брюллов, И. Е. Репин, В. А. Серов, М. В. Нестеров, В. Г. Перов, В. И. Суриков, А. Н. Бенуа, В. А. Фаворский. Пушкинская драматургия способствовала совершенствованию реалистического мастерства актёров и развитию сценического искусства.

История общественно-литературной борьбы, связанной с именем Пушкина, критическая интерпретация и исследование его творчества, охватывающие почти 150 лет, породили целую отрасль литературной науки - пушкиноведение (анализ этапов изучения Пушкина дан в коллективной монографии «Пушкин. Итоги и проблемы изучения», 1966). Советские текстологи-пушкиноведы освободили тексты Пушкина от цензурных и редакторских искажений, ввели в научный оборот многие неизвестные ранее тексты. Эта работа получила выражение в 17-томном академическом издании сочинений Пушкина и в многочисленных позднейших изданиях. В Институте русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, где хранятся рукописи поэта, работает коллектив пушкинистов, издаётся серийное издание «Пушкин. Исследования и материалы», регулярно проводятся Всесоюзные пушкинские конференции. Координирующим центром является Пушкинская комиссия при Отделении литературы и языка АН СССР, издающая свой «Временник». Популяризации пушкинского наследия способствуют Всесоюзный Пушкинский музей в Ленинграде, Музей А. С. Пушкина в Москве, пушкинские музеи в Михайловском, Болдине, Кишинёве и др.

Соч.: Соч., т. 1-7, СПБ, 1855-57; [Собр. соч.], Под ред. С. А. Венгерова, т. 1-6, СПБ, 1907-15; Полн. собр. соч., под ред. Ю. Г. Оксмана и М. А. Цявловского, т. 1-9, М., 1935-38; Полн. собр. соч., т. 1-16, М. - Л., 1937-49, т. 17 - Справочный, М., 1959; Полн. собр. соч., т. 1-10, 2 изд., М., 1956-58; Письма, под ред. Б. Л. Модзалевского, т. 1-2, М. - Л., 1926-28, т. 3, под ред. Л. Б. Модзалевского, 1935; Дневник, 1833-1835, под ред. Б. Л. Модзалевского и со ст. П. Е. Щеголева, М. - П., 1923; Рукою Пушкина. Несобр. и неопубл. тексты. Подгот. к печати М. А. Цявловский, Л. Б. Модзалевский, Т. Г. Зенгер, М. - Л., 1935; Пушкин-критик, вступ. ст. Н. В. Богословского, 2 изд., М., 1950.

Лит.: Белинский В. Г., Сочинения Александра Пушкина, Полн. собр. соч., т. 7, М., 1955; Чернышевский Н. Г., Соч. Пушкина, Полн. собр. соч., т. 2, М., 1949; Добролюбов Н. А., А. С. Пушкин, Собр. соч., т. 1, М. - Л., 1961; его же, Соч. Пушкина, там же, т. 2, М. - Л., 1962; Плеханов Г. В., Лит. взгляды В. Г. Белинского, в его кн.: Искусство и литература, М., 1948; Луначарский А. В., А. С. Пушкин, Собр. соч., т. 1, М., 1963; Горький М., О Пушкине, М. - Л., 1937; Анненков П. В., А. С. Пушкин. Материалы для его биографии и оценки произведений, 2 изд., СПБ, 1873; его же, А. С. Пушкин в Александровскую эпоху, 1799-1826, СПБ, 1874; Майков Л. Н., Пушкин…, СПБ, 1899; Зелинский В. А., Рус. критич. лит-ра о произв. А. С. Пушкина, ч. 1-7, 2 изд., М., 1897-1905; Лернер Н. О., Рассказы о Пушкине, Л., 1929; Тынянов Ю. Н., Пушкин и его современники, М., 1969; Жирмунский В. М., Байрон и Пушкин, Л., 1924; Брюсов В., Мой Пушкин, М. - Л., 1929; Щеголев П. Е., Пушкин. Исследования и материалы, т. 1-2, 3 изд., М. - Л., 1928-31; Вересаев В. В., Пушкин в жизни, т. 1-2, 6 изд., М., 1936-37; Гроссман Л. П., Пушкин, 2 изд., М., 1958; Модзалевский Б. Л., Пушкин, Л., 1929; Бонди С., Новые страницы Пушкина, М., 1931; Эфрос А., Рисунки поэта, М., 1933; Бродский Н. Л., А. С. Пушкин. Биография, М., 1937; Виноградов В. В., Язык Пушкина, М. - Л., 1935; его же, Стиль Пушкина, М., 1941; Нусинов И. М., Пушкин и мировая лит-ра, М., 1941; Благой Д. Д., Творч. путь Пушкина (1813-1826), М. - Л., 1950; его же, Творч. путь Пушкина (1826-1830), М., 1967; Мейлах Б. С., Пушкин и рус. романтизм. М. - Л., 1937; его же, Пушкин и его эпоха, М., 1958; его же, Худож. мышление Пушкина как творч. процесс, М. - Л., 1962; Гуковский Г. А., Пушкин и рус. романтики, М., 1965; его же, Пушкин и проблемы реалистич. стиля, М., 1957; Томашевский Б. В., Пушкин, кн. 1 (1813-1824), М. - Л., 1956; его же, Пушкин, кн. 2 - Материалы к монографии (1824-1837), М. - Л., 1961; его же, Пушкин и Франция, Л., 1960; Оксман Ю. Г., От «Капитанской дочки» к «Запискам охотника», Саратов, 1959; Городецкий Б. П., Драматургия Пушкина, М. - Л., 1953; его же, Лирика Пушкина, М. - Л., 1962; Петров С. М., Историч. роман А. С. Пушкина, М., 1953; Степанов Н. Л., Лирика Пушкина, М., 1959; его же, Проза Пушкина, М., 1962; Ерёмин М. П., Пушкин-публицист, М., 1963; Фейнберг И., Незавершённые работы Пушкина, 4 изд., М., 1964; Цявловский М. А., Статьи о Пушкине, М., 1962; Цветаева М. И., Мой Пушкин, М., 1967; Эйгес И., Музыка в жизни и творчестве Пушкина, М., 1937; Глумов А., Муз. мир Пушкина, М. - Л., 1950; Дурылин С. Н., Пушкин на сцене, М., 1951; Рус. писатели XIX в. о Пушкине. Предисл. А. С. Долинина, Л., 1938; Пушкин в мировой лит-ре. Сб. статей, Л., 1926; Пушкинский сб. памяти проф. С. А. Венгерова, М. - П., 1922; Лит. наследство, т. 16-18, 58, М., 1934-52; Пушкин, Временник Пушкинской комиссии, т. 1-6, М. - Л., 1936-41; Пушкин - родоначальник новой рус. лит-ры. Сб. под ред. Д. Д. Благого, В. Я. Кирпотина, М. - Л., 1941; А. С. Пушкин в рус. критике. Сб. статей. Вступ. ст. и прим. В. Дорофеева и Г. Черемина, 2 изд., М., 1953; Пушкин. Исследования и материалы. Труды первой и второй Всесоюзных Пушкинских конференций, М. - Л., 1952; то же, Труды третьей Всесоюзной Пушкинской конференции, М. - Л., 1953; Пушкин и его современники. Материалы и исследования, в. 1-39, СПБ, 1903-30; Пушкин в воспоминаниях и рассказах современников, под ред. С. Я. Гессена, Л., 1936; Пушкин в воспоминаниях современников. Ред. А. Л. Дымшица и Д. И. Золотницкого, [М.], 1950; А. С. Пушкин, 1799-1949. Материалы юбилейных торжеств, М. - Л., 1951; Пушкин. Исследования и материалы, т. 1-6, М. - Л., 1956-69; Временник Пушкинской комиссии, в. 1-6, М. - Л., 1963-69; Пушкин. Итоги и проблемы изучения, под ред. Б. П. Городецкого, Н. В. Измайлова, Б. С. Мейлаха, М. - Л., 1966. Цявловский М. А., Летопись жизни и творчества А. С. Пушкина, т. 1, М., 1951; Словарь языка Пушкина, т. 1-4, М., 1956-61; Межов В. И., Puschkiniana. Библиографич. указатель статей о жизни А. С. Пушкина, СПБ, 1886; Фомин А. Г., Puschkiniana, 1900-1910, Л., 1929; его же, Puschkiniana, 1911-1917, М. - Л., 1937; Синявский Н., Цявловский М., Пушкин в печати 1814-1837, 2 изд., М., 1938; Богаевская К. П., Пушкин в печати за сто лет (1837-1937), М., 1938; Берков П. Н. и Лавров В. М., Библиография произв. А. С. Пушкина и лит-ры о нём, 1886-1899, М. - Л., 1949; Добровольский Л. М. и Мордовченко Н. И., Библиография произв. А. С. Пушкина и лит-ры о нём, 1918-1936, ч. 1, М. - Л., 1952; Библиография произв. А. С. Пушкина и лит-ры о нём, 1937-1948, [Сост. В. В. Зайцева, Я. Л. Левкович и др.], М. - Л., 1963; Библиография произв. А. С. Пушкина и лит-ры о нём, 1949, Юбилейный год, [сост. С. Л. Баракан и др.], М. - Л., 1951; то же, 1950, М. - Л., 1952; то же, 1951, М. - Л., 1954; то же, 1952-1953, М. - Л., 1955; то же, 1954-1957, М. - Л., 1960; Пиксанов Н. К., Пушкинская студия, П., 1922; Мейлах Б. С., Горницкая Н. С., А. С. Пушкин. Семинарий, Л., 1959; Добровольский Л. М. и Лавров В. М., Библиография Пушкинской библиографии, 1846-1950, М. - Л., 1951.

Б. С. Мейлах