Главное меню

Александр Блок, цикл «Ante Lucem»

Александр Блок. 1907 г. Фото Д. Здобнова. Alexander Blok

Биография и стихотворения А. Блока

Поэмы:

«Возмездие»

«Двенадцать»

«Соловьиный сад»

Другие циклы:

«Страшный мир»

«Родина»

«Ямбы»

«Кармен»

«Возмездие»

«Итальянские стихи»

«Город»

«Снежная маска»

«Стихи о Прекрасной Даме»

«Ante Lucem» (1898 - 1904)

Ante Lucem

***

Пусть светит месяц - ночь темна. 
Пусть жизнь приносит людям счастье, - 
В моей душе любви весна 
Не сменит бурного ненастья. 
Ночь распростёрлась надо мной 
И отвечает мёртвым взглядом 
На тусклый взор души больной, 
Облитой острым, сладким ядом. 
И тщетно, страсти затая, 
В холодной мгле передрассветной 
Среди толпы блуждаю я 
С одной лишь думою заветной: 

Пусть светит месяц - ночь темна. 
Пусть жизнь приносит людям счастье, - 
В моей душе любви весна 
Не сменит бурного ненастья. 

Январь 1898. С.-Петербург


***

Н. Гуну 
Ты много жил, я больше пел… 
Ты испытал и жизнь и горе, 
Ко мне незримый дух слетел, 
Открывший полных звуков море… 

Твоя душа уже в цепях; 
Её коснулись вихрь и бури, 
Моя - вольна: так тонкий прах 
По ветру носится в лазури. 

Мой друг, я чувствую давно, 
Что скоро жизнь меня коснётся… 
Но сердце в землю снесено 
И никогда не встрепенётся! 

Когда устанем на пути, 
И нас покроет смрад туманный, 
Ты отдохнуть ко мне приди, 
А я - к тебе, мой друг желанный! 

Весна 1898


***

Муза в уборе весны постучалась к поэту,
Сумраком ночи покрыта,
                       шептала неясные речи;
Благоухали цветов лепестки,
                            занесённые ветром
К ложу земного царя и посланницы неба;
С первой денницей взлетев,
                           положила она, отлетая,
Жёлтую розу на тёмных кудрях человека:
Пусть разрушается тело -
                         душа пролетит над пустыней.
Будешь навеки печален и юн,
                            обручённый с богиней.

Май 1898


***

Я ношусь во мраке, в ледяной пустыне.
Где-то месяц светит? Где-то светит солнце?
Вон вдали блеснула ясная зарница,
Вспыхнула - погасла, не видать во мраке,
Только сердце чует дальний отголосок
Грянувшего грома, лишь в глазах мелькает
Дальний свет угасший,
                      вспыхнувший мгновенно,
Как в ночном тумане вспыхивают звёзды…
И опять - во мраке, в ледяной пустыне…
Где-то светит месяц? Где-то солнце светит?
Только месяц выйдет - выйдет, не обманет,
Только солнце встанет -
                        сердце солнце встретит!..

Июль 1898


***

Полный месяц встал над лугом 
Неизменным дивным кругом, 
Светит и молчит. 
Бледный, бледный луг цветущий, 
Мрак ночной, по нём ползущий, 
Отдыхает, спит. 
Жутко выйти на дорогу: 
Непонятная тревога 
Под луной царит. 
Хоть и знаешь - утром рано 
Солнце выйдет из тумана, 
Поле озарит, 
И тогда пройдёшь тропинкой, 
Где под каждою былинкой 
Жизнь кипит. 

21 июля 1898, с. Шахматово


Моей матери

Друг, посмотри, как в равнине небесной 
Дымные тучки плывут под луной, 
Видишь, прорезал эфир бестелесный 
Свет её бледный, бездушный, пустой? 

Полно смотреть в это звёздное море, 
Полно стремиться к холодной луне! 
Мало ли счастья в житейском просторе? 
Мало ли жару в сердечном огне? 

Месяц холодный тебе не ответит, 
Звёзд отдалённых достигнуть нет сил… 
Холод могильный везде тебя встретит 
В дальней стране безотрадных светил… 

Июль 1898


***

Она молода и прекрасна была 
И чистой мадонной осталась, 
Как зеркало речки спокойной, светла. 
Как сердце моё разрывалось!.. 

Она беззаботна, как синяя даль, 
Как лебедь уснувший, казалась; 
Кто знает, быть может, была и печаль… 
Как сердце моё разрывалось!.. 

Когда же мне пела она про любовь, 
То песня в душе отзывалась, 
Но страсти не ведала пылкая кровь… 
Как сердце моё разрывалось!.. 

27 июля 1898


***

Тоску и грусть, страданья, самый ад 
Всё в красоту она преобразила. 
«Гамлет» 
Я шёл во тьме к заботам и веселью, 
Вверху сверкал незримый мир духов. 
За думой вслед лилися трель за трелью 
Напевы звонкие пернатых соловьёв. 

И вдруг звезда полночная упала, 
И ум опять ужалила змея… 
Я шёл во тьме, и эхо повторяло 
«Зачем дитя Офелия моя?» 

2 августа 1898


***

Там один и был цветок, 
Ароматный, несравненный 
Жуковский
Я стремлюсь к роскошной воле, 
Мчусь к прекрасной стороне, 
Где в широком чистом поле 
Хорошо, как в чудном сне. 
Там цветут и клевер пышный, 
И невинный василёк, 
Вечно шелест лёгкий слышно: 
Колос клонит… Путь далёк! 
Есть одно лишь в океане, 
Клонит лишь одно траву… 
Ты не видишь там, в тумане, 
Я увидел - и сорву! 

7 августа 1898


***

Как мучительно думать о счастьи былом, 
Невозвратном, но ярком когда-то, 
Что туманная вечность холодным крылом 
Унесла, унесла без возврата. 

Это счастье сулил мне изнеженный Лель, 
Это счастье сулило мне лето. 
О обманчивый голос! Певучая трель! 
Ты поёшь и не просишь ответа! 

Я любил и люблю, не устану любить, 
Я попрежнему стану молиться, 
Ты, прекрасная, можешь поэта забыть 
И своей красотой веселиться! 

А когда твои песни польются вдали 
Беспокойной, обманчивой клятвой, 
Вспомню я, как кричали тогда журавли 
Над осенней темнеющей жатвой. 

23 сентября 1898


***

В ночи, когда уснёт тревога 
И город скроется во мгле, - 
О, сколько музыки у бога, 
Какие звуки на земле! 

Что буря жизни, если розы 
Твои цветут мне и горят! 
Что человеческие слёзы, 
Когда румянится закат! 

Прими, Владычица вселенной, 
Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба - 
Последней страсти кубок пенный 
От недостойного раба! 

Сентябрь (?) 1898


***

Усталый от дневных блужданий 
Уйду порой от суеты 
Воспомнить язвы тех страданий, 
Встревожить прежние мечты… 

Когда б я мог дохнуть ей в душу 
Весенним счастьем в зимний день! 
О нет, зачем, зачем разрушу 
Её младенческую лень? 

Довольно мне нестись душою 
К её небесным высотам, 
Где счастье брежжит нам порою, 
Но предназначено не нам. 

30 октября 1898


***

Жизнь - как море, она всегда исполнена бури.
Зорко смотри, человек: буря бросает корабль.
Если спустится мрачная ночь -
                              управляй им тревожно,
Якорь спасенья ищи -
                     якорь спасенья найдёшь…
Если же ты, человек,
                     не видишь конца этой ночи,
Если без якоря ты в море блуждаешь глухом,
Ну, без мысли тогда бросайся в холодное море!
Пусть потонет корабль - вынесут волны тебя!

30 октября 1898


***

Есть в дикой роще, у оврага, 
Зелёный холм. Там вечно тень. 
Вокруг - ручья живая влага 
Журчаньем нагоняет лень. 
Цветы и травы покрывают 
Зелёный холм, и никогда 
Сюда лучи не проникают, 
Лишь тихо катится вода. 
Любовники, таясь, не станут 
Заглядывать в прохладный мрак. 
Сказать, зачем цветы не вянут, 
Зачем источник не иссяк? - 
Там, там, глубоко, под корнями 
Лежат страдания мои, 
Питая вечными слезами, 
Офелия, цветы твои! 

8 ноября 1898


***

Мне снилось, что ты умерла. 
Гейне
Мне снилась смерть любимого созданья: 
Высоко, весь в цветах, угрюмый гроб стоял, 
Толпа теснилась вкруг, и речи состраданья 
Мне каждый так участливо шептал. 
А я смотрел вокруг без думы, без участья, 
Встречая свысока желавших мне помочь; 
Я чувствовал вверху незыблемое счастье, 
Вокруг себя - безжалостную ночь. 
Я всех благодарил за слово утешенья 
И руки жал, и пела мысль в крови: 
«Блаженный, вечный дух унёс твоё мученье! 
Блажен утративший создание любви!» 

10 ноября 1898


***

Офелия в цветах, в уборе 
Из майских роз и нимф речных 
В кудрях, с безумием во взоре, 
Внимала звукам дум своих. 

Я видел: ива молодая 
Томилась, в озеро клонясь, 
А девушка, венки сплетая, 
Всё пела, плача и смеясь. 

Я видел принца над потоком, 
В его глазах была печаль. 
В оцепенении глубоком 
Он наблюдал речную сталь. 

А мимо тихо проплывало 
Под ветками плакучих ив 
Её девичье покрывало 
В сплетеньи майских роз и нимф. 

30 ноября 1898


Летний вечер

Последние лучи заката 
Лежат на поле сжатой ржи. 
Дремотой розовой объята 
Трава некошеной межи. 

Ни ветерка, ни крика птицы, 
Над рощей - красный диск луны, 
И замирает песня жницы 
Среди вечерней тишины. 

Забудь заботы и печали, 
Умчись без цели на коне 
В туман и в луговые дали, 
Навстречу ночи и луне! 

13 декабря 1898


***

К. М. С.
Луна проснулась. Город шумный 
Гремит вдали и льёт огни, 
Здесь всё так тихо, там безумно, 
Там всё звенит, - а мы одни… 
Но если б пламень этой встречи 
Был пламень вечный и святой, 
Не так лились бы наши речи, 
Не так звучал бы голос твой!. 
Ужель живут ещё страданья, 
И счастье может унести? 
В час равнодушного свиданья 
Мы вспомним грустное прости… 

14 декабря 1898


Мы вспомним грустное прости… - стихи Полонского. (Примечание Блока)

На вечере в честь Л. Толстого

В толпе, родной по вдохновенью, 
В тумане, наполнявшем зал, 
Средь блеска славы, средь волненья 
Я роковой минуты ждал… 

Но прежним холодом могилы 
Дышали мне Твои уста, 
Как прежде, гибли жизни силы, 
Любовь, надежда и мечта. 

И мне хотелось блеском славы 
Зажечь любовь в Тебе на миг, 
Как этот старец величавый 
Себя кумиром здесь воздвиг!.. 

20 декабря 1898


***

Мне снилась снова ты,
                      в цветах, на шумной сцене,
Безумная, как страсть, спокойная, как сон,
А я, повергнутый, склонял свои колени
И думал: «Счастье там, я снова покорён!»
Но ты, Офелия, смотрела на Гамлета
Без счастья, без любви, богиня красоты,
А розы сыпались на бедного поэта
И с розами лились, лились его мечты…
Ты умерла, вся в розовом сияньи,
С цветами на груди, с цветами на кудрях,
А я стоял в твоём благоуханьи,
С цветами на груди, на голове, в руках…

23 декабря 1898


Одиночество

Река несла по ветру льдины, 
Была весна, и ветер выл. 
Из отпылавшего камина 
Неясный мрак вечерний плыл. 
И он сидел перед камином, 
Он отгорел и отстрадал 
И взглядом, некогда орлиным, 
Остывший пепел наблюдал. 
В вечернем сумраке всплывали 
Пред ним виденья прошлых дней 
Будя старинные печали 
Игрой бесплотною теней. 
Один, один, забытый миром 
Безвластный, но ещё живой, 
Из сумрака былым кумирам 
Кивал усталой головой. 
Друзей бывалых вереница, 
Врагов жестокие черты, 
Любивших и любимых лица 
Плывут из серой темноты. 
Все бросили, забыли всюду. 
Не надо мучиться и ждать, 
Осталось только пепла груду 
Потухшим взглядом наблюдать… 
Куда неслись его мечтанья? 
Пред чем склонялся бедный ум? 
Он вспоминал свои метанья, 
Будил тревоги прежних дум… 
И было сладко быть усталым, 
Отрадно так, как никогда, 
Что сердце больше не желало 
Ни потрясений, ни труда, 
Ни лести, ни любви, ни славы, 
Ни просветлений, ни утрат… 
Воспоминанья величаво, 
Как тучи, обняли закат, 
Нагромоздили груду башен, 
Воздвигли стены, города, 
Где небосклон был жёлт и страшен, 
И грозен в юные года… 
Из отпылавшего камина 
Неясный сумрак плыл и плыл, 
Река несла по ветру льдины, 
Была весна, и ветер выл. 

25 января 1899


***

Окрай небес - звезда омега, 
Весь в искрах, Сириус цветной. 
Над головой - немая Вега 
Из царства сумрака и снега 
Оледенела над землёй. 

Так ты, холодная богиня, 
Над вечно пламенной душой 
Царишь и властвуешь поныне, 
Как та холодная святыня 
Над вечно пламенной звездой! 

27 января 1899


***

Милый друг! Ты юною душою 
Так чиста! 
Спи пока! Душа моя с тобою, 
Красота! 
Ты проснёшься, будет ночь и вьюга 
Холодна. 
Ты тогда с душой надёжной друга 
Не одна. 
Пусть вокруг зима и ветер воет - 
Я с тобой! 
Друг тебя от зимних бурь укроет 
Всей душой! 

8 февраля 1899


Песня Офелии

Разлучаясь с девой милой, 
Друг, ты клялся мне любить! 
Уезжая в край постылый, 
Клятву данную хранить!.. 

Там, за Данией счастливой, 
Берега твои во мгле… 
Вал сердитый, говорливый 
Моет слёзы на скале… 

Милый воин не вернётся, 
Весь одетый в серебро… 
В гробе тяжко всколыхнётся 
Бант и чёрное перо… 

8 февраля 1899


***

Ночной туман застал меня в дороге. 
Сквозь чащу леса глянул лунный лик. 
Усталый конь копытом бил в тревоге - 
Спокойный днём, он к ночи не привык. 
Угрюмый, неподвижный, полусонный 
Знакомый лес был странен для меня, 
И я в просвет, луной осеребрённый, 
Направил шаг храпящего коня. 
Туман болотный стелется равниной, 
Но церковь серебрится на холме. 
Там - за холмом, за рощей, за долиной - 
Мой дом родной скрывается во тьме. 
Усталый конь быстрее скачет к цели, 
В чужом селе мерцают огоньки. 
По сторонам дороги заалели 
Костры пастушьи, точно маяки. 

10 февраля 1899


***

К добру и злу постыдно равнодушны, 
В начале поприща мы вянем без борьбы. 
Лермонтов
Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет, 
Свергает одного, другого создаёт, 
И для меня, слепого, где-то блещет 
Святой огонь и младости восход! 
К нему стремлюсь болезненной душою, 
Стремлюсь и рвусь, насколько хватит сил. 
Но, видно, я тяжёлою тоскою 
Корабль надежды потопил! 
Затянут в бездну гибели сердечной, 
Я - равнодушный серый нелюдим… 
Толпа кричит - я хладен бесконечно, 
Толпа зовёт - я нем и недвижим. 

23 февраля 1899


Гамаюн, птица вещая
(Картина В. Васнецова)

На гладях бесконечных вод, 
Закатом в пурпур облеченных, 
Она вещает и поёт, 
Не в силах крыл поднять смятенных. 
Вещает иго злых татар, 
Вещает казней ряд кровавых, 
И трус, и голод, и пожар, 
Злодеев силу, гибель правых… 
Предвечным ужасом объят, 
Прекрасный лик горит любовью, 
Но вещей правдою звучат 
Уста, запёкшиеся кровью!.. 

23 февраля 1899


***

Мы были вместе, помню я… 
Ночь волновалась, скрипка пела… 
Ты в эти дни была - моя, 
Ты с каждым часом хорошела… 
Сквозь тихое журчанье струй, 
Сквозь тайну женственной улыбки 
К устам просился поцелуй, 
Просились в сердце звуки скрипки… 

9 марта 1899


***

Я шёл к блаженству. Путь блестел 
Росы вечерней красным светом, 
А в сердце, замирая, пел 
Далёкий голос песнь рассвета. 
Рассвета песнь, когда заря 
Стремилась гаснуть, звёзды рдели, 
И неба вышние моря 
Вечерним пурпуром горели!.. 
Душа горела, голос пел, 
В вечерний час звуча рассветом. 
Я шёл к блаженству. Путь блестел 
Росы вечерней красным светом. 

18 мая 1899


***

Сама судьба мне завещала 
С благоговением святым 
Светить в преддверьи Идеала 
Туманным факелом моим. 
И только вечер - до Благого 
Стремлюсь моим земным умом, 
И полный страха неземного 
Горю Поэзии огнём. 

26 мая 1899


После дождя

Сирени бледные дождём к земле прибиты… 
Замолкла песня соловья; 
Немолчно говор слышится сердитый 
Разлитого ручья… 

Природа ждёт лучей обетованных: 
Цветы поднимут влажный лик, 
И вновь в моих садах благоуханных 
Раздастся птичий крик… 

1 июня 1899


***

Там, за далью бесконечной 
Дышит счастье прошлых дней. 
Отголосок ли сердечный? 
Сочетанье ли теней? 

Это - звёзды светят вечно 
Над землёю без теней. 
В их сияньи бесконечном 
Вижу счастье прошлых дней. 

3 - 8 июня 1899


***

Когда я был ребёнком, - лес ночной 
Внушал мне страх; до боли я боялся 
Ночных равнин, болот, одетых белой мглой, 
Когда мой конь усталый спотыкался. 

Теперь - прошло немного лет с тех пор, 
И жизнь сломила дух; я пережил довольно; 
Когда опять въезжаю в тёмный бор 
Ночной порой, - мне радостно и больно. 

18 июня 1899


Перед грозой

Закат горел в последний раз. 
Светило дня спустилось в тучи, 
И их края в прощальный час 
Горели пламенем могучим. 

А там, в неведомой дали, 
Где небо мрачно и зловеще, 
Немые грозы с вихрем шли, 
Блестя порой зеницей вещей. 

Земля немела и ждала, 
Прошло глухое рокотанье, 
И по деревьям пронесла 
Гроза невольное дрожанье. 

Казалось, мир - добыча гроз, 
Зеницы вскрылись огневые, 
И ветер ночи к нам донёс 
Впервые - слёзы грозовые. 

31 июля 1899


***

Дышит утро в окошко твоё, 
Вдохновенное сердце моё, 
Пролетают забытые сны, 
Воскресают виденья весны, 
И на розовом облаке грёз 
В вышине чью-то душу пронёс 
Молодой, народившийся бог… 
Покидай же тлетворный чертог, 
Улетай в бесконечную высь, 
За крылатым виденьем гонись. 
Утро знает стремленье твоё, 
Вдохновенное сердце моё! 

5 августа 1899


***

К. М. С.
Помнишь ли город тревожный, 
Синюю дымку вдали? 
Этой дорогою ложной 
Молча с тобою мы шли… 
Шли мы - луна поднималась 
Выше из тёмных оград, 
Ложной дорога казалась - 
Я не вернулся назад. 
Наша любовь обманулась, 
Или стезя увлекла - 
Только во мне шевельнулась 
Синяя города мгла… 
Помнишь ли город тревожный. 
Синюю дымку вдали? 
Этой дорогою ложной 
Мы безрассудно пошли… 

23 августа 1899


***

Город спит, окутан мглою, 
Чуть мерцают фонари… 
Там, далёко за Невою, 
Вижу отблески зари. 
В этом дальнем отраженьи, 
В этих отблесках огня 
Притаилось пробужденье 
Дней тоскливых для меня. 

23 августа 1899


***

Вы, бедные, нагие несчастливцы. 
Лир
О, как безумно за окном 
Ревёт, бушует буря злая, 
Несутся тучи, льют дождём, 
И вётер воет, замирая! 
Ужасна ночь! В такую ночь 
Мне жаль людей, лишённых крова, 
И сожаленье гонит прочь - 
В объятья холода сырого!.. 
Бороться с мраком и дождём, 
Страдальцев участь разделяя… 
О, как безумно за окном 
Бушует ветер, изнывая! 

24 августа 1899


***

Не легли ещё тени вечерние, 
А луна уж блестит на воде. 
Всё туманнее, всё суевернее 
На душе и на сердце - везде… 
Суеверье рождает желания, 
И в туманном и чистом везде 
Чует сердце блаженство свидания, 
Бледный месяц блестит на воде… 
Кто-то шепчет, поёт и любуется, 
Я дыханье моё затаил, - 
В этом блеске великое чуется, 
Но великое я пережил… 
И теперь лишь, как тени вечерние 
Начинают ложиться смелей, 
Возникают на миг суевернее 
Вдохновенья обманутых дней… 

5 октября 1899


Servus - reginae

Не призывай. И без призыва 
Приду во храм. 
Склонюсь главою молчаливо 
К твоим ногам. 

И буду слушать приказанья 
И робко ждать. 
Ловить мгновенные свиданья 
И вновь желать. 

Твоих страстей повержен силой, 
Под игом слаб. 
Порой - слуга; порою - милый; 
И вечно - раб. 

14 октября 1899


Servus - reginae - Слуга царице (лат.)

***

О, наконец! Былой тревоге 
Отдаться мыслью и душой! 
Вздыхать у милой на пороге 
И слушать песню за стеной… 
Но в этой песне одинокой, 
Что звонко плачет за стеной, 
Один мучительный, глубокий 
Тоскливый призрак молодой.. 
О, кто ужасному поверит 
И кто услышит стон живой, 
Когда душа вникает, верит, - 
А песня смолкла за стеной!.. 

9 ноября 1899


***

За краткий сон, что нынче снится, 
А завтра - нет, 
Готов и смерти покориться 
Младой поэт. 

Я не таков: пусть буду снами 
Заворожён - 
В мятежный час взмахну крылами 
И сброшу сон. 

Опять - тревога, опять - стремленье, 
Опять готов 
Всей битвы жизни я слушать пенье 
До новых снов! 

25 декабря 1899


Осенняя элегия

1

Медлительной чредой нисходит день осенний, 
Медлительно крутится жёлтый лист, 
И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист - 
Душа не избежит невидимого тленья. 
Так, каждый день старается она, 
И каждый год, как жёлтый лист кружится, 
Всё кажется, и помнится, и мнится 
Что осень прошлых лет была не так грустна. 

2 

Как мимолётна тень осенних ранних дней, 
Как хочется сдержать их раннюю тревогу 
И этот жёлтый лист, упавший на дорогу 
И этот чистый день, исполненный теней, - 
Затем, что тени дня - избытки красоты, 
Затем, что эти дни спокойного волненья 
Несут, дарят последним вдохновеньям 
Избыток отлетающей мечты. 

5 января 1900


***

В те дни, когда душа трепещет 
Избытком жизненных тревог, 
В каких-то дальних сферах блещет 
Мне твой, далёкая, чертог. 

И я стремлюсь душой тревожной 
От бури жизни отдохнуть, 
Но это счастье невозможно, 
К твоим чертогам труден путь. 

Оттуда светит луч холодный, 
Сияет купол золотой, 
Доступный лишь душе свободной, 
Не омрачённой суетой. 

Ты только ослепишь сверканьем 
Отвыкший от видений взгляд, 
И уязвлённая страданьем 
Душа воротится назад 

И будет жить, и будет видеть 
Тебя, сквозящую вдали, 
Чтоб только злее ненавидеть 
Пути постылые земли. 

7 февраля 1900


***

Ярким солнцем, синей далью 
В летний полдень любоваться - 
Непонятною печалью 
Дали солнечной терзаться… 

Кто поймёт, измерит оком, 
Что за этой синей далью? 
Лишь мечтанье о далёком 
С непонятною печалью… 

17 февраля 1900


***

Лениво и тяжко плывут облака 
По синему зною небес. 
Дорога моя тяжела, далека, 
В недвижном томлении лес. 

Мой конь утомился, храпит подо мной, 
Когда-то родимый приют?.. 
А там, далеко, из-за чащи лесной 
Какую-то песню поют. 

И кажется если бы голос молчал, 
Мне было бы трудно дышать, 
И конь бы, храпя, на дороге упал, 
И я бы не мог доскакать! 

Лениво и тяжко плывут облака, 
И лес истомлённый вокруг. 
Дорога моя тяжела, далека, 
Но песня - мой спутник и друг. 

27 февраля 1900


***

Шли мы стезёю лазурною, 
Только расстались давно… 
В ночь непроглядную, бурную 
Вдруг распахнулось окно… 
Ты ли, виденье неясное? 
Сердце остыло едва… 
Чую дыхание страстное, 
Прежние слышу слова. 
Ветер уносит стенания, 
Слёзы мешает с дождём… 
Хочешь обнять на прощание? 
Прошлое вспомнить вдвоём? 
Мимо, виденье лазурное! 
Сердце сжимает тоской 
В ночь непроглядную, бурную 
Ветер, да образ былой! 

28 февраля 1900


***

Ночь тёплая одела острова. 
Взошла луна. Весна вернулась. 
Печаль светла. Душа моя жива. 
И вечная холодная Нева 
У ног сурово колыхнулась. 

Ты, счастие! Ты, радость прежних лет! 
Весна моей мечты далёкой! 
За годом год… Всё резче тёмный след, 
И там, где мне сиял когда-то свет 
Всё гуще мрак… Во мраке - одиноко - 
Иду - иду - душа опять жива, 
Опять весна одела острова. 

11 марта 1900


***

Я шёл во тьме дождливой ночи 
И в старом доме, у окна, 
Узнал задумчивые очи 
Моей тоски. - В слезах, одна 
Она смотрела в даль сырую. 
Я любовался без конца, 
Как будто молодость былую 
Узнал в чертах её лица. 
Она взглянула. Сердце сжаяо.. 
Огонь погас - и рассвело. 
Сырое утро застучалось 
В её забытое стекло. 

15 марта 1900


***

Сегодня в ночь одной тропою 
Тенями грустными прошли 
Определённые судьбою 
Для разных полюсов земли. 

И разошлись в часы рассвета, 
И каждый молча сохранял 
Другому чуждого завета 
От века розный идеал… 

В тенях сплетённые случайно 
С листами чуждые листы - 
Все за лучом стремятся тайно 
Принять привычные черты. 

19 марта 1900


***

В ночи, исполненной грозою, 
В средине тучи громовой, 
Исполнен мрачной красотою, 
Витает образ грозовой. 

То - ослеплённая зарницей, 
Внемля раскатам громовым, 
Юнона правит колесницей 
Перед Юпитером самим. 

20 марта 1900


***

Поэт в изгнаньи и в сомненьи 
На перепутьи двух дорог. 
Ночные гаснут впечатленья, 
Восход и бледен и далёк. 

Всё нет в прошедшем указанья, 
Чего желать, куда идти? 
И он в сомненьи и в изгнаньи 
Остановился на пути. 

Но уж в очах горят надежды, 
Едва доступные уму, 
Что день проснётся, вскроет вежды, 
И даль привидится ему. 

21 марта 1900


***

Хоть всё по-прежнему певец 
Далёких жизни песен странных 
Несёт лирический венец 
В стихах безвестных и туманных, - 
Но к цели близится поэт, 
Стремится, истиной влекомый, 
И вдруг провидит новый свет 
За далью, прежде незнакомой… 

5 апреля 1900


***

В фантазии рождаются порою 
Немые сны. 
Они горят меж солнцем и Тобою 
В лучах весны. 

О, если б мне владеть их голосами! 
Они б могли 
И наяву восстать перед сынами 
Моей земли! 

Но звук один ~ они своё значенье 
Утратят вмиг. 
И зазвучит в земном воображенья 
Земной язык. 

22 апреля 1900


***

К ногам презренного кумира 
Слагать божественные сны 
И прославлять обитель мира 
В чаду убийства и войны; 

Вперяясь в сумрак ночи хладной, 
В нём прозревать огонь и свет - 
Вот жребий странный, беспощадный 
Твой, божьей милостью поэт! 

Весна 1900


***

Бежим, бежим, дитя свободы, 
К родной стране! 
Я верен голосу природы, 
Будь верен мне! 
Здесь недоступны неба своды 
Сквозь дым и прах! 
Бежим, бежим, дитя природы, 
Простор - в полях! 

Бегут… Уж стогны миновали, 
Кругом - поля. 
По всей необозримой дали 
Дрожит земля. 
Бегут навстречу солнца, мая, 
Свободных дней… 
И приняла земля родная 
Своих детей… 

И приняла, и обласкала, 
И обняла, 
И в вешних далях им качала 
Колокола… 
И, поманив их невозможным, 
Вновь предала 
Дням быстротечным, дням тревожным, 
Злым дням - без срока, без числа… 

7 мая 1900


***

Прошедших дней немеркнущим сияньем 
Душа, как прежде, вся озарена. 
Но осень ранняя, задумчиво грустна, 
Овеяла меня тоскующим дыханьем. 
Близка разлука. Ночь темна. 
А всё звучит вдали, как в те младые дни. 
Мои грехи в твоих святых молитвах, 
Офелия, о нимфа, помяни. 
И полнится душа тревожно и напрасно 
Воспоминаньем дальным и прекрасным. 

28 мая 1900


***

Не призывай и не сули 
Душе былого вдохновенья. 
Я - одинокий сын земли, 
Ты - лучезарное виденье. 

Земля пустынна, ночь бледна, 
Недвижно лунное сиянье, 
В звездах - немая тишина - 
Обитель страха и молчанья. 

Я знаю твой победный лик, 
Призывный голос слышу ясно, 
Душе понятен твой язык, 
Но ты зовёшь меня напрасно. 

Земля пустынна, ночь бледна, 
Не жди былого обаянья, 
В моей душе отражена 
Обитель страха и молчанья. 

1 июня 1900


***

В часы вечернего тумана 
Слетает в вихре и огне 
Крылатый ангел от страниц Корана 
На душу мертвенную мне. 

Ум полон томного бессилья, 
Душа летит, летит… 
Вокруг шумят бесчисленные крылья, 
И песня тайная звенит. 

3 июня 1900


После грозы

Под величавые раскаты 
Далёких, медленных громов 
Встаёт трава, грозой примята, 
И стебли гибкие цветов. 

Последний ветер в содроганье 
Приводит влажные листы, 
Под ярким солнечным сияньем 
Блестят зелёные кусты. 

Всеохранительная сила 
В своём неведомом пути 
Природу чудно вдохновила 
Вернуться к жизни и цвести. 

3 июня 1900


***

На небе зарево. Глухая ночь мертва. 
Толпится вкруг меня лесных дерев громада, 
Но явственно доносится молва 
Далёкого, неведомого града. 

Ты различишь домов тяжёлый ряд, 
И башни, и зубцы бойниц его суровых, 
И тёмные сады за камнями оград, 
И стены гордые твердынь многовековых. 

Так явственно из глубины веков 
Пытливый ум готовит к возрожденью 
Забытый гул погибших городов 
И бытия возвратное движенье. 

10 июня 1900


***

В ночь молчаливую чудесен 
Мне предстоит твой светлый лик. 
Очарованья старых песен 
Объемлют душу в этот миг. 

Своей дорогой голубою 
Проходишь медленнее ты, 
И отдыхают над тобою 
Две неподвижные звезды. 

13 июня 1900


***

Полна усталого томленья, 
Душа замолкла, не поёт. 
Пошли, господь, успокоенье 
И очищенье от забот. 

Дыханием живящей бури 
Дохни в удушливой глуши, 
На вечереющей лазури, 
Для вечереющей души. 

18 июня 1900


***

То отголосок юных дней 
В душе проснулся, замирая, 
И в блеске утренних лучей, 
Казалось, ночь была немая. 

То сон предутренний сошёл, 
И дух, на грани пробужденья, 
Воспрянул, вскрикнул и обрёл 
Давно мелькнувшее виденье. 

То был безжалостный порыв 
Бессмертных мыслей вне сомнений. 
И он умчался, пробудив 
Толпы забытых откровений. 

То бесконечность пронесла 
Над падшим духом ураганы. 
То Вечно-Юная прошла 
В неозарённые туманы. 

29 июля 1900


***

Последний пурпур догорал, 
Последний ветр вздохнул глубоко, 
Разверзлись тучи, месяц встал, 
Звучала песня издалёка. 

Все упованья юных лет 
Восстали ярче и чудесней, 
Но скорбью полнилась в ответ 
Душа, истерзанная песней. 

То старый бог блеснул вдали, 
И над зловещею зарницей 
Взлетели к югу журавли 
Протяжно плачущей станицей. 

4 августа 1900


Аметист

К. М. С.
Порою в воздухе, согретом 
Воспоминаньем и тобой, 
Необычайно хладным светом 
Горит прозрачный камень твой. 

Гаси, крылатое мгновенье, 
Холодный блеск его лучей, 
Чтоб он воспринял отраженье 
Её ласкающих очей. 

19 сентября 1900


***

Твой образ чудится невольно 
Среди знакомых пошлых лиц. 
Порой легко, порою больно 
Перед Тобой не падать ниц. 

В моём забвеньи без печали 
Я не могу забыть порой, 
Как неутешно тосковали 
Мои созвездья над Тобой. 

Ты не жила в моём волненьи, 
Но в том родном для нас краю 
И в одиноком поклоненьи 
Познал я истинность Твою. 

22 сентября 1900


***

Поклонник эллинов - я лиру забывал, 
Когда мой путь ты словом преграждала. 
Я пред тобой о счастьи воздыхал, 
И ты презрительно молчала. 

И я горел душой, а ты была темна. 
И я, в страданьи безответном, 
Я мнил: когда-нибудь единая струна 
На зов откликнется приветно. 

Но ты в молчании прошла передо мной, 
И, как тогда, одним напоминаньем 
Ты рвёшь теперь и мучаешь порой 
Мои эллинские призванья. 

12 октября 1900


***

Пора вернуться к прежней битве, 
Воскресни дух, а плоть усни! 
Сменим стояньем на молитве 
Все эти счастливые дни! 

Но сохраним в душе глубоко 
Все эти радостные дни: 
Н ласки девы черноокой, 
И рампы светлые огни! 

22 октября 1900


***

Отрекись от любимых творений, 
От людей и общений в миру, 
Отрекись от мирских вожделений, 
Думай день и молись ввечеру. 

Если дух твой горит беспокойно, 
Отгоняй вдохновения прочь. 
Лишь единая мудрость достойна 
Перейти в неизбежную ночь. 

На земле не узнаешь награды. 
Духом ясный пред божьим лицом, 
Догорай, покидая лампаду, 
Одиноким и верным огнём. 

1 ноября 1900


***

Измучен бурей вдохновенья, 
Весь опалён земным огнём, 
С холодной жаждой искупленья 
Стучался я в господний дом. 
Язычник стал христианином 
И, весь израненный, спешил 
Повергнуть ниц перед единым 
Остаток оскудевших сил. 
Стучусь в преддверьи идеала, 
Ответа нет… а там, вдали, 
Манит, мелькает покрывало 
Едва покинутой земли… 
Господь не внял моей молитве, 
Но чую - силы страстных дней 
Дохнули раненому в битве, 
Вновь разлились в душе моей. 
Мне непонятно счастье рая, 
Грядущий мрак, могильный мир. 
Назад! Язычница младая 
Зовёт на дружественный пир! 

8 ноября 1900


***

О. М. Соловьёвой
Ищу спасенья. 
Мои огни горят на высях гор - 
Всю область ночи озарили. 
Но ярче всех - во мне духовный взор 
И Ты вдали… Но Ты ли? 
Ищу спасенья. 

Торжественно звучит на небе звёздный хор. 
Меня клянут людские поколенья. 
Я для Тебя в горах зажёг костёр, 
Но Ты - виденье. 
Ищу спасенья. 

Устал звучать, смолкает звёздный хор. 
Уходит ночь. Бежит сомненье. 
Там сходишь Ты с далёких светлых гор. 
Я ждал Тебя. Я дух к Тебе простёр. 
В Тебе - спасенье! 

25 ноября 1900


***

В полночь глухую рождённая 
Спутником бледным земли, 
В ткани земли облечённая, 
Ты серебрилась вдали. 

Шёл я на север безлиственный, 
Шёл я в морозной пыли, 
Слышал твой голос таинственный, 
Ты серебрилась вдали. 

В полночь глухую рождённая, 
Ты серебрилась вдали. 
Стала душа угнетённая 
Тканью морозной земли. 

Эллины, боги бессонные, 
Встаньте в морозной пыли! 
Солнцем своим опьянённые, 
Солнце разлейте вдали! 

Эллины, эллины сонные, 
Солнце разлейте вдали! 
Стала душа поражённая 
Комом холодной земли! 

24 декабря 1900


31 декабря 1900 года

И ты, мой юный, мой печальный, 
Уходишь прочь! 
Привет тебе, привет прощальный 
Шлю в эту ночь. 
А я всё тот же гость усталый 
Земли чужой, 
Бреду, как путник запоздалый, 
За красотой. 
Она и блещет и смеётся, 
А мне - одно: 
Боюсь, что в кубке расплеснётся 
Моё вино. 
А между тем - кругом молчанье, 
Мой кубок пуст. 
И смерти раннее призванье 
Не сходит с уст. 
И ты, мой юный, вечной тайной 
Отходишь прочь. 
Я за тобою, гость случайный, 
Как прежде - в ночь. 

31 декабря 1900



Ante Lucem - До света (лат.).