Главное меню

Виктор Пицман - Избранное 2007

Виктор Пицман, апрель 2006. Victor Pitsman

Пицман Виктор Эрихович [р. 9 августа 1951, с. Каменка Беляевского района Одесской области, - живу в Молдове в г.Бельцы], русскоязычный стихотворец.
Печатался в газетах «СП» (Бельцы), «Голос Бэлць», «Антенна» (Кишинёв), «Красная Звезда», журнале «Русское слово» (Луганск), коллективных сборниках «И звезда с звездою говорит» (2012, СПб), «Будем вместе в доме жить» (2012, СПб). Книга «Голос из болота» (2016, Бельцы).

Подробнее

Перепечатка (без искажений!) - приветствуется, желательно - с уведомлением автора. Отзывы, деловые предложения жду на:

Стихи (86):

***

Ещё один год пролетел - как день. 
Великих деЯний - одна лишь тень. 

А мелких - по имени «суета» - 
С три короба. В каждом - лишь пустота. 

О, сколько таких впереди годов 
Осталось? - ответить я не готов. 

Но кажется: этот вопрос решён 
Повыше. И мой пиетет - смешон. 

Летят, убыстряясь, пустея, дни. 
А следом - одни - не деревья - пни. 

А следом - одни пепелища и 
Потери, потери - да тыщами! 

Сдаю, что запас и припрятал впрок. 
Растёт ежегодный за жизнь оброк… 

…Так было всегда, или избран я? 
Где тот, кто решает всё, судия? 

Где тот, кто назначил последний срок? 
Где тот, кто жестокий даёт урок?.. 

Да нет, атеист, его!.. Был бы каб - 
Помог бы, наверно, тому, кто слаб. 

А так: ослабел - и уже изгой, 
Затоптан бегущей вослед толпой. 

Закон. Отработанный матерьял 
Ждёт переработка и… новый бал, - 

В обличье каком? Через сколько лет? 
Зачем? Почему?.. Смысла в этом - нет. 

К чему жесточайшая круговерть, 
Весь смысл которой в итоге - смерть?.. 

…Летит сквозь миры неприметный шар. 
На нём копошатся жуки, кошмар 

Старенья преодолевая, и - 
Надежды с собой хороня свои… 

29 декабря 2007


Прости меня

Прости меня, что я - никто, 
Что - не орёл, что - не летаю, 
Что по Земле босым шагаю, 
В худое кутаясь пальто. 

Прости меня, что не создал 
Локального хотя бы рая, 
Что плевелы лишь собираю, 
Что - не удачлив, не удал. 

Прости меня, что столько лет 
Надежды подавал большие 
И что, не подымая выи, 
Хожу, - непризнанный поэт. 

Прости меня, прости за всё: 
И - за недоданную ласку, 
И - за разрушенную сказку… 
Судьбы подмяло колесо… 

22 декабря 2007


Затишье

Снова затишье: ни ритмов, ни рифм. 
Тяжко призванье поэтово! 
Вычислить проще двойной логарифм, 
Хоть и далёк уж от этого! 

Слово за словом не строится в ряд, 
Прозою жизни спелёнато. 
И за спиной уже не говорят: 
Он - это! Он - это! Он - это! 

Критиков свора забыла твой след, 
Моськами в поисках рыская. 
Кусан. Облаян. - Тогда лишь - поэт! - 
Рван канцелярскими крысками. 

Битый - ценнее обласканных двух. 
Может, затем и противится 
Слово, не вызрев, явиться на слух, 
Чтобы ежом не топыриться? 

Слово! шальное моё ремесло! 
Как ни нарушил бы правила, 
Как бы меня порой ни занесло, - 
Льщусь: ты меня не оставило. 

17 декабря 2007


***

Всё есть у нас в TV-экране. 
Но всё - немного как бы странно. 

Есть многожёнцы, проститутки. 
Есть извращенцы (с ними - чутки!). 

Есть подлецы. Нередки «зеки». 
(Речей в ток-шоу льются реки). 

В героях ходят - педофилы. 
И тот - кто многих свёл в могилу. 

Убийцы - в креслах (не на «зоне») 
Вещают всем свои резоны. 

Предатель родины вальяжно 
Твердит, каким он был отважным. 

Служитель культа с мордой красной; 
Бог - с ним, - по морде этой ясно. 

Жуёт продажный политолог 
Рефрен: России век недолог. 

И дамы рвутся целым списком: 
Все - в лаврах Моники Левински. 

Те - наворованным гордятся. 
Тот - горд прозваньем святотатца. 

Та - тем, что муж ей - внук годами. 
Тот - что жена - вторая мама. 

Врачи, угробив пациента, - 
Невинны под аплодисменты. 

Сгубив мальца, - («Честь школы!») стрОги, 
Стоят стеною педагоги. 

Вот колдуны с рентгенным взором. 
Вот бомж - сейчас из-под забора. 

Вот - бает взбалмошный политик. 
Вот - спидоносец, сифилитик. 

А там - хоть плачьте и хоть смейтесь! - 
Мужик без члена (рейтинг! рейтинг!), - 

Отсёк себе и стал героем - 
Нет, героиней!.. Следом строем 

Идут такие же уроды. 
Не человеки. Антиподы… 

Перечислять рука устала. 
Подобных есть ещё немало 

В запасникАх, похоже, теле. 
Дух нездоров - в таком же теле. 

Он всем, похоже, уж не странен… 
Есть всё в больном телеэкране. 

Всё - вплоть до монстров инфернальных… 
Нет одного: людей нормальных. 

8 декабря 2007


Разбитая посуда

Как ни клей, разбив, посуду, - 
Жить ей дальше - лишь в музее. 
(Пусть меня «старьём» осудят: 
Мол, сравни с чем посвежее!). 

Зацепи слегка - и снова 
Разлетится на осколки. 
Чем ни клей - хлипка основа. 
И сочатся влагой щёлки. 

Так и в наших отношеньях 
(Как считается, разбитых): 
Как ни клей их, - потрясенья 
Постоянной ходят свитой. 

Вздох - и ссора. Звук - и драка. 
И ничто нас не остудит… 
Нет, разбив, хранить посуду 
Лучше всё ж - в музейном мраке. 

7 декабря 2007


Чья родина Россия?

Россия - родина евреев. 
Д. Пригов 
Как то заметил некто Пригов: 
Россия - родина евреев. 
Другой бы, может, и запрыгал. 
Я ж соглашусь всего скорее. 

Взгляните: все её таланты 
(Ну, через раз, - но вряд ли мене) 
Несут, как Кремль свои куранты, 
Лицо, чьи гены несомненны. 

А покопаться - и вторая 
Не без изъяна половина: 
Каким-то - ну хотя бы краем - 
Но не стерильна пуповина. 

А неталантливые дети - 
Упоминанья недостойны. 
Бредут безликие по свету. 
Их миллионы, легионы. 

Их родина - Россия тоже. 
Но будто мачеха - противна. 
Не вышли пасынки ей рожей. 
Куда ни ткнёшь - везде плотина. 

Хоть уходи - котомка, посох - 
Искать земли обетованной… 
Ах, мой пассаж, возможно, странный. 
Но - ни рисовки в нём, ни позы. 

7 декабря 2007


1000

Ну и - тысяча! Ну и что? 
А недавно было - пятьсот. 
Ну ещё раз в полгода - сто. 
Толку что от таких щедрот? 

РазливАнное море вас 
Льётся в ИнтерСети, стихи. 
Редко взбродит хотя бы квас 
Средь жидчайшенькой чепухи. 

А случится, - ну как найдёшь 
Струек, струечек, лужиц средь 
Каплю - коей цена не грош, 
Чтоб не заумь была, не бредь?.. 

Ты с своим багажом - туда ж, 
Мира временный пассажир. 
Мнишь: неполный, мол, вернисаж 
Без тебя представляет мир. 

Миру ж, в общем-то, начихать: 
Есть ли, нет ли, и был ли ты. 
Толку от твоего стиха! 
Как от камня в воде - следы. 

Сочинительства тешишь зуд - 
Ну и ладно!.. Не мни: поэт!.. 
Сколько вас таких - там ли, тут! 
Оглянёшься: вот - был, и - нет. 

Знаешь, знаешь!.. А между тем 
Тыщу опусов наплодил. 
Не осталось, сдаётся, тем, 
В коих как-то не начудил. 

А зачем? Для кого? Кому? 
В здравом смысле зияет брешь. 
Важен он тебе одному - 
Твой четырёхзначный рубеж. 

6 декабря 2007


***

Жестокосердые, пустые, 
Всегда - «на ять», всегда - правЫ, 
Взошли в тебе, моя Россия, 
Побеги чуждые, увы! 

Они, как раньше, как когда-то, 
Сюда опять занесены 
Ветрами запада. Те даты - 
На теле - шрамами - страны. 

Эмансипация. Порушив 
Истории извечный шаг, 
Вступил в одну шестую суши 
Невиданный коварный враг. 

Он вытащил на свет пороки, 
Что за печатями семью 
Закрыты были, и жестоко 
Разрушил русскую семью. 

Распались связи вековые. 
Отец и мать - приземлены. 
И ощутила вмиг Россия 
Как измельчали в ней сыны. 

Родить - и бросить. Или в чреве, 
Уже живущего, убить. 
Ни осуждения. Ни гнева. 
И - дальше продолжают жить. 

Ещё. Ещё. Растут уроды 
В красивой некогда стране. 
И ниже, ниже - неба своды. 
И ближе, ближе - к сатане. 

Он - не вовне. Он - в наших душах. 
Везде - в столицах и в глуши. 
Но доказали, знать, кликуши, 
Что можно жить и без души. 

И нет других уже как будто 
В когда-то благостной стране. 
И не пробить к былой уж сути 
Брешь в новоявленной стене. 

Видать, и впрямь твои, Россия, 
Дни кем-то где-то сочтены. 
Жестокосердые, пустые 
Побеги - вон, уже густые! - 
Повсюду видятся одни. 

29 ноября 2007


***

Смешны твои поползновения, поэт! 
Ты значишь ровно столько, сколько денег 
В твоей мошне… А если денег нет, 
То ты никто, хоть выползи на стену. 

Пророчьи речи твои кажутся смешны, 
Лишь развлекая разжиревших толстосумов, 
Покуда не коснутся их мошны… 
Но ты - поэт, ты - о высоком думай. 

Презрей презренный якобы металл, - 
Тем более чужой, - оставь в покое. 
Спой так, чтоб меценат металл метал, 
А там глядишь - стол яствами накроет. 

Тогда лишь значить ты в глазах толпы 
Начнёшь хоть что-то (но не боле счёта в банке). 
Но не войти тебе в отечества столпы, 
Хоть как ты будешь за своей следить осанкой. 

Ты - клоун. Ты - артист. Ты - низший сорт. 
Ты - паузы затычка, «милый дуся». 
Ты - просто на десерт внесённый торт, - 
Не каждый и, насытившись, откусит. 

Не тщись. И знай: любое ремесло 
Имеет смысл и ценно, если кормит 
Хотя бы - индивида. Унесло 
Твоё - не одного в житейских штормах. 

Так пой же, пой, покуда ясен свет, 
Покуда жив, пока ещё есть время. 
Твои поползновения, поэт, 
Увы, смешны. Так смейся же со всеми. 

25 ноября 2007


***

С чем не согласен Каспаров? 
Мало ему, что ль, омаров? 
Мало ль икры всех цветов? 
Только, сдаётся, недаром 
Рвётся он неким гусаром 
В гущу российских ментов. 

«Троньте меня, только троньте! 
Зря ль я так долго на фронте? 
Ни одного синяка! 
Ну, дорогие, не стойте! 
Хоть тумаком удостойте! 
Дайте хотя бы пинка!» 

«Нет! будто даму, под ручки 
Садят в автобус. У, сучки! 
Зря ль нарушали закон? 
Зря ли сторонников кучка, 
Будто на солнышко тучка, 
Пёрла на явный рожон?» 

«Как же заморские дяди? 
Что если вновь не наладят 
«Зелени» нам на борьбу?.. 
Ну же, родимые гады!.. 
Йес! - на пять суток посадят! 
Йес! - знак страдальца на лбу!..» 

Только не тщись! - За каковских 
Бьёшься ты чудищ бесовских, - 
Знает российский народ: 
Новых ему Березовских, 
Новых ему Ходорковских 
Сонм - твой отряд приведёт. 

25 ноября 2007


***

Нет в России мужчин. 
Тянут всё на горбах своих бабы. 
Что гадать: «А вот если бы, кабы!»? 
Есть тому очень много причин. 

Испокон мужика 
На Руси зла судьбина косила. 
И вдова по нему голосила, 
Без отца подымая сынка. 

Тяжкий труд на износ, 
До струною натянутой жилы - 
Осадили народ, измельчили, 
Будто в непогодь зревший овёс. 

Все, что были, цари, 
В мужике видя средство для цели, 
Крови русских солдат не жалели, 
В мировые рвясь поводыри. 

А чтоб не был сердит, 
Чтоб вине не искал виноватых, 
Ждал на каждом углу тороватый 
Кубок, горьким лекарством налит. 

И глядят без личин - 
Алкаши. Не мужчины - уродцы. 
(А кто есть, те - одни инородцы). 
Нет в России мужчин. Нет мужчин. 

24 ноября 2007


***

Я жду, смиренья полн, 
Когда отчалит чёлн 
Мой славный, и когда 
Я заживу прекрасно. 
Но чёлн давно прогнил, 
И конопатить сил 
Нет. Канет без следа 
Напрасно всё, напрасно. 

В тупой за хлеб борьбе 
Всё больше к голытьбе 
Спускаюсь, и вблизи 
Ступеньки уж последней. 
И жалкий за живот 
Путь сохранился от 
Не меньше, чем стези, 
Казалось как намедни. 

Уйду. Как все ушли - 
Нашли что, не нашли 
Какой-то смысл иной 
Земных существованья. 
Одно лишь ясно мне 
В предвечной тишине: 
На рай, на рай земной - 
Напрасны упованья. 

23 ноября 2007


Интернет

Интернет. Информации - тьма, 
Жаль вот только, что чаще - дерьма. 

Всех открытий судьбы не избег: 
Всё изгадит всегда человек. 

Порно. Мат. Воровство и обман. 
Нищета и набитый карман. 

Проститутки. Реклама и спам. 
Гадость сущая - вся уже там. 

Неизбывна способность людей 
В грязь любую втоптать из идей. 

Что у гениев там на уме? 
Всё окажется в том же дерьме. 

23 ноября 2007


***

Взошла б, наверно, посреди зимы трава, 
Сказала б женщина когда: «Я - неправа». 

В лесах на елях засверкали бы огни, 
Скажи она: «Я виновата. Извини». 

И стала б без седых волос моя глава, 
Когда бы правдой были те её слова… 

…Хожу - седой. Огни на ёлках - раз в году. 
И средь зимы в траву навряд ли упаду. 

22 ноября 2007


Рецензия на телесериал «Капкан»
с А. Абдуловым в главной роли

Хоть как Абдулов напрягает очи, - 
Геройство убедительно не очень. 
Герой - неубедительный, сырой. 
В законе вор - вот истинный герой. 

Благодаря одним ворам в законе 
Герой наш оказался не «на зоне», 
Куда упечь поганые менты 
Желали до зубовной скрипоты. 

Вор благородный свято держит слово. 
Мент подлый попирает все основы. 
Вор дружбу чтит превыше всяких благ. 
Мент всё продаст - хоть государства флаг. 

Народ! хоть как закону будь послушен, - 
Менты тебя посадят, взяв за уши. 
Ищи защиты у блатных братков! 
К несчастью - то есть, к счастью! - мир таков. 

Уйдя от прокуроров, адвокатов, - 
Так хочется - под сень блатных понятий, 
Ворам спеть оду, станцевать канкан… 
Вот что оставил в памяти «Капкан». 

17 ноября 2007


Старому другу
Сонет

В. И. Бебелю
Осужденье, друг мой старый, 
Изреки. 
Я ушёл - со всею тарой - 
В старики. 

И ни слова этой каре - 
Вопреки. 
Даже с богом данной парой 
Далеки. 

Вижу глаз твоих далёких 
Огонёк: 
Путь, мол, твой не из нелёгких - 
Гладенёк; 
Что ж ты все закапал щёки, 
А, дружок? 

12 ноября 2007


Евгению Евтушенко

Поэт в России - больше чем поэт. 
Е. Евтушенко. «Братская ГЭС» 
Тень Евтушенко за спиной: 
Ни распрямиться, ни вздохнуть… 
Не издевайся надо мной! 
Мой явно поскромнее путь. 

Могу расслабиться и строчку 
Закончить рифмой проходной. 
Могу не в лад прикончить точкой 
Героя, - даже не одной. 

Могу бездумно вставить слово, 
Глубокомысленно урча. 
Могу вернуться к теме снова. 
Могу ругнуться сгоряча. 

Мне вниз спуститься не мешает 
И наклониться - пьедестал. 
Моя забота - небольшая. 
Могу - уйти: мол, всё! устал! 

Себя считаю - стихотворцем. 
На большее - охоты нет. 
Поэт - уж титул поистёрся… 
И нужен ли кому поэт, 

Кроме себя, в «кошерном» мире? 
Мир «прёт», удИла закусив. 
Изжили прежние кумиры 
Себя… Лишь жёлтый дьявол жив. 

Ему - все помыслы и страсти. 
Ему - огонь и бледность щёк. 
Ему - и бесконечный «кастинг». 
Ему - и рифм широкий скок. 

И строчек скачка повсеместно 
Незарифмованных - ему. 
Ему! Ему! От строчек - тесно. 
И все - ни сердцу ни уму. 

Прошли те славненькие сроки, 
Когда поэта ждали слов, 
Когда твердили, как уроки, 
Стихи, стихи… Страной ослов 

Из самой-самой-самой стала 
Моя - да и твоя - страна. 
Ну а ослам - им сена мало! - 
Литература - не нужна. 

Кроссворды, сплетни, анекдоты - 
Вот литераторов изыск. 
«О-кей» и «вау» - вся их квота, 
Ну и восторг - дебилий визг… 

…Твои, Евгений, чудо-строчки 
Люблю… Но стоит пролистнуть, - 
Хоть и родился я в сорочке, - 
Ни распрямиться, ни вздохнуть. 

Прекрасен стих, недосягаем. 
Прочтёшь - сильней не написать! 
Своё - (писал - купался в рае!) - 
Презреешь: впору разорвать. 

…Ну отпусти меня, Евгений! 
Погас в конце тоннеля свет. 
В России - «ботают по фене». 
Поэт здесь - больше не поэт. 

10 ноября 2007


***

Толкни чуть-чуть, и я - никто. 
Зловонен и зачислен в бОмжи. 
Циркач с насквозь прогнившей лонжей - 
Кручу последнее сальтО. 

Нет сил хоть что-то предпринять, 
Чтоб уцелеть. Не вижу смысла. 
Весов склонилось коромысло - 
Где ждёт последняя кровать. 

Заплачет кто? Или вздохнёт 
Лишь с облегченьем: наконец-то? 
Иль пнёт ногой небрежно некто: 
ДождАлись еле, что уйдёт! 

Себя невесть вообразил 
Каким и кем. Поэт! Туда же! 
Строк не одною тыщей даже 
Весь интернет заполонил! 

Конец! Теперь спокойно можно 
Перекроить всё и твердить, 
Что был такой вот злой пиит, 
Ни в чём не смысливший ни рОжна. 

Нет, я - не зол! А если был, 
То лишь в ответ на безобразья. 
А ни за что, кажись, ни разу 
Я никого не оскорбил. 

Хотя… (Вы даты, даты сверьте!) 
Был слаб в горячности грехе. 
Но был я искренен, поверьте, 
В любой строке, в любом стихе! 

Был - слаб. А кто не слаб из нас? 
Но лишь к поэту - с твёрдой меркой. 
Прощенья никакою сверкой 
Не заслужить ему подчас. 

Нет, ни о чём я не молю. 
Сказал и сделал что - моё всё. 
Ошибся? - Что ж - не страшно вовсе… 
Лишь голос совести внемлю… 

- А что же фраза, фраза что, 
Какою стих ты этот начал? 
- Ну как её поймёшь иначе? 
Толкни меня, и я - никто. 

4 - 6 ноября 2007


Бомжеватому
(и не только)

Кто тебе виноват, что ты сдался?.. 
Упирайсь что есть силы, борись! 
Жизнь - жестока?.. А ты хоть пытался 
Переделать по-своему жизнь? 

Лучше в битве погибнуть со славой, 
Чем влачить побеждённого горб. 
Не один, увлечён общей лавой, 
Докатился до нищенских торб. 

Делай что-нибудь! Что-нибудь делай! 
Понемножку хотя, но иди - 
Пусть шажочек всего, пусть несмелый, 
Пусть врагов целый полк впереди. 

Обозначь, что ты есть в этом мире. 
Не клони головы без нужды. 
Сбрось сомнений тяжёлую гирю. 
И воздастся тебе за труды. 

Жизнь жестока и впрямь! Не надейся 
Взять на жалость. Затопчет шутя. 
Через силу - но всё-таки смейся! 
Будь несломленным - даже грустя. 

Жизнь - борьба. Если сзади остался, - 
Се ля ви, так сказать, извини! 
Кто тебе виноват, что ты сдался? 
Лишь себя, дорогой, и вини. 

3 - 6 ноября 2007


***

Устал я жить… Кабы знатьё, 
Что жизнь за гробом всё же есть, 
О, как легко бы произнесть 
Тогда: прощай, житьё моё! 

А так - влачишь свой скудный скарб, 
Улитка будто, на горбу. 
Клянёшь постылую судьбу, 
Поняв давно, что - не Икар. 

И что - никто… Навозный жук 
Так, назначение своё 
Отбыв, идёт в небытиё 
Вполне естественно, без мук. 

И - ты… Пора уж уступить 
Без боя место на Земле, 
Уйдя как жук тот, не во зле, 
Обыкновенно, как дать пить. 

Но всё цепляешься за край - 
Уж не хотя, без сил почти, 
Какой-то смысл другой найти 
Надеясь… Может, тот же - рай?.. 

Но знаешь: места богу - нет. 
И рай и ад - лишь на Земле. 
Ад - для погрязнувших во зле. 
Рай - тем, в душе которых свет. 

И тянешь всё с собой своё. 
Порой - в раю, порой - в аду… 
Устал я жить… Кабы знатьё, 
Куда иду, зачем иду?.. 

5 ноября 2007


***

О чём же станешь говорить, 
Когда не пишется ни строчки, 
Когда сдаётся: вот и точка 
Пришла - в умении творить? 

Когда не в силах отворить 
Заветной дверцы, что когда-то 
Легко и быстро отворял ты, - 
О чём же станешь говорить?! 

3 ноября 2007


***

Возвышен вор, подлец и враль 
По всей Земле, в любой стране. 
Прозри историю всю вдаль: 
При жизни - эти на коне. 

А уж потом, когда уйдут, 
Потомки их затопчут в грязь 
И тех - по смерти - вознесут, 
Кто в жизни был на дне не раз. 

И там - в неведомой дали - 
Нас ждёт всё то же: наверху 
При жизни - в звёздах и в меху - 
Лишь воры, подлецы, врали. 

29 октября 2007


Сонет LXII

В непоэтической борьбе 
За хлеб насущный - дни и ночи 
Проходят, ставя между прочим 
Крест в поэтической судьбе. 

А ты раскрой пошире очи, 
Забудь причастность голытьбе, 
Спой жизни соло на трубе 
Фанфарной - громко, что есть мочи! 

Увидь в, как мыши, серых днях 
Несуществующее солнце, 
Из мрака проруби оконце, 

Взлети, как раньше в детских снах!.. 
И, может быть, тебе зачтётся. 
Не на земле. На небесах. 

28 октября 2007


Пишу как Бальмонт…

Пишу, как Бальмонт, нижа строчки: 
Одну, как бусы, за другой. 
Спешу. Никто не даст отстрочки: 
«Ни бог, ни царь и ни герой». 

А час расплаты близок-близок, - 
Возможно, завтра же с утра. 
А стих главнейший не нанизан - 
Не подошла ему пора. 

Одна копится мелочь-мелочь, - 
С ней лишь смешить «Камеди-клаб». 
Всё не родится сбросить смелость 
Футляр: «Чего не вышло каб!» 

Поэт «не смеющий» - не полон. 
Так! стихоплёт! ля-ля! хи-хи! 
Стих - не перчён его, не солон, 
В сетях заумной чепухи. 

Зачем? - порой венчает мука 
Ночные бденья над строкой. - 
Ведь всё равно «большая скука» 
Покроет строчки муравой. 

И измельчаешься, закончив 
Неясной мыслью жизнь стиха. 
Сказать бы ярче, звонче, тоньше!.. 
Сдаёшься!… Нет сильней греха! 

И нижешь, нижешь, нижешь строчки. 
Но главной - так и не сказал. 
А где-то кто-то ставить точку 
В судьбе твоей даёт сигнал. 

1 октября 2007


И снова - Сталин

Если выживет всё же Россия 
(А похоже, что всё-таки - нет), 
Вспоминаться ей будут мессии 
Через многие множества лет: 

Пётр Первый и Екатерина, 
Ну и Первый ещё Александр, - 
Их деяния - неоспоримы 
(Правда, каждый был - тот ещё «кадр»!); 

Николай (не Второй), хоть и «Палкин», 
Приумножил Россию умно… 
Ну а дальше - хоть многих и жалко - 
Не цари, так сказать, а - дерьмо. 

Разорили, раздали Россию. 
Всякий рвал, кто охоч, без отдач. 
Но пришёл - ненаследный - мессия: 
Сел на троне - в рябинах усач. 

Он Россию поднял из разрухи, 
Вывел в первые страны её. 
(Пусть ходили упорные слухи, 
Что внутри, мол, - сплошное гнильё). 

Кто за ним - вновь страну измельчили, 
Разделили, раздали за так. 
Вождь, стране давший новую силу, 
Был объявлен как враг и маньяк. 

Что ж, приёмчики эти - не новы: 
Тот кричит громче всех - кто неправ. 
Но и Пётр, чтимый самым толковым, 
Ведь имел-то - не ангельский нрав! 

Но - на благо. На благо - России, 
Не какой-нибудь третьей стране. 
Кто-то что-то считал - некрасивым, 
Но страна-то была - на коне… 

…Я могу быть зачислен в «слепые», 
Но хочу, не боясь, заявить: 
Если выживет всё же Россия, - 
Как Петра, будет Сталина - чтить. 

27 сентября 2007


Власть
(Исторический экскурс)
Сонет

Опять у власти - демократ. 
И это - не впервые. 
Он всем - товарищ, друг и брат, 
И низко клонит выю. 

Но год иль больше пролетят, - 
Он - не выходит из палат, 
Хоть все вокруг босые 
Рыдают рядовые. 

Он начинает «брать» и красть, - 
Вновь рвётся там, где тонко. 
Вновь, нахлебавшись вгорчь и всласть, 

Народ дойдёт - до кромки… 
…Где ни взгляни: любая власть - 
В итоге - вся - подонки. 

25 сентября 2007


Грязь

Надёргав строчек из контекста, 
Их скомпилировав кой-как, 
Они (другого вряд ли теста!) 
Талдычат: мол, поэт - дурак. 

С себе подобными в компаньи 
(А глупость - группою сильна) 
Они в восторженном братаньи, 
Как моськи, лают на слона. 

Они давно - с времён Крылова - 
Живут и здравствуют досель, - 
Себя судьЯми числя слова, 
Злословья крутят карусель. 

Они, кукуя как кукушка 
И кукареча петухом, 
Не сотворивши - на полушку, - 
Туда же - в судьи прямиком! 

…Мне жаль стиха растратить пламень 
На эту… ну, конечно, - грязь!.. 
Вы с ней встречались часто сами, 
И - встретитесь ещё не раз. 

25 сентября 2007


ЖуЖЖащим

Резвитесь, мальчики и девочки? 
Хи-хи, ха-ха… Играет кровь? 
Ах, вы - не семя, вы - обсевочки. 
Девиз ваш прост: к себе - любовь. 

К себе - пустым до гениальности. 
Ну, оглянитесь-ка! Ведь вы 
Творить способны - только гадости, 
И преуспели в том, увы! 

Жизнь - коротка до удивления! 
Но вот дано ли вам прозреть? 
Вы - популяции явление, 
Готовой всё и вся презреть. 

Мне жаль вас! Ржанье и брюзжание 
Не утомили ль вас уже? 
Всю жизнь вам в самообожании 
Не прожужжать бы на ЖЖ! 

24 сентября 2007


Ещё и - «Ледниковый период»!
(К очередному параду дилетантов)

Еле стоящему на коньках 
Ставят - «шесть - ноль». 
И дифирамбы поёт ему, ах, 
«Тать Анатоль». 

Дилетантизма идёт парад 
В нашем TV. 
Кто там ещё - в этот скорбный ряд? 
Ну, удиви! 

Бокс превращается в драку - с 
Познером. 
Рейтинг - всего, локоть хоть куси, 
Лишь «зеро». 

А вот поют: кто-то и никто - 
Парою. 
Доля искусства в явленьи том - 
Малая. 

Телеведущий, певец, актёр - 
Бьются с быком… 
Ах, до каких, до каких же пор 
Этот содом?!. 

Пойте, беситесь!.. Но ваш парад - 
Смотрит страна. 
Что, дилетантов коль в первый ряд 
Двинет она? 

Полный развал. Компетентность - «ноль», 
«Ноль» без «шести» - 
Грянет. Не остановиться коль - 
Нас не спасти!.. 

Эй, заправляющие TV, - 
Думайте!.. 
Но - ваше рыльце!.. Да ведь - и вы!.. 
Вымойте! 

22 сентября 2007


***

Жизнь повернула на закат, 
К концу стремясь неудержимо. 
И дни последние рябят, 
Мелькают, пролетая мимо. 

И по утрам сильней мороз, 
И солнце греет вполовину. 
Идёшь, как будто тянешь воз, 
И разгибать труднее спину. 

И зябнут руки на ветру, 
И плохо греют их карманы. 
Слезу сбежавшую утру 
И об ушедшем думать стану… 

Куда исчезло всё, ушло?.. 
Как будто вовсе не бывало! 
Лишь по судьбе добро и зло - 
Моё, ко мне - как вехи встало. 

Где тот злосчастный поворот, 
Судьбу что всю переиначил?.. 
(Хотя, как знать: наоборот 
Пойди, - не больше было б плача?..) 

Нам знать, что лучше - не дано, 
Хотя твердят: что ни случится - 
Всё к лучшему… (Заведено 
У нас сей фразою - крепиться…) 

Как знать: сверни тогда левей, 
Пойди правее, а - не прямо, 
И может, был бы ход у дней 
Повеселее чуть, - не в яму… 

Пока ж - всё так! И трудно ждать 
Какой-то поворотной вехи… 
Ах, от судьбы ведь - не уехать, 
Не убежать, не ушагать!.. 

22 сентября 2007


Моя страничка на ПиплзРу

Причислен к людям. До того 
Никем считался. Просто - не был. 
И вот - настало торжество. 
Скачу от радости - до неба. 

Страничка. Фото. Все стихи 
(И даже те, что б и - не надо). 
Что там рифмуется? - Грехи! 
Ах, изгнан я давно из сада 

За них эдемского. Хотя 
По сути-то ведь там и не был. 
Всё - прибаутки; всё - шутя; - 
Сквозь злобу при добыче хлеба. 

А может быть, я потому 
«Зачислен в штат», что вправду грешен? 
Бен Ладен - здесь! А уж ему - 
Считаться кем?.. Да, здесь намешан 

Имён, конечно, винегрет!.. 
Но все - хоть чем-то - знамениты! 
Те - убивали. Эти - нет, 
Наоборот как раз: убиты… 

И я - в когорте!.. А к добру, 
Иль, может статься, только к худу - 
Как знать?… Пока ж на ПиплзРу - 
Стою. И рад: причислен - к людям! 

17 сентября 2007


Насмотревшись Задорнова

Любитель бегать по росе… 
С росою подружась с пелёнок, 
Он розовел во всей красе 
И звался нежно - поросёнок. 

А повзрослев, сей милый гном 
Уж больше не дружил с росою. 
И шёл на стол, порой - с вином, - 
И называться стал - свиньёю. 

Так мы, взрослея, в жизнь идём 
Не просто так - под именами. 
Сначала - мальчики. Потом - 
На стол кладут нас - мужиками. 

Девчушка, девочка… ЧуднО! 
А дальше - девушка! Ах, кабы 
Остановиться здесь! Но… Но - 
Ей жизнь закончить - толстой бабой. 

Что - от чего? И что - за чем? 
За словом - мы? За нами ль - слово?.. 
Я только удивляюсь снова: 
Как мы - становимся никем. 

Трясём лишь неразумным лбом 
Из века в век, что те калеки… 
Ах, станет ль лоб у нас - челом! 
Ах, станут ль люди - человеки! 

17 сентября 2007


***

Я знаю, кто - всему виной. 
Но мой вердикт - не будет сказан. 
Я - накрепко законом связан. 
Уйдёт - несказанный - со мной. 

Оставшиеся дни в тюрьме 
Влачить, кому-то снявши шоры, - 
Не перспектива! Вражьей своры 
Не одолеть сей жертвой мне. 

Во все века не устаёт 
Пророков побивать камнями 
Слепой народ. И первым самым - 
Виновник подлинный идёт. 

Я, сколь сумею, промолчу. 
Мне роль распятого - не в силах. 
Уста сомкнувши, до могилы 
Дни на свободе довлачу. 

15 сентября 2007


Сонет LX

Из неразумных тварей - самый - 
Ползёт Землёю человек. 
Порой - сродни он с чудесами. 
Но чаще - свой позорит век 

Под голубыми небесами. 
Но чаще - слёзы из-под век. 
А если и случится смех, - 
Обильно полит он слезами. 

Зачем, несчастный, ты рождён 
И столько лет поганишь Землю? 
Тебя царём я - не приемлю - 

Природы. Будешь ты сметён, 
Как динозавры. Ты - не пик. 
Ты эволюции - тупик. 

10 сентября 2007


Мама, прости!

Мама, прости! Ты - простишь непутёвого сына! 
Мам, только ты видишь всё ж человека во мне. 
Твой любимый сынок не дорос малость до господина. 
Твой неловкий малыш обретается нынче - на дне. 

Мама, прости! Ты - простишь, как всегда ты прощала, 
Даже там, где себя я и сам никогда не прощал. 
Ты одна лишь меня бескорыстно всегда целовала. 
Я ж, как в песне поётся, тебя «целовать забывал». 

Мама, прости, если можешь! Конечно, ты можешь. 
Всё ты можешь, родная. Не можешь лишь вечною быть. 
Где-то недалеко этой жизни последний порожек. 
Мне слова покаянья сказать бы тебе не забыть. 

Я тебя не сумел увезти из валящейся хаты. 
У раскрытых ворот всё стоишь одинокая ты. 
Я всегда, пока жив, буду перед тобой виноватым. 
Мне всю жизнь повторять безответное: «Мама, прости!» 

6 сентября 2007


Михалкову

«Россию покинуло 2 миллиона лучших людей…» 
(рефрен из телепередач Михалкова) 
Ну а кто же - оставшихся сто миллионов? 
Быдло? Грязь недостойная? Чёрная кость? 
Что ты врёшь всё, вздыхатель о прошлом, с амвона! 
Или мыслишь: прошла к угнетателю злость? 

Что ты врёшь, «дворянин» (а вчера - пролетарий)! 
Твой папА (да и ты) всех «врагов» пережил. 
И не где-то в тюрьме и в дерьме, не в опале. 
Наверху, на виду - верно власти служил, 

Той, что ты, «дворянин», так безудержно хаешь… 
Что ж: по времени новому - новая песнь! 
Что сегодня запеть - ты всегда верно знаешь. 
Прихлебателя мир - однозначен и тесн. 

«Ах, графья! Ах, князья! Ах, услали! угнали!» 
Ах, забрали всё то, что гребли под себя!.. 
Нет, не всё! Бриллианты в подкладках… Ведь знали: 
Вся их ценность - лишь в них, - об «отчизне» трубя. 

Два мильона!.. Навар!.. В ванне - мыльная пена!.. 
Кто же - сто? Что молчишь, «дворянин»? Отвечай! 
Уж не те ли рабы, что построили стены 
Тех дворцов, где те два - пили с сушками чай? 

Пили, ели, жралИ день и ночь, о высоком 
В перерывах вещая, вздыхая: «Народ!..», 
Из народа давя, выжимая все соки. 
Как же: бог их создал - быть рабами господ! 

Два - и сто. У тебя - с арифметикой туго, 
«Дворянин» (или кто ты там будешь, иль есть?). 
Вряд ли сможешь увидеть ты ровню и друга 
В том, с чьей шеи пришлось наконец-таки слезть. 

«Ах, умы! офицеры! дворянство! элита!..» 
Два мильона и - сто!.. Знает всяк, кто не глух: 
Подлый лжец, кровопийца, развратник, грабитель - 
Каждый - без исключенья - в уехавших двух!.. 

27 августа 2007


Поэт на пляже

Бей меня, солнце, 
По ягодицам!.. 
В. Боков 
Левым ли правым 
Греется боком, - 
Будущей славы 
Ищет в том Боков. 

Часто - находит. 
Гляньте-ка сами! 
С моря приходит… 
Гм-гм, с стихами. 

Ну а уж коли 
Обнажит нервы 
Скопища боли, - 
Грянут - шедевры! 

Бей его, солнце, 
По ягодицам. 
В стих пустозвонцу 
Всё пригодится. 

22 августа 2007


***

В порядке самобичеванья 
Хлестни: «К чему твои старанья!» 

Мир - лишь собою озабочен. 
И быть так должно, между прочим. 

Представь, куда зашли бы виды, 
Не делая другим обиды. 

Прогресс прервался б, не начавшись. 
Земля исчезла б, вдаль умчавшись. 

А так - от непрерывной драчки - 
Встают - всё новые задачки. 

И побеждает самый хищный. 
Сожрать другого - так обычно! 

К чему все вздохи: «Негуманно!» 
Жизнь - квинтэссенция обмана. 

И потому - не расслабляйся 
И в схватку смертную включайся, 

Тащи, хватай, хитри, воруй…  
Себя напрасно - не бичуй. 

4 августа 2007


***

«Знай своё место! - сказали России. - 
С Косово будет - как мы захотим. 
Что-то ты больно уж стала спесива! 
Зря ль приглашали тебя на интим? 

Ты б вон свою конституцию лучше 
Перевела под британский стандарт. 
Кончилось время твоё!.. А заблудших 
Мы оскопим, - есть такой «боди-арт». 

Будут - и не сомневайся! - радары, 
Будут ракеты - у самых границ. 
И, ох! тебе обойдётся не даром, 
Что не желаешь расплАстаться ниц! 

Будут твои, что кормила ты, «братья» 
Дружно плевать в дорогое твоё, 
Будут они хорохориться в НАТО. 
Всё ты проглотишь - под вздох «ё-моё!» 

Будет, всё будет!.. А там - приготовься 
Дальше делиться на части. Вот так! 
«Отчерногорься!» - решит, - «Откосовься!» - 
В деле деленья великий мастак. 

И раскроишься - на новые штаты. 
«Ладно» твоё - превратится в «о-кей»…»… 
- Русская тройка! куда ты? куда ты!.. 
Ах, где там - тройка?!. Подножный лакей!.. 

24 июля 2007


Дошли!

Культурный слой - зачах! 
Везде - возрос сорняк! 
И мы - дошли!.. до - Трах- 
тенберга и Собчак! 

23 июля 2007


Неинтересно жить!
Cонет

Неинтересно жить! 
Всюду - одно и то же: 
Алчные злые рожи; 
Не устают кружить. 

Злоба - до дрожи кожи. 
Ей - не хочу служить! 
Впору глаза смежить. 
Впору. Но - всё же, всё же… 

Всё же - тащу свой крест; 
Всё он - к концу - тяжеле. 
Дух ослабевший в теле 

Ищет неслабых мест. 
В нём же осталось еле 
Сил - на прощальный жест. 

21 июля 2007


Грустный сонет

Не поднимаются руки 
Что-нибудь предпринять… 
Рифма, назойливей мухи, 
Лезет - не отогнать. 

Ладно. Пусть будут «муки», - 
Можно слегка приврать… 
Только верней сказать: 
Вечной начало скуки… 

Напрочь себя изжил, 
Вовсе избыл, похоже, 
К цели не рвусь из жил, 

Лезть не стремлюсь из кожи… 
А что всего дороже, - 
Видно, не заслужил. 

19 июля 2007


Счастливчик Путин

Счастливчик Путин! Повезло 
Стране!.. А то бы тот иуда 
Завёл её в такое зло, 
Что и не вытащить оттуда! 

Одно неясно: угадал 
Каким чутьём - почти собачьим - 
Что весь, что он создал, развал 
Исправит Путин?.. Не иначе - 

Прозренья сходят на иуд… 
И, вняв последнему деянью, 
Иудушке посмертный суд 
«Скостит» немного наказанье… 

…Как жаль, что Путин слово дал! 
Бывает честь порой жестока. 
Кто - как! А я б не возражал 
И против третьего бы срока! 

6 июля 2007


Я - сдался!

Я - сдался! Качусь по инерцьи вперёд. 
Но скоро грядёт остановка. 
Уже раздражает смертельно народ, 
И в голосе - только издёвка. 

Построить не вышло по-своему мир. 
Живёт он по прежним канонам. 
Телец золотой в нём всё так же - кумир, 
И сильный диктует законы. 

ПопрАнная нравственность встала вверх дном. 
Разврат часто - высшая доблесть. 
Заведомый вор - безупречен во всём, 
Героям былым уподоблясь. 

Предатель, иудушка - поднят на щит. 
Их сонмы - кружат над страною. 
И, крепкая прежде, держава трещит 
Под этим губительным роем. 

Нагрянут ворЫ. Всё раскупят подряд. 
Историю всю перепишут. 
И сами себе уймы новых наград 
На подлые шеи нанижут. 

Что делать? Так - было! И будет - в веках, 
Пока этот род не прервётся. 
Я - сдался! Со стоп отряхаю весь прах, 
Какой «идеалы» зовётся… 

5 июля 2007


Вернейшая диета

На диетах - женщин рать 
По всему по белу свету. 
Похудеть! - науку эту 
Всё труднее постигать! 
А по мне бы: всех собрать 
Диетологов - и в Лету! 
Есть вернейшая диета - 
Проще некуда: не жрать! 

4 июля 2007


Иностранцы

Один грузин - губил Россию, 
Но, как ни странно, её спас, - 
Пускай святой Победы час 
Мы даже встретили босые! 
Хоть злой, но гений - без прикрас… 

 Другой, - хотя не тот масштаб, 
 Хотя (по Сталину коль) - мошка, - 
 Зудит и нудит понемножку: 
 «Не «большаки», не Сталин каб, - 
 России б не быть мелкой сошкой - 

В «кошерном» мире»… Генацвале, 
Ох, не уверен в этом я! 
Твои заморские друзья 
Давно б Россию разорвали, 
Разворовали б «до копья». 

 Ещё грузин - большой министр - 
 Уж начал раздавать Россию, 
 Но, к счастью, «лиса» раскусили, 
 Не то бы, на раздачу быстр, 
 Оставил в ней - Москву от силы. 

Да в общем, не в грузинах дело. 
И русский - может быть чужим 
И родины врагом большим… 
Страну, народ губящих смело - 
Ну почему мы не бежим?!. 

 Мне странно, почему судьбу 
 России - правят иностранцы, 
 Порой отпетые зас-анцы! 
 Им наплевать на голытьбу, 
 Им наплевать, на чьём горбу 
 Плясать свои лихие танцы!.. 

25 июня 2007


Про это

Памяти Владим Владимыча
Послушайте! 
Ведь если на дорогах стоят путаны, 
Значит ЭТО - кому-нибудь нужно! 
Может, нам - как в развившихся странах - 
Поднимать секс-индустрию дружно?! 

  От клиентов - отбою не будет! 
  Безработных - скостим вполовину! 
  Вправим, как у людей, пуповину, - 
  И глядишь - к нам потянутся люди! 

Послушайте! 
Ведь если наши девочки едут куда-то 
Продавать и показывать тело, - 
Может, всё-таки (наши же!) дать им 
То же здесь, нам, на родине, делать?! 

  Что за странный «запрет на профессию»? 
  Не в запрете ж охота и мена! 
  Из древнейших! Заложена в генах! 
  Без неё жить - не очень-то весело! 

Послушайте! 
Ведь если… 
А давайте подумаем вместе!.. 

25 июня 2007


«Вечный» огонь

Европа взялась рьяно ревизовать итоги 2-й мировой 
войны. Сносятся и оскверняются памятники советским 
воинам-освободителям, переносятся захоронения, 
уничтожаются символы Победы. А кое-где ставятся 
памятники фашистам и их пособникам. 
«Вечный огонь!..» «На века!..» 
Век - увечный у нас, калека! 
Коротеньким он стал слегка: 
Меньше века у человека! 

Там и тут погасли огни 
На всего лишь седьмом десятке. 
Вечность - кончилась!.. И сыны 
Из героев теперь - в остатке. 

На задворки их! По домам, 
Если есть ещё дом!.. Отныне - 
Ставят памятники врагам, 
Из фашистов творят святыни… 

Так за что ж они гибли там 
Где-то - сильные, молодые?!. 
Не имут их потомки срам, 
Хоть не мёртвые, а живые! 

Кости мёртвые ворошат, 
В грязь вымарывают могилы. 
Подвиг их позабыть спешат 
Подрастающие дебилы. 

Продан подвиг их за пятак, 
За шмотьё, за питьё, за жвачку. 
Из былых огневых атак 
Нам рисуют - не больше! - драчку - 

Между тем и тем… Хороши - 
Разобраться, мол, если - оба; 
И за что и за чьи шиши 
Этим - «вечный» огонь у гроба?.. 

Новый век на дворе… И то, 
Что казалось нам вечным, - в прошлом… 
И лишь вечность смеётся пошло: 
Под луной - невечно - ничто! 

22 июня 2007


Заклинание

Тебя - не будет. Зароют в яму. 
И, может, вспомнят - один раз в год. 
Сомнений сонмом обуянный, 
Твой ум в безвестность упадёт. 

Твои листочки в строчках нервных, 
Собрав, старательно сожгут. 
И утешенье: «Ты - не первый!» - 
Над пеплом вслух произнесут. 

Так что ж ты чахнешь год от году!? 
Пока живой, забудь про страх 
И ежедневно жизни оду 
Слагай в восторженных тонах! 

И пусть кто как угодно судит, - 
Не упусти лишь своего! 
Тебя - не будет. И не будет - 
Ни до, ни после - ни-че-го! 

14 июня 2007


Каспарову

Что шебуршишься ты, чемпион мира? 
Партии этой тебе не сыграть! 
Не сотворишь из себя ты кумира. 
Это не пешку в ферзи продвигать! 

Пешек ты гонишь своих под дубинки, 
Сам рокируясь, - ну как же: король! 
И в теле-фото влезаешь картинки. 
Так кукловодом расписана роль. 

Ты её тянешь… Но, в общем, бездарно. 
Лучше случалось тебе - на доске. 
Нет, чемпион, колготеньем базарным 
Вряд ли поможешь душевной тоске! 

Так и сквозит она в загнанном взгляде… 
Ах, не в свою ты играешь игру! 
Тень кукловода колышется сзади; 
Кто там конкретно - и не разберу! 

Только тряпьё в красно-белых полосках, 
Белые звёзды на синем - рябят; 
Речи чужой - прозвучат отголоски, 
Плечи мелькнут - твёрдолобых ребят… 

Ту ли ты сторону взял?.. Шебуршишься, 
Сеешь в стране своей новую боль… 
Голым когда-нибудь ты не боишься 
Вдруг оказаться, как некий король?!. 

В жертву тебя благодетели в спешке 
Разом сдадут, провести чтоб ферзя… 
Ах, чемпион! не король ты, а - пешка! 
С ней во главе победить-то - нельзя! 

7 июня 2007


Я - критик!
Сонет шутейный

Я тоже мог бы сочинять, 
Но не хочу. 
Я сам желанье рифмовать 
В других лечу. 

Бьёт жёлчь во мне - ручью под стать, 
Сродни ключу. 
Сложнейший труд - критиковать - 
Мне по плечу! 

Я - ежедневно на посту, 
Всегда - у дел, 
Весь - на виду, всегда - в поту. 
Аж похудел! 

А рифмачам ли вмоготу 
Такой удел?! 

1 июня 2007


Вырождаюсь в Вишневского

Вырождаюсь в Вишневского: движусь не далее строчки. 
Что же, может, и мне, как ему, на эстраду пора? 
С выраженьем прочесть, длинно изобразить многоточье 
И сойти, возвращаясь «на бис» и под крики «ура»?.. 

Но, видать, не дано… Новым гением занята ниша - 
Предпоследний этап у поэзии: строчку - кричать!.. 
Может, мне суждено - я его приближение слышу! - 
Вскрыть последний этап: обо всём гениально - молчать! 

22 мая 2007


Всё это было!
Сонет

Всё это было! Казнили 
Сначала живых. Потом 
Мёртвых прах ворошили 
Мести в чаду густом. 

В истинно русском стиле - 
С перекосившимся ртом - 
Памятники сносили… 
И преуспели в том. 

Памяти нету вовсе. 
Чёрная лишь дыра… 
…Новая власть - готовься 

Снова кричать «ура», 
Памятники крушить, 
Мёртвых прах ворошить. 

9 мая 2007


Мурка

Наша Мурка тонко слышит. 
Даже если кто-то пишет. 
Чуть бумага зашуршит - 
А она уже бежит. 

Нос у Мурочки отменный! 
Крик поднимет непременно, 
Даже если колбасу 
В упаковке пронесу. 

До всего есть Мурке дело. 
Мимо птичка пролетела, - 
А она уж на окне 
Вся в охотничьем огне. 

Видит всё, что ей ни бросим. 
Только вот под самым носом, 
Что не движется, никак 
Не заметит наш «простак»! 

Нам сказали: «Это скверно! 
Близорукая, наверно!» 
«Как же так? - Мы встали вдруг. - 
У неё же - нету рук!» 

Точку наш поставил папа: 
«Наша Мурка - близолапа! 
И - хочу ли, не хочу - 
Надо кошечку - к врачу». 

Врач сказал, отдёрнув шторку: 
«Ваша кошка - дальнозорка. 
И нормально это есть. 
Так что можете унесть». 

Всё решилося достойно. 
С Муркой мы теперь спокойны: 
Коль не видит что - не ждём, 
И - в ладошке подаём. 

6 мая 2007


Жёлтые звёзды по небу зелёному

Вот вам сравненье, доселе неслыханное: 
Жёлтые звёзды по небу зелёному… 
Только куда я его ни запихиваю - 
Белая будто ворона - меж чёрными! 

Ах, как милы на траве одуванчики! 
Бабочкой был бы… Но нам ли - да с крыльями! 
Нам бы теперь - прикорнуть на диванчике 
И утешать себя прошлыми былями. 

Всё, что случалось, когда были молоды, 
Светится радостной пёстрой картиною… 
Не было там ни болезней, ни холода; 
Дни не тянулись тяжёлой рутиною. 

Выпорхнул и - на охоту за радостью - 
Бабочкой будто от звёздочки к звёздочке… 
Горькое даже - казалося сладостью. 
И королевой - смазливая мордочка. 

К ней подойти-то, краснея от робости, 
Чаще всего - ах герой! - не решаешься. 
Взгляд на другого - и ты уж у пропасти: 
Прямо отелловой ревностью маешься! 

Но… всё проходит. И без удушения. 
Счастлив другой с дездемоной живущею. 
Ах, дни такого полны искушения, - 
Ждёшь его - вящего, ждёшь его - пущего. 

Были и мы - хоть давненько! - крылатыми. 
Ну а теперь - будто свёрнуты в коконы. 
Жизнь запестрела - на рваном - заплатами. 
Дни, что орешки, - вдали - перещёлканы… 

Но, доживая, поднимешь вдруг голову, 
А пред тобою, заботой спелёнанным, - 
Жёлтые звёзды по небу зелёному! 
Ах, - остановишься, - как это здорово! 

5 мая 2007


России

Проглотили эстонский кукиш, 
Лишь ругнувшись чуть: «Ну и суки ж!» 
  Кто там следующий? как звать? - 
  Встал: России в морду плевать? 

Утираться ты не устала, 
«Независимою» как стала. 
  Югославский плевок - пить дать! - 
  Сотню лет тебе вытирать. 

В исторической ты клоаке, 
Издеваться дав над Ираком. 
  И повешенный там Саддам - 
  Свёл тебя к мировым задам. 

И казнить тебя не устану 
За измену Афганистану. 
  Ты, боюсь, себе на беду 
  У других пошла в поводу. 

Лезут по миру «демократы», - 
За спиною - дубинка НАТО. 
  Обложили тебя - эх-ма! 
  Виновата, дружок, сама! 

В кои веки тебе грозили 
Демагоги-саакашвили!? 
  Дождалась, дружок, - получи! 
  Ну хотя в ответ промычи! 

Ломит надвое Украину. 
К твоему ль прислонится тыну? 
  «Москалём» зовёт бывший брат, - 
  На роток что ж не кинешь плат? 

Чем ты занята? Иль не видишь? 
Издеваются и на идиш, 
  На других… В мире ль есть язык, 
  Хаять чтоб тебя не привык?! 

Пробудись! Проснись! На достойных 
Замени сынов недостойных, 
  Что позволили оплевать 
  Безответно старушку-мать! 

2 мая 2007


На снос памятника советскому солдату в Таллине

Чем же ты (как ты мнишь) велика? 
Где ж величье твоё, Россия? 
Вон казнят твоего земляка, - 
Ты ж лишь взоры бросаешь косые. 

Откровенно глумятся над ним 
Недобитки фашистского клана. 
Ты ж пустым разговором одним 
Отвечаешь… Лишил тебя сана 

Мелкий, мстительный, вздорный народ… 
Ну же, сделай хоть что-нибудь, «Раша»! 
Или вновь во главе твоей сброд, 
Как когда-то, а то ещё краше? 

Напрягись хоть чуть-чуть, покажи, 
Что незря носишь славное имя! 
Или снова отдашь рубежи 
И народ под попранье чужими?! 

Сделай!.. Ведь за тобою века!.. 
Или всё - разговоры пустые?!. 
Чем же ты (как ты мнишь) велика? 
Где ж величье твоё, Россия? 

27 апреля 2007


***

И опять - о своём, о своём… 
Ну а разве бывает иначе?.. 
Всё, что мы вкруг себя создаём, 
Возникает из нашего плача; 

Не буквально, конечно… Хотя, 
Что слезами души не омыто 
И является миру шутя, - 
Исчезает. Как в сказке корыто. 

Мы по шару земному идём… 
Кто-то - всё под себя. Кто-то - трача. 
Кто-то - вслух гогоча. Кто-то - плача 
О своём, о своём, о своём… 

22 апреля 2007


***

Ваши правила - не по мне. 
(Ах, вернее: их нету - правил! 
Так, наверное, на войне: 
Победили кто - те и правы). 

Я локтями ведь - не привык. 
Нас учили: кругом ведь - люди. 
(Самой сложной из закавык 
Этот ребус, пожалуй, будет). 

Я не в силах… (Ах, Дарвин - прав: 
Всё, чем жил я, - давно уж в генах). 
Жить, обманывая, украв, - 
Не по силам. Как кожи смена. 

Я её уже не сдеру. 
Приросла. Видно, с ней - на плаху. 
Макияжа не подберу - 
Перекрашиваться со страху. 

Я - такой. И я знаю: мне 
Не ходить по стопам Иуды. 
Ваши правила - не по мне; 
И я с ними - бороться буду. 

21 апреля 2007


***

Что ж такое! Будто умер! 
Хоть от горя закричи! 
Не звучит заветный зуммер 
Ни при свете, ни в ночи. 

Ждёшь, - а дни проходят мимо; 
Их - по пальцам перечесть. 
Лишь одно неоспоримо, 
Хоть и греет мало, - честь. 

Он как будто незапятнан - 
Этот скромненький мой флаг, 
Хоть узнал неоднократно 
И довольно передряг. 

И под скромным сим флажочком 
Жду: не явится ль Пегас! 
Но приходится пешочком 
Выбираться на Парнас. 

Где ты бродишь, моя Муза? 
Чьей потворствуешь судьбе? 
Или я уже обуза 
Вечно юной стал тебе? 

Дескать, побыла - и ладно. 
Сколь вон в свете молодых! 
Мол, и скушно и накладно 
Быть сиделкой у седых! 

Им бы всё вздыхать о жизни - 
Мол, вот-вот уже к концу. 
Слёзы их и укоризны 
Вечно юной - не к лицу. 

Принимаю, принимаю 
Справедливый твой упрёк! 
Только всё-таки не знаю: 
А пойдёт ли впрок урок? 

И смогу ль чужие песни 
Петь елейным голоском?.. 
Не получится (хоть тресни!). 
Легче - матом и баском. 

Лавры Бедного Демьяна 
Примеряю… И вполне 
Стих без фальши и тумана 
По душе и впору мне. 

Только где ж ему издатель? 
Стих такой - не дюже гож! 
Избалованный читатель 
Ждёт стихи «о вечном» всё ж!.. 

Но о вечном - не поётся. 
Будто умер - сник, затих. 
Плачу лишь… Ан, отзовётся 
И пробьётся робкий стих! 

20 апреля 2007


***

Березовский объявил в лондонских газетах, что 
организует в России революцию. 

«Другая Россия» провела очередной «марш несогласных». 
Новый «Герцен» окопался в Лондоне, 
Бьёт в колокола, будя Россию, 
Мня: «народовольцы» выйдут с бомбами 
И возьмут Еленина в мессии. 

Они вышли маршем - «несогласные», 
Молодых подставив под дубинки. 
Кредитор их видит сны прекрасные: 
Миллионы каплют под сурдинку. 

Но - не верю! Не пройдёте вы, российское 
Всё безудержно хуля и унижая! 
Березовские, Касьяновы, Гусинские, 
Хакамады и Каспаровы… Ах, стая! 
Даже если вы - Россия, то - чужая! 

18 апреля 2007


Еленин Платон - паспорт с таким именем выдан Березовскому в Лондоне.

Грустное

Эта женщина, эта мать 
Этих деток, чужих как будто… 
Не поднять руки - обнимать. 
Не поднять уж былого бунта 

Крови в хладной груди моей. 
Словно рядом - совсем чужая. 
Отвернусь, отойду скорей, 
Будто сложный вопрос решая… 

Но - известно всё нам двоим. 
Вновь - разбитого - уж не склеить. 
Бывшим - вновь не бывать родным. 
Флаг любови вдали белеет. 

Мы сдались… Как же дальше жить? 
Нету сил - всё начать иначе… 
Неужели вот так вот, плача, 
Дни оставшиеся влачить? 

16 апреля 2007


***

Хаос, хаос, хаос… 
Зажмуришься до слёз - 
Но не родится что-то даже строчки. 
Как из-под топора… 
Не подошла ль пора 
В карьере стихотворца ставить точку? 

Сказал уж обо всём - 
Порой кривым стихом, 
Но кое-где и с искрами таланта. 
И кажется порой: 
Успех не за горой, 
Мартынова лишь встреть или Баранта. 

Баранты - далеки, - 
Им от моей руки 
И от пера - ни холодно, ни жарко. 
Дуэли не бывать. 
Мне дальше куковать 
В глуши… И так себя порою жалко! 

Клоака-интернет 
Низводит всё на нет. 
Ну а куда убогому приткнуться? 
Уставишься в экран, 
Как в ворота баран… 
Ах, все мы любим чем-то обмануться! 

А жизнь - не райский стих, 
И бьёт порой под дых, 
Да так, что о стихах не вспомнишь вовсе. 
Бомжом чтобы не стать, 
Приходится блистать 
Порой, кривясь, и в канцелярской прозе, 

И спину, спину гнуть 
И подставлять под кнут, 
И гордость рабски прятать как обузу. 
Что ж сетовать потом! 
Известно всем о том: 
К убогому душой - не сходит Муза. 

Сумбур, бардак, хаос… 
Так в гору тянут воз, - 
За словом слово, и за строчкой строчка. 
Всё связано со всем… 
Надеюсь, не совсем, 
А лишь в стихотвореньи - ставлю точку. 

7-9 апреля 2007


Чиновники

Скоты! Скоты! (Ах, вы, зверьё, обижу 
Я вас опять сравненьем невзначай!) 
Скоты! Скоты! Как вас я ненавижу! 
Ваш неизменный кофе или чай! 

Скоты, скоты - сидят на месте тёплом. 
От сих до сих, и мимо - ни ногой. 
За каждый чих, подъём, движенье - вопли. 
И не один в неделю выходной. 

Скоты! Скоты! Вы важностью надуты. 
Ваш стол убогий мнится вам как трон. 
Вы целый день считаете минуты 
И тайно ждёте шефа похорон. 

Проситель вам - не человек, обуза. 
Важней него - порядок средь бумаг. 
Уже лежит на бёдрах ваших пузо, 
И ощущенье полнит, что вы - маг. 

А между тем, что создали вы, кроме 
Обид и слёз, проклятий и угроз! 
Вам жить бы всем в большом скотовьем доме, 
А вы живёте - чаще - среди роз. 

И кажется порою, что порода 
Людей вся - ваши обрела черты. 
Куда ни ткнись - (других как смыло вроде!) - 
Одни - скоты! скоты! скоты! скоты! 

5 апреля 2007


Ручей

Иссяк ручей. Как будто и не бил. 
Течёт, едва сочась, почти сухой. 
И каждый, кто в ручье когда-то пил, 
Уж присмотрел себе ручей другой. 

А он всё так же чист, как в те поры, 
Когда звался творцом живой воды. 
Прошлись вокруг лихие топоры, 
Не видя сотворяемой беды. 

Иссяк ручей. И заросла тропа. 
Он на земле - как будто давний шрам. 
Жизнь на любовь к бессильным так скупа - 
Брезгливо сносит в русло всякий хлам. 

Он, как и всё, уйдёт, - пришла пора. 
Загладит шрам на месте том земля. 
…А где-то обнаружит вдруг, шаля, 
Источник новый чистый детвора. 

2 апреля 2007


***

Простите мне мой внешний вид. 
Я чаще внутренним был занят. 
Меня не блеск одёжки манит, 
А - что в душе сейчас горит. 

Иду - а башмаки в пыли. 
Мне протереть их - незадача. 
Зато с досады чуть не плачу: 
Опять карманы подвели, - 

Ни ручки в них и ни бумаги, 
А строчки вдруг пришли с небес 
(И кто там знает, бог ли бес 
Их шепчет дяденьке в сермяге!). 

Твержу, твержу, чтоб не забыть. 
Не глядя, оступаюсь в лужу. 
Но озабочен лишь: а сдюжу 
Запомнить всё, пока добыть 

Смогу к писанию предметы? 
Ну наконец! Шедевр - начат, 
Пришпилен к вечности. Стучат 
Во след другие строчки… Лето 

Не за горой уже. Пора 
Сменить бы имидж на весёлый. 
Кто внешне плох - тот в общем квёлый. 
«Всё в нас должно быть - на ура!» - 

Как говорил Антон Чехонте… 
А может вправду внешний вид, 
Как говорят сейчас - «прикид», 
Изменит всё, - лишь только троньте? 

Что если всё ж решиться в ад 
Земной пойти - в мучений кресло, 
И чтоб улыбка вновь воскресла, 
Зубов отменных вставить ряд? 

Потом - «прикид» без всяких «без», - 
И всё наладится, быть может?.. 
Одно сомненье только гложет: 
А будут строчки ли с небес? 

Вот так хожу, порой убит, 
Порой воскресну на мгновенье… 
Пока же не решу дилемму, 
Простите мне мой внешний вид!.. 

19 марта 2007


Юлии Друниной

Ты знаешь, Юлия, - и впрямь не стоит жить! 
Ты, уходя, предугадала это время: 
Страна торжественно твоя провозгласит 
Поэтом - автора в строку стихотворенья. 

Он в позе пушкинской, вздымая руку вверх, 
Прочтёт строку, - и зал взорвётся от оваций. 
И многотомные собрания успех 
Добудут - в строчку на странице; не иначе. 

Одна строка. Ну, много - две. И - точек ряд. 
За ним - ума! ну как за чёрным тем квадратом, 
За пресловутым, о котором говорят 
Уж век. Он нашего героя создан братом. 

Одна строка. Одна извилина в мозгу. 
Прочёл - гы-гы! Рефлекс прямой, как у собаки. 
Страна поэтом величает мелюзгу, 
Где от поэта - шевелюра или баки. 

Твой юный подвиг, Юлия, твои стихи, 
Что родились в войне, в окопах, в медсанбате, 
Погребены пластом печатной чепухи: 
Разврата, пошлости и - да! - и даже мата. 

Погребена и та страна, жизнь положить 
За жизнь которой не жалело поколенье. 
Ты знаешь, Юлия, - и впрямь не стоит жить! 
Ты, уходя, предугадала это время. 

16 марта 2007


ЧК

ВиРе из Хайфы, постоянно склоняющему 
нынешнее «чекистское» руководство России 
Что ты, ВиРа, всё «ЧК», мол, да «ЧК»!.. 
Не решались там вопросы с кондачка. 

Если враг, - то что с ним цацкаться. К стене. 
А неявный - тоже враг, порой вдвойне. 

Будто крысы - как ЧК кулак разжал. 
Ты вон тоже за границу убежал. 

И плюёшь на свою родину, свистя. 
И другая для тебя земля свята. 

Ты б вернулся, если б сгинуло ЧК, 
Чтоб дурачить здесь свободно простака. 

Там, где ты, все одинаково хитры. 
И воруют. Но - досадно! - до поры. 

А в России - рай: воровский беспредел. 
Дядя Сэм и иже - крепко порадел. 

Сковырнуть бы ещё нынешнюю власть, - 
Вот тогда б наворовались все вы всласть! 

Все вы - крысы, что сбежали с корабля, - 
Все б вернулись воровской потехи для. 

Но надеюсь: не дойдёт до дележа 
Всё ж России - от разбойного ножа. 

Пусть ЧК, пусть ФСБ, пускай хоть бес, 
Но негоже, чтобы вор повсюду лез. 

Так-то, ВиРа. Твой резон понятен мне: 
Без ЧК - придёт конец большой стране. 

Потому-то ты поёшь: ЧК! ЧК!.. 
Но мечта твоя, надеюсь, далека! 

И P.S. Коль кто-то помыслами чист, - 
Не помеха никакой ему чекист. 

15 марта 2007


Поэту
Сонет

Кому нужны твои прозренья, 
Твой звонкий стих, твой дар пророка? 
Толпе, приверженной пороку, 
Пустой, достойной лишь презренья? 

Кому нужны твои сомненья, 
Твой жаркий пыл, твои уроки, 
Твои восторги, сожаленья, 
И восхваленья, и упрёки? 

Кому? Кому, скажи на милость, 
Поэт?.. Твой ум - небесно ясен. 
Тебе ведь многое открылось, 
И - что поэта труд напрасен… 

Ну что, собрат мой, горько плачешь? 
Я знаю: ты - не мог иначе. 

15 марта 2007


Комета

Москва опять оторвалась 
От всей России 
И вдаль кометой понеслась, 
Согнувши выю. 

Горит кометы голова, 
Сверкают блёстки, 
И пыль летит - слова, слова, 
Прямы и жёстки. 

И шлейфом тянется страна, 
Главой влекома, 
Порою кажется она 
Уснувшей в коме. 

Иссякнет пламенный заряд 
В главе кометы, 
И никогда не станет в ряд 
Она с планетой. 

Исчезнет, как, нашкодив, тать, 
Вновь с небосклона, 
Чтоб появиться там опять 
Во время Оно. 

Явится и начнёт сверкать 
Другой мессия, 
За ним потянется опять 
Хвостом - Россия. 

Москва - комета. Странный взгляд? 
Да, но не слишком. 
Хотя горит, но, говорят, 
Внутри - ледышка. 

Опять она оторвалась 
И в даль умчалась. 
Россия ж вновь не поддалась 
И - здесь осталась. 

12 марта 2007


***

Талдычат новые мессии, 
Что убывает, мол, Россия 
По миллиону в год, 
И крах Россию ждёт. 

Не знаю, кто и как считал, 
Но «материнский капитал» 
Введён, чтоб стала мать 
Детей стране рожать. 

Что ж, дай-то, бог, всех благ стране! 
Хотя понятно даже мне, 
Что всё - не так! И вовсе не 
Рождаемость низка, 
А - смертность высока. 

Беречь - уже рождённых надо! 
А не под громкие тирады 
В народе видеть только стадо, 
Чей долг один в миру: 
Мессий - катать в жиру. 

Умерьте - ваши аппетиты! 
Как люд простой живёт - взгляните! 
Его - лелейте и блюдите! 
И - надо ль объяснять? - 
Пойдёт Россия вспять 
И станет - прибывать! 

11 марта 2007


О шероховатости слога

Господа! Вы опять о слоге! 
Мол, его поменять бы надо!.. 
Слог - он, как говорят, от бога. 
И даётся он - как награда. 

Что ж менять мне? Своё - на ваше? 
Поменяю - и стану клоном 
Вашим, критики. Стану даже 
Тех - учить, тем - стучать поклоны… 

Нет, конечно! Смешны вы, право! 
Не за то б, господа, вам биться! 
С слогом «правильным» вас - орава. 
Нас, с «неправильным», - единицы. 

11 марта 2007


***

Ах, как рьяно все взялись меня хоронить! 
И при встречах - расспросы, расспросы. 
Дескать: а говорили!… тебе ж - жить да жить!.. 
Вон бежишь как!.. и щёки - как розы!.. 

Ну, положим, что щёки бледны, как… судьба, - 
Закраснелись немного от бега. 
И не бег это вовсе - так, просто ходьба 
В треть былого, - как солнце при снеге. 

Почему стал сбоить верный мой механизм, 
Полувек ни о чём не сигналя? 
Кто поверг его в немощь? Какой катаклизм 
Глянул - из-под забрала ль вуали? 

Или сам я ним где-то, шутя, пренебрёг, 
Забывая порой про починку?.. 
Где-то он перегрелся? а может, продрог? 
Недобрал, перебрал ли - перчинку? 

Как по лезвию… Вправо ли, влево ли, - «Стоп» 
Загорается красным, мигая… 
Недобрал, перебрал - и вот ты уже - клоп, 
И ползёшь, еле передвигаясь. 

Видно Парка, судьбы мне прядущая нить, 
Прикорнула немного в работе, 
Раз все ринулись рьяно меня хоронить…  
Я ж - нетвёрдо твержу: подождёте! 

4-10 марта 2007


Светская львица
(по следам одного телепроекта)

Проповедующая скотство - 
Прозывается «светской львицей». 
Что ж тому беспределу дивиться, 
Чему имя - России банкротство. 

Откровенные блуд и хамство 
Каждый день бесцензурно льются 
В души хрупкие, в души-блюдца, 
Оскверняя насквозь пространство. 

Нет - нормальных. Одни - уроды. 
Во главе - с дорогой блудницей. 
Содержанка, б…. - но не львица - 
Называли таких в народе. 

Что ж в героях сейчас - такая? 
Раз звезда - то кому-то надо! 
И возводят в герои - гада. 
Гадят, скотскому потакая. 

Нет - страны, вековых устоев. 
Заходи - и бери руками. 
Чтили - патриотизм веками. 
Стали - кузницею изгоев… 

Наркоманы, воры, убийцы, 
Мужеложцы и лесбиянки, 
Проститутки, хамы и хамки… 
И их «мамки» - «светские львицы». 

4 марта 2007


(Белое и чёрное)

Пробежало: то, это 
Не закончил, не сдал, не вернул, 
Не издал… И умру не поэтом, - 
Так! из тех, что когда-то и где-то 
Будто кстати словечко ввернул. 

Неужели так просто - 
В занятой, безразличной толпе? 
И на свеже-раскрытом погосте 
Послезавтра под старые тосты 
Крест поставят на этой судьбе? 

Для чего?.. И заплачет 
Кто-то искренной всё же слезой? 
Иль, как водится, вскользь посудачат 
Меж погодой и «правильна ль сдача?» 
День, ну, может, от силы - другой? 

Для чего эти страсти, 
Этот, пусть вдохновенный, но - яд? 
Может быть, и действительно счастье - 
Под удар рукотворных напастей 
Щёку, не противясь, подставлять?.. 

Так - мелькнуло. Но кто-то 
Усадил, проводил, уложил - 
С неизвестною раньше заботой. 
Значит: рано; за мной - ещё что-то; 
Я, что должен, пока не прожил. 

Для прощений - есть время. 
Сколько? - день? или год? или два? 
И оставить пора уже стремя 
И седло… Для тебя это - бремя. 
Плод борьбы твоей виден едва. 

Мир - как был, так и кружит 
В неизменной спирали своей. 
Тех крестит, тех досрочно недужит. 
Зло с добром сплетено, - и не сдюжит 
Ни одно. Хоть им кудри завей. 

В лагерь чей свои стопы 
Ты направишь, едва не упав? 
Всех послушать, вокруг филантропы 
Сеют счастье, - как дарят сиропом, - 
Но… попутно добро растоптав. 

Сам увяз в этой связке: 
Тут - погано, а там - хорошо. 
Ах, как сладостны детские сказки! 
По царёвой - полцарства! - указке 
Получает, кто верно прошёл. 

Здесь же - каждый получит 
В каждый миг равно это и то. 
И, счастливым себя кто озвучит, 
Вдруг с счастливой покатится кручи 
И за миг превратится в ничто… 

Как!?. Шагая с оглядкой, 
До конца разве выйдешь пути!.. 
Если цели движенья не гадки, 
То со средств могут быть взятки гладки, 
Даже если по трупам пройти?!. 

Нет!.. Не верю. Не может 
Наш живущий по Дарвину мир 
Рвать и дальше, как делал он, кожу 
С соплеменника, - с гордою рожей, 
Из убийц сотворяя кумир. 

Нет!.. Но как же сплетенье? 
Бело-чёрную связь не разнять! 
Как и чем убирать почерненье? 
Снежно-белое станет в мгновенье 
Чёрным, чёрное став убивать. 

Я - не знаю… Где - правда? 
Может, совесть?.. Хоть стань голосить!.. 
Может быть, дикарёва отряда 
Мудрость взяв, у последнего гада 
С ним при встрече прощенья просить… 

16 февраля 2007


***

Лишить истории, героев, 
Семью разрушить, - и страна - 
Я вряд ли новое открою! - 
И без войны побеждена. 

Потоки лжи победно льются 
Со всех экранов (С чьих щедрот?), 
И нет Великой Революцьи, 
Освободившей наш народ. 

Он снял оковы вековые 
И задышал, идя вперёд, 
Свернув - а как же!? - многих выи 
Своих мучителей-господ. 

Те отвечали - адекватно 
(Ах, что за странное словцо!), 
И рисовать не надо - ладно? - 
Им благородное лицо. 

Тот побеждает, кто сильнее, 
Кого поддержит весь народ. 
Не надо нынче ахинею 
Нести нам про переворот. 

Декреты первые. Свободы. 
Враги. Гражданская война. 
Как без желания народа 
Могла всё выдюжить страна! 

Ликбез. Колхозы. Перегибы 
Случались как девятый вал. 
А вы бы как тогда пошли бы!?. 
И враг ведь вовсе не дремал: 

Готовил заговоры тонко 
Внутри и из-за всех границ. 
Апологеты нынче звонко 
Из них рисуют голубиц. 

Из пятилеток вышла, встала 
Индустриальною страна. 
За двадцать лет всего воспряла. 
Но - подкатила вновь война. 

И супостат тот был взлелеян 
Всё той же кликой мировой, 
Всегда мечтавшей, сатанея, 
Россию видеть под пятой. 

Они лишь ручки потирали 
Три года, жмурясь: «Вот он - крах!» 
И на делёжку прибежали, - 
И… победители в веках! 

И этой нас лишить победы 
Хотят продажные лгуны. 
Они одни рисуют беды, 
Листая летопись войны. 

Но живы - к счастью! - ветераны 
(Хоть мало их!), - и потому 
Лгуны не очень в эту рану 
Влезают и наводят тьму. 

Но - перепишут… Что-то вроде 
Припева к песням будет всем: 
Освободитель всех народов - 
Заокеанский Дядя Сэм. 

Десяток лет - в цепях разрухи, - 
Но - в космос вырвалась страна, 
В энтузиастов тысяч руки 
Дала колосья целина. 

Волюнтаризм. И диссиденты… 
ГБ, ОБХСа страх. 
Мешали эти все моменты 
Тем, кто в сегодняшних ворах. 

Теперь - раздолье. Можно смело - 
Закон что дышло! - воровать, 
Попутно дьявольски умело 
На всё помои выливать. 

Разврат со всех сквозит экранов. 
И ценности семьи - смешны. 
Бандиты, девки, наркоманы - 
Герои главные страны. 

…Я вряд ли новое открою: 
Лиши истории, героев, 
Семьи лиши, - и вот страна 
И без войны побеждена. 

15 февраля 2007


***

США снова открыто назвали своим 
вероятным военным противником Россию
Ну вот, открыт секрет Полишинеля,
Закрытый разве только либералам. 
Они, бияся в грудь, всегда орали: 
Не будет брат их - к нам; чтоб не робели. 

А брат их тупо прост. Он - прежний янки. 
С дубинкой демократию он сеет. 
От бывшей Югославии подранки 
Всё бьются. Ну а янки богатеет. 

СССР был за Афган обхаян 
Продажной либеральничащей кликой. 
Зато теперь за то же брат их Каин - 
Превозносим под фотовспышек блики. 

Ирак раздавлен. Под аплодисменты. 
Пусть с трупами, зато - ура! свобода! 
И льётся кровь и нефть, - то дивиденды 
Во благо всё поправшего народа. 

Ну! кто там демократии не хочет!? 
Иран? Корея? Атлас - пролистаем!.. 
И прыгает американский кочет, 
Своим двором планету всю считая. 

А мы-то что ж!.. По-прежнему - простые… 
На поводу предателей исконно… 
- Пора, пора уж браться за Россию! 
Осталась в ней - лишь «пятая колонна», - 

Так личико открыл зубастый братец 
Всех либералов, присягавший в дружбе. 
Ему ль впервой слова о дружбе тратить! 
Ведь лицемерье у него - на службе. 

Он демократью на крови построил: 
Индейцы, негры - вложены в фундамент. 
Никто не лил чужой так много крови 
С тех пор, когда исчез последний мамонт. 

Все континенты обошёл деляга, 
Себя считая только - человеком… 
И полосы на красно-белом флаге - 
Не полосы совсем, - то крови реки. 

Ещё - Россия. Лакомый кусочек. 
Пора, пора показывать уж зубы! 
Обложена снаружи. И в пупочек - 
Заселены, кому доллАры любы. 

Нажми чуть-чуть, и можно разграбленье 
Начать когда-то мировой державы… 
Остался ль кто, душа кого не ржава, 
Кто не предатель по определенью?! 

Остался ль кто!.. Ведь в их кошерном мире 
ЗадОхнется Земля, несясь орбитой!.. 
Россия! нет! ты быть не можешь битой! 
Как… выпить дать! Как дважды два - четыре. 

9 февраля 2007


***

Ненавижу - скотов!.. Что имели, то будет - 
То есть шиш, или два, - в вашей жизни всегда. 
Вы - готовы предать и продать… Вы - не люди. 
Вам - в животную радость другого беда. 

Атаманов своих сами клали на плаху. 
От Степана и до… За минутный пятак. 
Даже не из-за злой пытки, боли и страха. 
За стакан. За понюшку. За должность. За так. 

Выпив крови святой, дружно в подлое рабство 
Погружались вы вновь, о героях скорбя, 
Хором песни твердя про всемирное братство, 
Тут же - брата, соседа, и друга губя. 

Вы распятых под ваши восторги героев, 
Чтобы их воскресить, вновь снимали с крестов, 
Рабский, подлый мирок свой безудержно строя… 
Ненавижу - скотов!.. Ненавижу - скотов!.. 

8 февраля 2007


Шатает

Шатает… Похоже, земля уж не хочет носить. 
Преддверие Райновской скуки. 
И вряд ли, уйдёшь если, кто-то начнёт голосить, 
Вздымая в отчаяньи руки. 

Пора уж… Похоже, дороги свои исходил - 
И месишь всё те же ногами. 
Куда бы и с чем бы, дружок мой, ты ни заходил, 
Не станут встречать пирогами. 

Пора уж… Земля вон шатает. Прозрачный намёк: 
Давай, мол, дружище, поближе! 
Что плачешь ты там, мол, не понят и так одинок? 
Здесь - много. Спускайся пониже! 

Присядь. Не беги. На скамеечке - ближе ко мне 
Почти, так сказать, на полроста. 
Пора. Привыкай. Дело движется к вечной зиме 
И к однообразью погоста. 

Поднялся?.. Давай! И мгновеньем не пренебрегай! 
Кто знает, насколько даётся?.. 
Шатает?.. Держись! И, идя в полный рост, дошагай 
Туда, где ходить не придётся! 

5 февраля 2007


Хозяюшка
Песенка

Ты всё по дому знаешь: 
Где, что и как лежит, 
И сразу примечаешь, 
Что быть не надлежит. 

Ты каждого нас будишь 
Отдельно по часам. 
Тебя считаем чудом, 
Не веря чудесам. 

Ты каждого проводишь 
До самой до двери, 
Жалея, что уходит, 
Хоть и не говоришь. 

Ты каждого встречаешь, 
Заслыша лишь звонок, 
И бурно привечаешь, 
Чуть не сбивая с ног. 

Ты всех ведёшь на кухню, 
Оказывая честь, 
Не кушая сам-друг, но - 
Всегда не прочь поесть. 

Когда ж наешься, тычешь 
Свой носик нам в персты 
И ласково мурлычешь, - 
Ведь наша кошка ты! 

4 февраля 2007


Давос

Медведев. Греф. Одна из дам. 
Чубайс… Известные витии… 
Давос - и ныне где-то там. 
А здесь - распятая Россия. 

Давос: «Давай, Россия, газ. 
И нефть давай. А мы посмотрим 
В цивилизованный наш глаз - 
И так сочтёмся, как усмотрим…» 

Вы, наши дщери и сыны, 
Не обольщайтесь ярким светом 
Европ. Обманчивы они. 
Не забывайте, чьи вы дети. 

Не рвитесь в патриоты стран - 
(Как был когда-то «немец года»!) - 
Чужих… Правитель, ты избран 
В защиту своего народа! 

Он нищ, он страшен, он убог… 
А ты, холёный весь, красуясь 
На всех экранах, будто бог, 
Не поминай народа всуе. 

Старушку помни, старика, 
Детей бездомных, беззащитных… 
И твёрдой будет пусть рука 
Твоя в давосской тихой битве. 

Не проворонь, не прогляди, 
Не раздари «за так» Россию. 
И так, как у чужой груди, 
Здесь все - нагие и босые! 

Ну… кроме вас. Тепло и сытно 
Лишь вам - и иже с вами - здесь. 
Я разуверен. Но - не весь: 
Ведь вам ещё бывает стыдно?! 

И пусть господ в себе и дам 
Нашли, - не будьте лишь простые: 
Давос всегда пребудет - там… 
Не дайте задавить Россию! 

30 января 2007


***

Пустой январь. Растрачен напрочь. 
На спор с глупцом. И не одним. 
А рок глядит, глядит из-за плеч, - 
Отсрочки - невозможны с ним. 

Судьбу на мелочную злобу 
Дробить не стоит. Ни к чему. 
У зла бездонная утроба, - 
Не посвяти себя ему. 

Окстись. Умерь свой пыл и пламень. 
Чужой не тщись прикрыть роток. 
Есть твой, лишь твой, нелёгкий камень, - 
Его неси. Ведь рок - жесток. 

Ему - неведомы отсрочки… 
Иди судьбою прямиком 
И золотые свои строчки 
Не трать на тяжбу с дураком. 

26 января 2007


***

13 января 2007 в Донском монастыре 
перезахоронен вывезенный из Харбина 
гроб с трупом белого генерала Каппеля. 
Ещё одна капля. 
Опять импортирован гроб. 
Вернулся к нам Каппель, - 
Нет, кажется, места для проб! 

Кому это надо? 
Спросили б хотя бы народ! 
Готовят награду 
На шею ему из господ. 

А там недалёко - 
И «в крепость», как было, опять, 
В мир рангов жестокий. 
История катится вспять. 

Всё - тихою сапой. 
Сочатся в Россию враги. 
Ещё один, Каппель, 
Ввезён, так сказать, на круги. 

И толпы ломятся 
Почтить новоявленный гроб… 
Что ж дальше-то, братцы! 
Вам, видно, что по лбу, что в лоб. 

Ждут новые баре. 
И вырыто снова ярмо. 
И кнут вырыт старый. 
Вас снова растопчут в дерьмо. 

Не мёртв, братцы, Каппель! 
Не даром вокруг так снуют! 
За каплею капля 
Вам новое рабство куют. 

13 января 2007


***
Сонет

Всё сказано. Неоднократно. 
На разных к тому ж языках. 
Кружим, возвращаясь обратно 
К открытому в прошлых веках. 

И вновь удивляемся внятным 
Событьям. И тонем в пирах. 
И вновь ужасаемся ратным 
Убийствам. И падаем в прах. 

Кружится вкруг солнца планета, 
Рождая то этих, то тех, 
Для чьих - непонятно! - утех. 

Её неразумные дети, 
Считая себя центром света, 
Плодятся - на слёзы и смех. 

13 января 2007


Кто, кого и по чьему подобию создал

Глупый, ленивый, беспечный, 
Мелочно-мстительный бог, 
Да ещё в этом всём - вечный… 
Кто тебя выдумать мог! 

Только такой же убогий, 
Мерзко тянущий свой век. 
Создал - Не иначе! - бога 
Равным себе - человек. 

10 января 2007


***

Пусто в душе, пусто. 
Хоть покати шаром. 
Жить на Земле грустно. 
Не описать пером. 

Прёт из TV гогот. 
Пир посреди чумы. 
Жаль, нет его - бога, 
Нет, хоть лукавим мы. 

Был бы - раздал сёстрам 
Серьги - всем по делам. 
А на щите - монстры, 
Весь человечий хлам. 

Воры вокруг, воры 
Правят в миру балы. 
Хищной везде своры 
Пиршеские столы. 

А на столах - кости 
Рыбьи, зверей, людей. 
Льются рекой тосты. 
Нету ворам судей. 

Часто вокруг, густо - 
Люди, салютов гром… 
Только в душе пусто. 
Хоть покати шаром. 

1 января 2007


Подробнее о своём:

Мои стихи, отношусь к которым в соответствии с названием страницы:

Всё то, что считаю хорошими стихами, - на следующих страницах:

Все мои стихи (включая даже баловство в несколько строк) в хронологическом порядке - на следующих страничках:

Ну и отсортированное по жанрам:

И, наконец, то, к чему отношусь абсолютно несерьёзно, но что делалось в своё время не без вдохновения:

И ещё. «Кликнув» «иконку» внизу, Вы попадёте на мою страницу на сайте Стихи.Ру

Виктор Пицман - автор электронного журнала Стихи.Ru