Главное меню

Виктор Пицман - Избранное 2005

Виктор Пицман, сентябрь 2005. Victor Pitsman

Пицман Виктор Эрихович [р. 9 августа 1951, с. Каменка Беляевского района Одесской области, - живу в Молдове в г.Бельцы], русскоязычный стихотворец.
Печатался в газетах «СП» (Бельцы), «Голос Бэлць», «Антенна» (Кишинёв), «Красная Звезда», журнале «Русское слово» (Луганск), коллективных сборниках «И звезда с звездою говорит» (2012, СПб), «Будем вместе в доме жить» (2012, СПб). Книга «Голос из болота» (2016, Бельцы).

Подробнее

Перепечатка (без искажений!) - приветствуется, желательно - с уведомлением автора.
Отзывы, деловые предложения жду на: e-mail

Стихи (115):

Утренняя зарисовка

Чёрные тени по тёмному парку 
К рынку идут и идут чередой - 
К проклятому многократно прилавку, 
Ставшему счастьем для них и бедой. 

Изо дня в день их поход не кончается: 
Летом - в жару, а зимою - в мороз. 
Жизненный цикл здесь для них начинается 
И завершается - горек от слёз. 

Пусть улыбаются здесь за прилавками 
И балагурят порою смешно, 
Смех здесь - как будто на шее с удавкою, 
Даже веселье - тоскою полно. 

Есть безысходность в торговой запарке, 
Словно у стада, что всё - на убой. 
Раннее утро. По тёмному парку 
Чёрные тени бредут чередой. 

26 декабря 2005


Что ещё?
Сонет

Что ещё?!. Надо ли рифмовать 
Строчка к строчке про это житьё?.. 
Пусть отменное даже, нытьё 
Вряд ли кто-нибудь станет читать. 

А прочтёт - покривится: «Опять! 
Сколько можно! Всё то же шитьё!..» 
И захлопнет творенье моё: 
«Лучше вовсе бы не открывать!» 

Сонмы нытиков миром прошли, 
Путь свой в частых отметив слезах: 
Ах, как трудно живётся им!.. Ах, 
Как непросто быть сыном Земли!.. 

Тыщи лет, а всё так же - впотьмах, 
Как слепцы, и ответ - не нашли. 

23 декабря 2005


Горь-ко!

…Знаменитый английский певец Элтон Джон 
наконец-то сочетался законным браком с мужчиной. 
После пышно отпразднованной свадьбы «молодо…мужи» 
проведут медовый месяц в свадебном путешествии… 
…Очередь на регистрацию однополых браков 
расписана на много месяцев вперёд… 
(Из сообщений СМИ) 
На закат покатилась Европа! 
Погребальный уж слышится звон!.. 
Не рождаются дети из ----, 
И потомства не даст Элтон Джон. 

Толпы геев, отряд лесбиянский 
Не родят (как ни тужься!) детей… 
Скоро, скоро грядут на арабском 
Удивительных сонмы вестей: 

Стала мирно Европа исламской: 
Там мужчины не перевелись, 
Да и женщины там без опаски 
Дарят множеству отпрысков жизнь, 

Вместо храмов повсюду мечети 
Протыкают насквозь небеса, 
И всё - смуглые, смуглые дети!.. 
…Вот такие грядут чудеса. 

А остатки старушки Европы 
В резервациях, - слышится стон: 
Лижут страстно там вульвы и ----… 
…Горько! Горько! Виват, Элтон Джон! 

22 декабря 2005


Порядок

На улицах Молдовы наводится «порядок»: 
изгоняют торговцев, единственный заработок 
которых обеспечивала т.н. «уличная торговля». 
Отчитались перед Европой 
В возрастающем ВВП. 
Сами жрут с икрой канапе, 
А народ, как обычно, в ----. 

…Раз Европа почти мы, нужно 
С глаз долой нищету убрать:  
Пусть идёт к себе умирать! 
Хорошо бы: исчезла дружно! 

Пусть уходят старушки с улиц, 
Пусть не застят наших витрин!.. 
Пусть никто не узрит мужчин, 
В баках роющихся, ссутулясь. 

Пусть сдыхают! Мы их «хоромы» 
(Так сказать) - приберём к рукам… 
Всякий вхож в европейский храм, 
Этих жалких подобий кроме!.. 

И опричники вдохновенно 
Возле шопов наводят лоск… 
А народ - он опять как воск, - 
С ним такое обыкновенно. 

Будто хлам какой или мусор 
Сгонят, выгонят, уберут… 
И заблещет Европа тут 
В изощрённом своём искусе… 

А они - те, кто тут сидели, 
Из-за крох в жару и мороз 
Свой сюда уж не сунут нос, - 
Вряд ли им уж сорваться с мели. 

Под себя народные слуги 
Подгребают всё, под себя, - 
Их волнует одна судьба. 
Все для этой судьбы потуги. 

И заезжие гости хлопать 
Станут: «Ах, какой ВВП! 
И т.д. у вас, и т.п!..» 
…Любит гладкий отчёт Европа. 

17 декабря 2005


Критики и графоманы
Сонет

Пишешь много, - графоман. 
Пишешь складно, - рифмоплёт. 
Только кто же разберёт, 
Где тут правда, где - обман? 

По числу словес (всё - брань!) 
Критик часто сам вперёд 
Сто очков тому даёт, 
Кто им в жертвы был избран. 

Сколько их таких в миру, 
Кто избрал других хулу 
Средством набивать карман!.. 

И вещает, аки вран, 
Частый критик на юру, - 
Сам отменный графоман!.. 

12 декабря 2005


На смерть Георгия Жжёнова

Вот и Жжёнов догорел, погас - 
Вечный, нам казалось, столп культуры… 
Даже с резвым норовом Пегас 
Покорялся этой пламенной натуре. 

Жжён, да не сожжён, лишь закалён, - 
Из огня и холода Гулага 
Вышел, будто заново рождён: 
Мужество, спокойствие, отвага… 

Терминаторам прожжённым - не чета 
Русский, истинно мужской характер: 
Взгляд… и пауза… А суета, 
Грозный рык - отнюдь не силы факты. 

И пускай своё взяли года, 
Он для нас остался - несражённый!.. 
…Думаю, светить тебе всегда, 
Несжигаемый Георгий Жжёнов! 

9 декабря 2005


Г. Жжёнов (р. 1915) умер 8 декабря 2005.

Поэтический сайт

Посвящается Стихи.Ру
Сколько нас, сколько нас! 
Просто необозримы! 
Пишем, пишем стихи мы! 
Переполнен Парнас! 

Посекундно почти, 
Поминутно - творенье! 
Не Парнас - муравейник! 
Всех - попробуй, сочти! 

Муравьиный Парнас 
Щедр наш присно и ныне: 
Каждый рвётся к вершине 
И - бывает хоть раз. 

Плод ночного труда, 
Светлый дар вдохновенья 
Промелькнёт на мгновенье 
И - уйдёт без следа, - 

Наверху - муравей 
Новый (а может, прежний): 
Стихотворец прилежный 
С новой ношей своей… 

И мелькают они: 
Кто-то - так, кто - с талантом, 
Кто - пытается златом 
Удлинить свои дни. 

Но - процесс не сдержать, - 
Он жесток и бессмыслен: 
Те - вошли, эти - вышли… 
И писать, и писать - 
Нескончаема рать… 

9 декабря 2005


Забытая Ростопчина

Я научила женщин говорить… 
А. Ахматова 
Забытая Ростопчина, 
Субтильно-нежная графиня… 
В мечтах о Нём жила она 
И не живёт почти уж ныне… 

А вы откройте «Вид Москвы» 
Иль «Русским женщинам» посланье!.. 
Поэзии российской зданье 
Неполно без её канвы!.. 

Какая страсть, какая сила!.. 
И пусть в забвении почила, 
Но… не другая научила 
Всё ж женщин говорить… - она - 
Забытая Ростопчина!.. 

5 декабря 2005


Цветок

Есть цветок на Земле, - он в цветения пору 
Привлекает к себе опылителей свору 
Мерзким запахом бурно сгнивающей плоти. 
И слетается всё, что есть падаль не против. 

И, как этот цветок, есть такие же люди, - 
Красота, чистота - их как будто бы губит. 
Им понятней другой - мерзкий, подлый - уют, 
И они трупный смрад вкруг себя создают. 

И слетаются к ним из таких же рои: 
Им милее всего запах чьей-то крови. 
И совместно вершат они подлое дело: 
Рвут и жрут - и живое, и мёртвое тело. 

Я не вправе судить все земные созданья 
И не в силах законы сменить мирозданья. 
Но боюсь: на Земле ждут нас метаморфозы - 
И останутся не опылёнными розы. 

28 ноября 2005


Ноябрьское настроение

Началась и - потекла зима 
Мутными холодными ручьями. 
Серые унылые дома 
Капают нависшими бровями. 

Неба - нет. Откуда - не понять - 
Редкие снижаются снежинки 
И, не в силах обелить картинку, 
Лужами ложатся на асфальт. 

Холод пробирает до костей. 
Где-то рядом прячется зима. 
Съёжилась - лежит земля сама, 
Лучших ожидая новостей. 

20 ноября 2005


С. Говорухин на эфире у В. Топаллера

Говори, Говорухин, 
Говори, говори! 
Оболжённому слуху 
Правды чуть подари! 

Врежь-ка, Стас, правду-матку, 
Не играя ролей, 
По смазливой сопатке 
Одного из вралей! 

Одного из отряда 
Бегунов из страны - 
Симпатичного гада - 
Рот немного заткни! 

Облегчи хоть немного 
Груз словесных оков 
Краснобаев убогих 
В тридцать сребреников! 

Ночь покрыла всё глухо, 
И не видно зари… 
Говори, Говорухин, 
Говори, говори! 

20 ноября 2005


Александр Иванов
Сонет

Пародия в поэзии - ненова. 
Я сам грешу порою, как могу. 
Успешного поэта Иванова 
Мне было жаль, как путника в пургу. 

В глазах - печаль. Жизнь прожита, а слово, 
Что сказано, - как детское «Агу!» 
Я б никому не пожелал такого - 
Ни другу, ни заклятому врагу. 

Мне скажут: врёшь ты, дядя! Там - всё чисто: 
И тиражи, и деньги, и успех… 
И пусть в поэзии не создал вех, 
Стихи его сверкали, как монисто,  
И вызывали смех почти у всех… 

Но что ж тоска в глазах у пародиста!.. 

18 ноября 2005


О фильме «Александр»

Александр, что покорил весь мир, 
Александр - героев всех кумир, - 
В этом фильме просто хлипкий гомик, 
Свой покинувший случайно домик. 

Вдохновлявший тысячи мужчин 
И «Великий» заслуживший чин, - 
Оказалось - вовсе не мужчина, - 
Просто - гомик. Вот - побед причина. 

Да и умер он-то от того, 
Что любовник разлюбил его… 
Нет в истории теперь секретов. 
Гомики - за всё теперь в ответе. 

И французское «Шерше ля фам!» 
Устарело, превратившись в хлам. 
Не ищите женщин там скорее, 
Где загадка есть… ищите геев! 

14 ноября 2005


Защитникам МБХ

«Не украл, а - заработал!» 
(Выжимка из речей защитников МБХ) 
Приходилось слышать от цыган, 
Дело чьё - влезать в чужой карман, 
Посвятивших жизнь такой заботе: 
«Удалось сегодня заработать!» 

«А сегодня - неудачный день: 
Вдруг менты повылезли! Не лень 
Им мешать нам. Мало что ли платим, 
Чтоб работать не мешали, гады!» 

Говорят, Господь цыган простил 
В воровстве и им определил 
Воровство - работой, и - обман… 
Может, некий МБХ - цыган?! 

14 ноября 2005


Нечаянный сонет о подлости

Как агрессивен всё-таки Рунет! 
Как хорошо, укрывшись ником-кличкой, 
Себя потешить сладенькой привычкой: 
Нагадить тем, на ком забрала нет!.. 

А надо ли о подлости - сонет? 
Есть темы яркие, как огонёк над спичкой, 
И вечные… Ты этим с тёмным стычкой 
Не оскорбишь ли времени, поэт? 

Нет. Вряд ли. Я - лишь зеркало. Нимало 
Не очерню, не приукрашу мир. 
То только кажется, что честь - людей кумир. 

Ведь подлость с человечеством шагала 
Во все века… А в нашем - даже стало 
За честь - украсить подлостью мундир. 

7 ноября 2005


Четвёртое ноября
(Попытка гимна новому,
демократически введённому, празднику)

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Менять без дебатов 
Такие вот даты - 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Седьмого, восьмого 
Гуляли бы снова! 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
В мошне вашей густо, 
А в нашей - всё пусто. 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Где вы? где бандиты? - 
Поди, разбери ты! 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Не пукнуть без платы, 
Зато - демократы! 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Нагие, босые - 
Не вор кто - в России. 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Есть всё-таки опыт, - 
Пока он не пропит. 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
Забрали, что можно! 
Ах, неосторожно! 
Эх, зря, «демократы», зря! 

Четвёртое ноября. 
Эх, зря, «демократы», зря! 
А будет наградой 
Вам - бунт без пощады 
Не зря, «демократы», не зря! 

4 ноября 2005


Чепуха про МБХ

Оказался всё ж на зоне 
Вор. Пока что не «в законе». 
Столько, сколько он украл, 
Ни один не воровал. 

Чешут в камерах затылки: 
Лезть иль нет с таким в бутылку? 
И законные воры 
Приуныли до поры. 

Деньги, словно воды Ганга, 
Льются. Только нету ранга: 
То ль «шестёрка», то ль «пахан»… 
Нужен воровской «шалман». 

А ещё дошло со свистом, 
Что не меньше - декабрист он! 
Даже прибыла жена, 
Кошельком снаряжена. 

Зеки кончили чесаться, 
И пошёл рекомендаций 
Ворох: «Да! Короновать, 
Коль сумел наворовать!» 

И теперь в далёкой зоне - 
Самый крупный вор «в законе». 
Кличка вору - МБХ… 
…Вот такая чепуха. 

3 ноября 2005


«Христианке» Матвиенко

«Ну не по-христиански это!» - 
(Матвиенко, губернатор Петербурга, - 
о Ленине в Мавзолее). 

Одна из Петербургских фирм возит по 
стране препарированные трупы людей, 
показывая их за деньги на выставках. 
Госпожа Матвиенко, 
Вам ли о христианстве!.. 
Вам, с отличной оценкой 
Лишь в одном постоянстве - 

Лгать!.. И, ложью скрывая 
Воровство без предела, 
Вы и аду, и раю 
В лжи находите дело. 

Вот ведь в Вашем хозяйстве 
Режут трупы на части 
И, забыв христианство, 
Возят, млея от страсти! 

Возмутитесь!.. Не слышно 
Что-то негодованья!.. 
Нет! То - не неприличье! 
Нет такому названья!.. 

31 октября 2005


В поэзии - нет правил

Записным лингвистам и иже с ними
В поэзии - нет правил. 
Вернее, они - есть, 
Но, к счастью - богу слава! - 
Они - не та отрава, 
Что удалось ораве 
Лингвистов произвесть. 

За тьмою диссертаций, 
Поэтов расщепив 
На атомы, на части, 
Взяв алгебру как святцы, 
Они поверить тщатся 
Гармонию, убив. 

Мутируя, как вирус, 
Во все века они 
Вокруг поэтов вились, 
И с их стола кормились, 
И завистью давились, 
Таланта лишены. 

И вот со сводом правил, 
Сухих, как их душа, - 
Я повторюсь, - орава 
Экспертов слова бравых 
Живёт, шутя направо- 
Налево всех круша. 

Ну как же! - кандидаты, 
И даже доктора, 
Венков лауреаты 
Иных… et caetera… 
А разобраться - хваты, 
Убийцы от пера. 

Цветаева, Корнилов, 
Васильев, Пастернак… 
Их рамками давили 
Лингвисты-джугашвили. 
На всех, кого убили, - 
Учёных-псевдо знак… 

…Свою кончаю повесть 
Я как заведено - 
Моралью некой то есть 
(Она - кому-то в новость): 
Писать, как скажет совесть, - 
В поэзии одно 
Есть правило. Оно - 
Одним и быть должно. 

29 октября 2005


Свобода слова по-русски

Нет, это - не свобода слова. 
Иначе надо называть 
Желание крушить основы, 
Что было - грязью поливать, 

Всех - без ранжира, без разбора… 
Одни изгои - на щите. 
Исход любого ясен спора, - 
У власти эти, а не те. 

И льётся грязь потоком бурным. 
И нет в Руси уже святынь. 
Американский гимн бравурный 
Царит средь грязевых пустынь. 

Гогочут новые мессии, 
«О-кей», «ол-райт» на языке. 
Важнее гибнущей России 
Зажатый доллар в кулаке. 

Им машут, машут перед носом: 
Мол, вот - лекарство для души. 
Ах, ваши вечные вопросы! 
Здесь под ногами - барыши. 

Вы - бестолковы. Мы - поможем. 
Всё - продадим. И вам, и нам - 
Достанется. Ничуть не сложен 
К богатству путь. А прежним снам - 

Мы вам советуем не верить. 
Богатство - вот единый бог. 
Закройте в ваши храмы двери. 
Спешите в шопы со всех ног… 

Течёт, течёт, течёт отрава - 
С экранов, реками страниц… 
И гибнет в ней былая слава 
Страны орлов и голубиц… 

Страну без славного былого 
Возьмёт шутя любая рать… 
Наука эта нам не нова, 
Но всё ж придётся повторять… 

…Нет, это - не свобода слова. 
Иначе надо называть. 

22 октября 2005


Гроботаскателям

Покойник - на то и покойник, 
Что уж успокоился он, 
И целям - пусть даже достойным - 
Не должен быть он обречён. 

Пусть тлеют умершего кости 
В приют ему давшей земле. 
Он вряд ли хотел, чтоб во злости 
Его обрекли, взяв с погоста, 
Посмертной ещё кабале. 

А если взалкают потомки 
Ему поклоняться, найдут 
И там его - в дальней сторонке, 
В заброшенном склепе, и тут. 

Не надо лишь, брызгая злостью, 
В отместку иль всем вопреки, 
Тащить к нам далёкие кости, 
Хоть как они ни велики. 

Кто вправе назначить достойных? 
Умерших в земле легион. 
Зачем из-за трупов нам войны? 
Покойник - на то и покойник, 
Что уж успокоился он. 

17 октября 2005


***

Если душа ненавидит тело 
Собственное, с ним уж не дружа, 
Значит, за малым осталось дело - 
Скоро покинет его душа. 

Щерится в зеркале отраженье,
Тусклой улыбкой глядят глаза, 
И не заметить к себе отвращенья 
В жалкой гримасе уже нельзя. 

Поизносилась уж оболочка, - 
Кажется стыдным в такой ходить. 
Кажется даже, при проволочке 
Можно досрочно её убить. 

Кабы знатьё, что не будет больно 
Этот рубеж в никуда пройти, 
Вряд ли бы столько ходил окольно - 
Слишком просты в никуда пути. 

Кабы знатьё… И не в боли дело. 
Можно и с болью уйти спеша. 
Можно без боли - когда умело… 
Только вот будет ли жить без тела, 
Даже такого, уйдя, душа?.. 

16 октября 2005


Женщины прошлого тысячелетья

Ваши мужья где-то «пашут» 
В сытой ленивой Европе, 
Чем торговали - не скажут 
Дочери - в некоем шопе. 

А сыновья без присмотра 
Вовсе от рук вам отбились: 
Пахнет от них, а у локтя 
Вдруг синяки появились. 

Сами вы утром с тележкой 
Тащитесь на барахолку. 
Радио в бодренькой спешке 
Всё тарахтит без умолку - 

Об экономики росте, 
О распродажах и скидках. 
Вам же хотелось бы просто 
Мужа увидеть улыбку, 

Дочке вплести в косу бантик, 
Сына приветить из школы, 
И всей семьёй спозаранку 
Выбраться в лес или в поле. 

Муж порыбачит, а дети 
Ягод, грибов пусть поищут… 
Где то далёкое лето?!  
Впрямь будто минула тыща!.. 

В прошлом всё тысячелетьи, 
Там - дорогое осталось… 
Муж - где-то «пашет»… А дети… - 
Их раскидает по свету… 
Всё - разлетелось, распалось… 

14 октября 2005


***

Доживаю, догниваю… 
Для кого? И - для чего? 
Я живым уже мешаю, 
Лишь мешаю - и всего. 

Ждут известного обряда 
Все, похоже… И… усну. 
Угадать бы только надо 
Не на зиму - на весну. 

В крайнем случае - на осень. 
Летом - отдых и жара. 
Летом - смерти мы не просим. 
Летом - мухи, мошкара… 

А зимой - стоять озябнут, 
Слёзы мёрзнут на ветру… 
Нет, хоть будет как неладно, 
Но зимою - не умру! 

Осень - тож пора не очень - 
Грязь и дождь - для похорон. 
И из двух - весна ли, осень - 
Мы - не осень изберём, 

Не стоять чтоб в липкой глине 
И не мокнуть заодно… 
Лучше всё ж не для поминок 
Молодое лить вино! 

Остаётся лишь весною 
Мне со сцены уходить. 
Если смерть придёт за мною, 
Попрошу лишь погодить, 

Чтоб сошёл весь снег… Негоже 
Землю мёрзлую долбить!.. 
А трава пойдёт, - быть может, 
Попрошусь ещё пожить… 

Зацветёт черешня, вишня, 
Яблонь белый дым вдохну - 
И, чтоб всё достойно вышло, 
Малость с смертью потяну. 

И, из солнечного света 
Сил черпнув, не тормозя 
Незаметно въеду в лето: 
Умирать уже - нельзя! 

Там - и осень. А - зимою… 
Но - не буду повторять!.. 
И с души сомненья - смою! 
Лучше - жить! Любой порою - 
Не годится умирать! 

11 октября 2005


Дайте нам домолиться!

Дайте нам домолиться, пока ещё живы мы, нашему богу! 
Полежит пусть ещё в мавзолее, пока не умрём. 
Мы и так - с вашей властью - и сиры вконец, и убоги. 
Вот уйдём, а тогда - занимайтесь хоть новым царём! 

Потерпите! Ну что вам неймётся! Мешает вам Ленин 
Воровать разве так, как никто в свете не воровал? 
Дайте нам домолиться ему! Пусть склоняли колени 
Мы пред мифом. Неважно. Его он не сам создавал. 

Как бы ни было, с ним - поднялась, возродилась из пепла, 
Вышла первою в космос и стала могучей страна. 
И кто знает, не будь вас - воров, может, так же и крепла, 
И нашла бы свой путь - без развала на части - она. 

Вам же - власть! Вам же - деньги! Побольше! Побольше! Побольше! 
Вы - у власти! Всё - мало! Хватать! Продавать! И - делить! 
Доделились вы так, что грозит уже пальчиком Польша! 
А народ, чтоб молчал, - можно водки рекою залить. 

Или можно затеять в народе какую-то смуту: 
Те гробы - привезти издалёка, а этот - убрать… 
И, - пока будет драться народ, протрезвев на минуту, - 
Воровать, воровать, воровать, воровать, воровать… 

Ваши цели ясны… Но имейте вы всё же терпенье, 
Ради вашего бога (то ль доллара, то ли Христа)! 
Не боитесь ли вы, что воскреснет поруганный Ленин 
И воздаст вам за всё, что творили под сенью креста? 

Впрочем, что вам бояться! Найдёте себе вы подмогу! 
Вместо вас, как всегда, отдуваться мы будем - народ. 
Дайте нам домолиться, живём мы пока ещё, нашему богу! 
Вместе с нами и он, как уйдём, незаметно уйдёт. 

9 октября 2005


***

3 октября 2005 на территории Донского 
монастыря были перезахоронены останки 
генерала Деникина, привезённые из США. 
Ну вот и всё! Деникин взял Москву! 
Поход немного, правда, затянулся… 
Но, верный слову, он сюда вернулся, 
Всё ж победив нахальную братву. 

Потомки тех, кого рубал и вешал 
Сей благородный русский генерал, 
Сдались без боя трупу, - кто удрал, 
Кто сгинул, кто живой, но с грязью смешан. 

Вкруг гроба люди новые кружатся, 
Сменив происхождение своё, - 
Дворянство! А недавно - мужичьё! - 
Готовые хоть чёрту поклоняться. 

Кому угодно - только б освятил 
Неправедные их приобретенья! 
Покрыть за то не жаль всю землю тенью 
Из старых и из свеженьких могил! 

И Врангель вновь взойдёт на Перекоп, 
Обратно сбросив красных в грязь Сиваша. 
И в сорок первом не вскипит уж наша 
Волною ярость на других врагов. 

И Власов - новоявленный герой - 
Окажется великим генералом, 
В своих стрелявшим с поднятым забралом, - 
И тоже принят будет он Москвой. 

А там - и Гитлер! Уж недалеко! 
Поклянчить можно слёзно урну с прахом 
У немцев… Что тянуть?! Одним уж махом 
Покончить с сей в истории строкой! 

И с новой - нет, не с красной! - всё начать, 
Зарыв подальше - с глаз долой - мессию 
Из мавзолея. Пусть его кричат! 
Под шум доделят пьяную Россию. 

И в розницу иль оптом - всю за раз - 
Сдадут Россию вместе с пьяным быдлом. 
Ему и жить, наверно, уж обрыдло! 
Бороться что ж?!. Москва - уже сдалась! 

4 октября 2005


Куда же ты, мальчик?

14-летний школьник Рома Лебедев, 
доведённый унижениями 
классной руководительницы, 
бросился под поезд. 
Куда же ты, мальчик? 
Зачем навсегда? 
По-взрослому - с пальчик 
Твоя вся беда! 

Подумаешь, вместо 
Уборщиц убрать! 
Ну а от насмешки - 
Смешно умирать! 

Но опытным, видно, 
Был твой педагог - 
И самым обидным 
Убить тебя смог. 

По-взрослому - с пальчик 
Твоя вся беда. 
Куда же ты, мальчик? 
Зачем навсегда? 

30 сентября 2005


500 стихотворений

Пять сот стихотворений! 
Можно и умирать! 
Можно стряхнуть колени - 
Равным в когорту встать! 

Только вот - неувязка: 
Ладно, пятьсот… Как пить 
Дать, - мне Орден Подвязки 
За стихи не носить! 

Ибо лишь виртуальный - 
Мнимый то бишь - успех. 
А газетно-журнальный - 
Мизер курям на смех. 

Надо издать бы книжку - 
Этакий славный том. 
Начал делать подвижку 
Я в направленьи том. 

Ведь не простят потомки, 
Если по «точкам-ру» 
Я в виртуальной гонке 
«Глюкнутым» вдруг умру! 

Надо сберечь шедевры - 
Ну, не пятьсот - хоть пять! 
Вот расшалились нервы 
В думах о том опять! 

Надо бы, надо б, надо!.. 
Это лишь говорят 
Фразы красивой ради!.. 
Ру-ко-пи-си - го-рят!!! 

Поторопись, издатель! 
Ждут тебя барыши 
С каждой из сотен капель, 
Стёкших с моей души! 

26 сентября 2005


Сергею Есенину - 110 лет

Пополняя Есениану, 
Голос тихий свой вставлю в хор - 
Хор посмертных певцу подаяний: 
Стихотворный и прочий вздор. 

Как мы любим молиться мёртвым! 
Как неволим подчас живых! 
Убиенных певцов когорты 
Удивляют уж нас самих! 

На дуэлях, по тюрьмам, в петлях - 
Те, что голос смели иметь. 
Их живыми топтали! Нет ли? 
Возвеличила - только смерть! 

Смерть - всему, что не так, что ново, 
Что напомнит вдруг про добро, 
Про свободу… Иное слово 
Для властей будто нож в ребро. 

И ушли, кто не ходят строем, 
Молодыми, в расцвете сил. 
Каждый стал посмертно героем, 
Хоть об этом и не просил. 

Как мы любим!.. Над каждой строчкой 
Умиляемся, льём слезу… 
А кому-то - уж нет отстрочки, 
Кто-то - ждёт над собой грозу. 

Ничего! Мы его прославим, 
Как умрёт… Сыщет книжный червь. 
Мы посмертно его одарим - 
Как Высоцкого - книжкой «Нерв». 

Как мы любим сбиваться в стаи 
И молиться сильней, сильней 
Нашим мёртвым, живых оставив!… 

…Стих тебе мой - тяжёл местами, - 
Ты прости меня, брат Сергей! 

24 сентября 2005


Как это было

Один, весьма посредственный, художник, 
А присмотреться - вовсе никакой, 
Поспорил как-то впьянь неосторожно, 
Что поразит шедевром мир людской. 

И вот, купив холсты в квадратных рамах, 
Он - делать нечего! - засел за буквари, 
Альбомы всякие, - дабы избегнуть сраму 
Хотя бы - при проигранном пари. 

И стал потеть художник над холстами, 
Но неуклонно приближался срок, 
А на холстах - парили люди над домами, 
В полях трудились странные крестьяне… 
Шедевр не поддавался на наскок. 

И наш художник, осерчав, холсты 
Измазал краской все, один оставив 
Нетронутым, - для вящей красоты 
Названья длинные в подрамники добавив. 

Был он шутник, хоть в возрасте Христа 
Распятого. Но не остепенился. 
И знал, конечно, что такое красота, 
Но проиграть пари не торопился. 

И в выставку доставив свой квадрат, 
Завёрнутый в холстину, был уверен, 
Что долг придётся всё же отдавать, 
Хоть головою вышиби он двери. 

И обойдя знакомых, он с тоски 
Вошёл на выставку… А там, как в том загоне, 
Толпились у картины знатоки - 
На ней чернел квадрат на белом фоне. 

Овацией был встречен автор наш.  
И назван гением. И долг ему простили. 
И шествовал по миру карандаш, 
Перо и кисть его с тех пор - в победном стиле. 

А он являл шедевры не спеша - 
То красный свой квадрат, ещё какой-то… 
А под конец, неумных рассмеша, - 
Пустой подрамник с белою грунтовкой, - 

И умер… Но за ним ученики 
Таких шедевров уймы исписали - 
Круги, угольники - в цветах… А знатоки 
Десятки диссертаций накропали. 

Профессора, доценты - много лет 
Всё тычут пальцами в квадраты - в неге, в холе… 
И странно, что того ребёнка нет, 
Что всем сказал бы: «А король-то - голый!..» 

…И так везде… Мне кажется порой: 
Шедевр создать - не нужно просто лени! 
Нахальства больше!.. И - туману… тени!.. 
А лень найдёт - яви шедевр сырой!.. 
Но поспеши! Лишь первый - есть герой! 
Кто первым глупость скажет - тот и гений! 

24 сентября 2005


Гитарика

Спешу «застолбить» за собою я неологизм. 
Кому-то, быть может, он скажется неблагозвучным, 
А кто-то припомнит, что он в свою долгую жизнь 
Такое встречал - то ль в стихах, то ль в трактате научном. 

Но я, тем не менее, - лирик до мозга костей, - 
Озвучить спешу гениальнейшее озаренье: 
Мы - лирики, но - кто из нас средь кипенья страстей 
Вдруг вспомнит, что лира десятки веков - лишь виденье; 

Гитара - другой «коленкор» (тоже, кстати, каприз!), 
И лирику часто теперь поверяют гитарой!.. 
«Гитарика» - вот мой в поэзию неологизм! 
А «лирика» - термин откинуть бы надо как старый! 

22 сентября 2005


Елене С.

Вот Вы, Елена, говорите: Щипачёв - 
Что, мол, (помягче коль) он - не из лучших; 
Что тот, мол, в прошлом тиражей могучих 
Сонм обладателей, - забвенью обречён. 

Мне ж кажется: есть прошлого плечо, - 
На нём - стоит отряд из ныне сущих, 
Подчас неблагодарных, но - живущих… 
Пусть возразят мне как угодно горячо, - 
Последующих нет без предыдущих! 

18 сентября 2005


Жанне Ж.
Сонет

«Иные мнят себя талантом…» - 
Ты возмущаешься… Но тут 
Скажу тебе, мой друг: «Оставь ты! 
Не стоит! Пусть себе живут!» 

Мы все в своей душе атланты, 
И каждый мнит, что он-то крут 
И что напишут фолианты, 
Где и о нём упомянут. 

Но есть действительно «гиганты»: 
Они в начальники идут 
И, вверх взбираясь как по вантам, 
Иной талант на пыль сотрут, - 
И тоже мнят себя талантом… 

Пусть мнят!.. Но пусть других не мнут! 

16 сентября 2005


Бетонные коробки

Бетонные коробки 
Торчат, как пни, в земле, 
Стоят, ничуть не робки, 
Погрязшие во зле. 

Вокруг деревья чахнут. 
Пожухлые цветы - 
Сквозь вонь вокруг - не пахнут, - 
Им не до красоты, 

А - выжить, только выжить! 
В тени бетонных пней 
Они всё ниже, ниже 
И цветом всё бедней. 

Взгляните на деревья - 
Увечны как они: 
От стен, как от отребья, 
Стволы отклонены! 

Бежать! - Но держат корни 
В изгаженной земле. 
Попытки выжить вздорны, - 
Что прорасти в золе. 

Живое сторонится 
Бетонных коробов. 
Лишь мы спешим вселиться 
В подобия гробов. 

И бьёмся из-за права 
Дожить в гробах тех век - 
Вселенская орава, 
Несчастный человек! 

Без меры расплодившись, 
Живое всё круша, 
Сидим, в TV воззрившись: 
«Природа - хороша!..» 

…………………

Лететь, лететь загадке, 
Кружася впопыхах 
В космической присядке 
В живительных лучах, - 
Неся зверюшек гадких 
В бетонных пнях-гробах… 

15 сентября 2005


***
Сонет

Не спасает отнюдь, не спасает 
Пресловутая мир красота. 
Вслед за ней - и вперёд - вылезает 
Гадость, будто колючки с куста. 

И поганит простую, и жалит, 
И орёт не смыкая уста. 
Мир был сплошь красоты кровью залит 
До и после рожденья Христа. 

Не добреет Адамово племя, 
Рвёт и топчет - в куски - красоту, 
Хоть рождает Земля неизменно 
Тех, кто в эту идёт маету. 

Грех творцу красоты - не простят, 
И толпою он будет распят. 

9 сентября 2005


Ты бываешь всякая
(кажется, песня)

Ты бываешь всякая, 
Ты бываешь разная: 
Нежная и важная, - 
Сотню раз на дню. 
Я - от счастья ахаю, 
И - от злости страшен я, 
Что попал в несчастную 
Эту западню. 

Ты бываешь разная, 
Ты бываешь всякая… 
А казалось, якобы 
В жёны брал одну! 
Как вас много!  Та - змея… 
Та - с пушистой лапкою… 
Нет, покину гадкую 
Эту западню!  

Но, свободу празднуя, 
Вдруг вздохну украдкою 
И неволю сладкую 
Тихо вспомяну: 
Как бываешь разная, 
Как бываешь всякая… 
И вернусь обратно я 
В эту западню. 

8 сентября 2005


Нью-Орлеанский потоп

Вы «спасаете» мир каждый день 
То в одной, то в другой его точке… 
Но - от вас велика только тень! 
Сами вы - небольшого росточка! 

Оказалось, спасая весь мир, 
Демократию в розницу сея, 
Вы - цветных революций кумир - 
Послабее, чем даже Расея. 

Город залил водой ураган 
По колено и где-то по пояс, 
И беспомощный Нью-Орлеан 
На весь мир просит помощи в голос. 

Что ж вы?.. Вот она - в руки синица: 
Быть, как в фильмах у вас, чудесам!.. 
Только… Видно, не зря говорится: 
«Эскулап, излечился бы сам!» 

Демократия ваша - бессильна, 
Подмочила её вам вода. 
Будь такая, как ваша, в России 
Демократия, - вышла б беда! 

Здесь похлеще порой катаклизмы 
Происходят - по нескольку в год. 
И - не как у вас в капитализме - 
Сам друг друга спасает народ. 

Не сидит, так сказать, сложа руки, 
Как у вас, и спасенья - не ждёт… 
От компьютерно-кнопочной скуки 
Разжирел, отупел ваш народ. 

А немножко ударит стихия - 
И трещат ваши штаты на швах. 
Вы - колосс (как когда-то Россия), 
Но на глиняных вправду ногах… 

…Жаль погибших, конечно… Но всё же 
Попрошу: будьте чуть поскромней 
С вашей «помощью», - мир ведь, быть может, 
Вовсе и не нуждается в ней. 

5 сентября 2005


***

Как всё-таки красивы эти дуры 
Бывают!.. Просто - господи, спаси!.. 
Прими от них, что надо, процедуры - 
И поскорее ноги уноси! 

Иначе быть тебе рабом одной из 
Исчадий ада этих до конца 
Своих недолгих дней… Твоя уж повесть 
Писаться будет от её лица. 

Конечно, если сам ты не способен 
Понять, живёшь на свете почему, 
Женись - и можешь быть тогда спокоен: 
Она тебе распишет - что к чему. 

Во-первых, ты узнаешь, что ты создан, 
Чтоб ублажать все прихоти её, 
Что женщины - не менее, чем звёзды, 
И сволочи - не меньше! - мужичье. 

А во-вторых, и в-третьих, и в-десятых, 
Доказано тебе будет сполна, 
Что лучше женщин всех на свете взятых, 
Конечно же, конечно же, она. 

Когда ж ты прозревать начнёшь «в натуре» 
(Как говорят сейчас), то вдруг поймёшь, 
Что жизнь свою отдал в угоду дуре, 
И взглядом удивлённо поведёшь: 

Ах, что за лица! Ах, что за фигуры! 
Но тянет камнем за ноги семья!.. 
Как всё-таки красивы эти дуры! 
Какая ж безобразная - твоя! 

3 сентября 2005


Отцу и деду

Дед, отец, давно земные черви 
Превратили ваше тело в прах. 
Я теперь на очереди первый. 
Старший брат покрепче на ногах. 

Для чего вот только с вами жили? 
Что зависело от нас самих? 
Вас, хоть странно, рядом положили. 
Мне же гнить в краях совсем чужих. 

Кто, зачем границы начертили 
По земле, по странам, по судьбе? 
Оба вы в одной земле остыли, 
Как ни странно… Оба - в голытьбе. 

Дед - австриец - умер в Украине. 
Я, родившись в СССР, умру 
И зарыт в молдавской липкой глине 
Буду оккупантом на юру. 

Дед, отец, я всё сильнее помню 
Прошлое… Светлей и веселей 
Кажется мне детство - и огромней 
Здешней жизни, так сказать, моей. 

Для чего с восхода до заката 
Бьюсь, как тот карась на берегу?.. 
Всё, что там, на родине, когда-то 
Было, - как икону берегу. 

Даже камеры велосипедной 
(Нас однажды наказала мать 
С братом за поступок небезвредный) - 
Каждый взмах готов расцеловать, 

Кажется… Сижу седой, беззубый, 
Взгляд куда-то в память обращён. 
Здешний мир - противный и нелюбый - 
Пуст, бездушен, злобен, развращён. 

Подлость ждём при каждом нашем шаге. 
И является - день ото дня. 
Кончить жизнь бомжом в глухом овраге 
Перспектива светит для меня. 

Коршуны вокруг как будто вьются: 
Отхватить, отклюнуть, оторвать. 
Мужики, мне скажут, не сдаются… 
Но противно тем же отвечать. 

Люди мы иль просто те же звери? 
Жрать, плодиться - вот и весь закон? 
Кажется, без жалости я двери 
За собой захлопну в этот сон - 

Сон нелепый, что зовётся жизнью… 
Что жалеть! Всё призрачно! Во мне 
Будет жить одна лишь укоризна: 
Что не с вами, а в другой стране 
Окажусь в земной я глубине. 

1 сентября 2005


Человек убивающий

Убивать, убивать, убивать, убивать 
Учат нас наши папы и мамы. 
Ничего не умея ещё создавать, 
Мы козявок уж давим ногами. 

Убивать, убивать, убивать, убивать - 
Из рогатки, из лука, с «воздушки». 
Мы, глазами блестя, будем смерть смаковать 
Нашей первой убитой лягушки. 

Убивать, убивать, убивать, убивать… 
Вот ружьё с настоящим прикладом, 
Два ствола, патронташ… Эй, зверьё, не зевать! 
Туго - птицам, и рыбам, и гадам! 

Убивать, убивать, убивать, убивать 
Продолжаем всю жизнь нашу, чтобы 
Свой бездонный карман продолжать набивать 
И - бездонную нашу утробу. 

Убивать, убивать, убивать, убивать! 
Автомат греет руки и души! 
Кто-то где-то кому-то сказал: «Газават!» 
Кто-то заповедь божью нарушил. 

Убивать! Убивать! Убивать! Убивать! 
И кладут уж людей штабелями! 
«Homo sapiens» - кто умудрился назвать 
Этих выродков между зверями!?. 

Убивать, убивать, убивать, убивать - 
Это всё, человек чем «разумный» 
Славен… Нас «человек убивающий» звать 
Будут где-то в истории лунной… 

31 августа 2005


Юлий Ким

Чудо-юдо Юлий Ким! 
Он и вправду будто кит. 
Вот сидим - TV глядим, - 
Рядом Ким, незрим, сидит. 

Тянет песню Бумбараш: 
«Надоело воевать…» 
А что автор - Юлий наш, 
Всем на это наплевать. 

Вновь Мироновский Остап 
Спел про свой «душевный жар»… 
Крёзом стал бы Юлий, каб 
Брал за песню гонорар. 

Песню, как приходит час, 
Как приходит некий день, 
Любим… Только с Кимом связь 
Видеть нам мешает лень. 

А что в Африку прийти, 
По тропинке коль шагать, 
Можно, - знаем я и ты… 
А кто автор - надо ль знать?..

Пел, свистел, шутил, вещал, 
Бил фонтаном, словно кит… 
А теперь, как обещал, 
Он в Израиле «торчит». 

Кацман, Шуцман, Боцман прям 
Здесь на каждом на шагу. 
Весь застрял Черсаныч там, 
Будто кит на берегу. 

Не поёт любезный друг… 
Отшутился, отблистал… 
- «Тут вот некий Пицман вдруг 
Из Молдавии достал - 

(Нонсенс: Пицман - и не здесь? 
Я вот Ким, и то - сюда!)… 
Исписался к чёрту весь! 
Ведь уже года, года!..» - 

Так, наверно, б он сказал, 
Если б встретились мы с ним… 
…К нам, незрим, вплывает в зал 
Чудо-юдо Юлий Ким… 

23 августа 2005


Ночь с комаром

Меня! - известного поэта! 
С небезызвестных СтихиРу! - 
Всю ночь до утреннего света 
Терзал комар!.. Что комару, 

Что я - поэт! Не голубая, 
Чать, в жилах кровушка течёт! 
(Таких комарно племя знает 
Всех, так сказать, наперечёт - 

И к дому их не подлетает: 
Убьют ведь! Надо ль рисковать!) 
А тут: никто не охраняет, 
Включать таблетки забывают, 
И не под сеткою кровать. 

Свет включишь - пискуна уж нету, 
Погасишь - вновь зудит-зудит… 
Как трудно всё-таки поэтам: 
Творишь, - а вот комфорт - забыт! 

Писал - и не купил таблетку. 
Под непечатные слова 
Теперь готов хоть табуретку 
Метнуть в иуду… Голова 

От слов ядрёных будто вспухла. 
Слова, красивы и округлы, 
Ложатся в стих… Я комару 
Обязан и - он мне не друг ли? - 
Упомяну на СтихиРу. 

19 августа 2005


Василию Казину

Эх, Сергей, ты сам решил до срока… 
И у нас - о, свет воспоминаний! - 
Каждый стих был нежностью похож… 
В. Казин. «Памяти Сергея Есенина» 
Эх, Василь Васильич, ты до срока, 
Сам решил, что твой железный стих 
Нежен, как Есенинский… А Блока 
Голос уж, предвидя твой, утих… 

Ширк, пых, бац - топырятся творенья, 
Шебурша железным гребешком. 
Ты строгал стихи до обалденья, 
Спрохвала, - кажись, за верстаком. 

Ты, не колебнувшись, брал с нахрапу 
Речи всю богатость и добрынь: 
«Ведь творить - то не повидло стряпать; 
Где там вдохновительность, прикинь? 

Тихость хороша, приятность слуху, 
Но боись, смотри - не поразжидь 
Стих водой. А марш и плюх на брюхо 
В луг, в траву - и что-то там увидь! 

Тряхани российскую словесность 
И радиво ей потом служи. 
Лирика партийного известность 
Принесёт надолго тиражи. 

А Есенин?.. Было, было, было… 
Слишком нежен был Сергея стих. 
Потому, наверно, так уныло, 
Так внезапно он у нас затих…» 

Эх, Василь Васильич, старичина! 
Ты стихи клепал, пилил, строгал. 
Ты столяр был - в этом вся причина! - 
Хоть себя поэтом полагал. 

Стих твой лучший так и не был сказан. 
Все - как будто из-под топора. 
Хоть сторгал ты их, как по заказу, 
Дорогой Василь Васильич Казин, 
Каждый день - до вечера с утра. 

16 августа 2005


Написано по мотивам стихотворений и с использованием словаря В. В. Казина

О чём думала дорогая

Долго дорогая 
Смотрит на меня… 
Для неё я самый, 
Самый дорогой… 
М. Голодный. 
С книжкой засыпаю, 
Не гашу огня, 
Снится: «Дорогая! 
Обними меня!» 

Нет. Сидит. Ни слова. 
Это всё - во сне. 
(Мой начальник снова 
Приставал ко мне). 

Эх, обняться б сладко! 
Он же - за столом. 
Всё ли с ним в порядке? 
Может, пьёт тайком? 

Сам сидит часами. 
Может, спит с другой? 
Был когда-то самый, 
Самый дорогой. 

Не мужик, хоть славный, 
Может быть, поэт. 
(Вновь пристанет главный - 
Не скажу уж «Нет!»). 

14 августа 2005


Второй монолог М. Голодного

У меня любовь сидит в лопатке! 
Там сидит она, в лопатке… Гложет… 
Отчего мы любим так? Не знаешь?.. 
Ты меня, мой пёсик, не обидишь… 
М. Голодный. «Сентиментальный монолог» 
Пёсик мой, поди-ка, пёсик, ближе. 
Да не бойсь. Не съем. Я - не голодный. 
Псевдоним тебе мой страшен, вижу, - 
Даже носик у тебя холодный. 

Ты слыхал, конечно, про поэтов? 
О любви поют, страданьях всяких, 
Женщин воспевают, и при этом 
Часто пишут и о вас, собаках. 

Вот Есенин написал о Джиме, - 
Тот ему давал на счастье лапу. 
Я, поэт Голодный, меж другими 
Тоже как бы должен быть при шляпе! 

Случай мой довёл меня до злости: 
Женщина моя - сидит в лопатке, 
Гложет, как собаки гложут кости… 
Вот и стал я в этом деле шаткий: 

То ли с нею мне искать услады? 
То ль с тобою, пёсик, целоваться? 
Лапку попрошу - даёшь как надо, 
Даже научился улыбаться, 

И - молчишь!.. Ну а она б сказала! 
Так у нас уж - у людей, - увы! 
Всё б отдал, чтоб мы любить с ней стали 
Так, как любите, мой пёсик, вы! 

14 августа 2005


***

Что существа нет гаже на Земле, 
Так это ясно, как… Простите, Пушкин, 
Мне плагиат невольный… Но… во зле 
Погрязли мы - от пяток до макушки. 

Чтоб ни пришло в наш изощрённый ум, 
Спешим примерить на себе подобных: 
Неважно, стар субъект иль нежно юн, - 
Загоним в гроб, коль это нам удобно. 

Убить? - шутя! Герой - кто больше смог! 
А коль травить - так сразу поколенье! 
Миролюбивый раньше, нынче бог 
Благословил народов истребленье. 

И - бьём, взрываем, травим, топим, жгём!.. 
В животных нет такого изуверства! 
Нет, только мы - с столь развитым умом - 
Способны на - простите, звери! - зверства. 

Закончим мы, как все до нас, в золе… 
Нам поделом - за наши все изъяны!.. 
Ведь существа нет гаже на Земле, 
Чем человек!.. Уж лучше - обезъяны! 

13 августа 2005


Бабы

Бедные вы, бабы, бедные! 
Мучаетесь с нами - со скотами. 
Ведь такие мы бываем вредные! 
Впрочем, знаете прекрасно сами. 

Тянете страну вы, будто лошади;   
Кормите тупых её правителей; 
Первыми выходите на площади, 
Чтоб они «плоды трудов» увидели. 

Мы ж, за вашими укрывшись спинами, 
Курим, подогревшись стопкой водки, 
Кривимся, смешав футбол с машинами, 
С бабами: вот, дескать, идиотки! 

Вы же, отстояв права убогие, 
Попранные кем-то недалёким, 
Вновь в дела свои идёте многие - 
В труд неблагодарный и нелёгкий: 

Накормить беспутного хозяина, 
Обстирать, чтоб так не пах носками… 
Дети… Всё прибрать… Как брата Каином 
Наградил господь вас мужиками. 

Бедные, на вас, на вас всё держится!  
Ноги - в жилах. Руки - искорёжены. 
Где берёте столько сил и сердца - 
И для нас - с бессовестными рожами? 

Сильный пол!.. Кем миф про это выдуман? 
Кажется, как всё на свете, - вами. 
Слабые - лишь в сказках ваших, видимо, 
Мы бываем вправду мужиками. 

Всё - на вас! Ах, бабы, бабы, милые! 
В редкие, как в красной книге, праздники 
Ухитритесь - выйдете красивые, 
Да и нас, как надо, принарядите. 

Всё - на вас! И мелочи, и крупное!.. 
Дети… Мы - такие бестолковые… 
Прозревать на счёт ваш стал как будто я, 
Срифмовал вот как бы что-то путное… 
Ну а вам - открыл ли что-то новое?.. 

11 августа 2005


Я из прошлого века

Я из прошлого века 
Целиком, целиком. 
В этом - будто калека 
С костыльком, с костыльком. 

В этом - будто считаю 
Уходящие дни. 
Тают, будто бы тают, 
Как снежинки, они. 

Сколько мне их осталось? 
Капля к капле течёт. 
Веком нынешним старость 
Не берётся в расчёт. 

Впрочем, только ли этим? 
Так бывало всегда. 
Даже славным поэтам 
Шли не в пользу года. 

Что уж провинциалам - 
Нам-то, нам-то как жить? 
Со стихом своим вялым 
Для чего шебуршить? 

Не найдёт, не заметит 
Их людская молва, 
Даже если в них светят 
Золотые слова. 

Их скребу по сусекам 
И запечным сверчком 
Стрекочу, смежив веки, 
Весь из прошлого века 
Целиком, целиком. 

8 августа 2005


Выставка

В Кишинёве с успехом прошла выставка 
некоего «художника», который рисовал 
свои картины руками трупов в морге, 
причём снимал это на видео-плёнку. 
Выставку «освятил» своим присутствием 
министр культуры Молдовы. 
Подлость людская не знает границ - 
Зла, многолика, безмерна… 
«Боже! Ты где? - простираюся ниц. - 
Плюнул на всё уж, наверно!?.» 

Верх святотатства, кощунства конец: 
Выставка неких художеств, - 
Всё б ничего, но «шедевров» творец 
С трупами делал их!.. Боже! 

И, как заправский серийный маньяк, 
Снял всё на видео-плёнку!.. 
Даже министр культуры: «Так-так!» - 
Умную клонит головку. - 

«Можно! Художник! Ему нет границ!» - 
С свитою далее двинул… 
«Боже! - пластом простираюся ниц. - 
Боже! Ты Землю покинул!..» 

Раньше б такого - не меньше - в тюрьму 
За надруганье над мёртвым…
Нынче же - зал и реклама ему!.. 
…Ада врата - уж отвёрсты! 

3 августа 2005


Прощание со Стихи.ру

Мы всё доводим до абсурда, - 
И в этом главный наш талант!.. 
Пример тому: живущий бурно 
Сайт СтихиРу - портал-гигант. 

Сто тысяч авторов (почти уж)! 
Мильён (и более) стихов! 
Анонсы, конкурсы… Прести-иж! 
Мильёны «кликов»! (иль «кликов»?) 

Казалось бы - «лафа» поэтам: 
Пиши - и будешь знаменит! 
Ан, нет! На СтихиРу за это 
На-ка-зы-ва-ет-ся пиит! 

А поощряется - за Прозу, 
Причём такую, что - отврат! 
И вот пиит в согбенной позе, 
С своим стихом почивши в Бозе, 
Сидит и хвалит всех подряд! 

Чтоб ощутить такую ж радость, 
Он хвалит все, как ни плохи, 
Стихи, смолчав: «Какая гадость!», 
Произнеся: «Ах-ах, стихи!» 

Ответ на прозе препоганой 
Иль в отвратительном стихе 
Получит, - и прощён программой 
Он в сочинительства грехе! 

Хотя таким ли уж нелепым 
Передо мною сайт предстал? 
Невиртуальной жизни слепок - 
Сей замечательный портал. 

И там живут «о-кей», кто пишут - 
Но не стихи, а о стихах;  
И там, как в басне, гений ищут 
В кукушках кто, кто - в петухах… 

…И удивившись снова миру, 
Я скромно рифмы соберу. 
Куда мне с ними со СтихиРу?.. 
Иль заглянуть на ПрозаРу?.. 

1 августа 2005


Опус появился на свет благодаря весьма оригинальной системе начисления призовых баллов на СтихиРу.

Высоцкому - к 25-летию со дня смерти

Нет, не за вот такую свободу 
Горло рвал ты, Владимир, тогда! 
Четверть века ушло уж как в воду, 
И над Родиной снова беда. 

Впору встать тебе снова с гитарой 
И запеть, будоража сердца. 
Снова мечемся глупой отарой. 
Снова будто страна без лица. 

Воры всё продают без остатка, 
Будто завтра в России потоп. 
И колосс ещё держится шатко, 
Но уже ему целятся в лоб. 

Свора погани вьётся снаружи, 
Пряча хищное в деньгах лицо. 
Бывший враг вдруг усиленно дружит, 
Улыбаясь чуть-чуть с хитрецой. 

Тычут пальцами все, указуют, 
Что где делать России и как. 
Скоро вовсе Россию разуют, - 
Новый друг на такое мастак. 

А порода взошла - олигархи! 
Воры! - раньше в Руси не сыскать! 
Всё - до винтика даже, до гайки, 
За бесценок - готовы спускать! 

Обнаглел бесконтрольный чиновник, 
Разжирел на чужом, озверел. 
Где всему беззаконью виновник? 
Кто создаст беспределу предел? 

А убийство - обычное дело, - 
Называется очередным. 
И мелькает кровавое тело 
На экранах одно за другим. 

А убийц, если кто и отыщет, 
Охранять будут так, чтоб ни-ни. 
Их по тюрьмам уж многие тыщи, 
И народ, сам голодный и нищий, 
Кормит их, хоть непротив казнить. 

Удивляется сирый законам, 
Что воров охраняет, убийц. 
Вопреки ервопейским канонам 
Стало больше у нас кровопийц. 

И от девок на улицах тесно, - 
«Повзрослели они до поры». 
Жизнь семейная неинтересна, 
Не рожают они детворы. 

И на убыль пошла уж Россия, 
Словно кто-то погибель призвал. 
Новоявленны, плачут мессии 
И стране предрекают развал. 

Гитаристов поприбыло полку - 
Под Высоцкого песни кричат.  
Только что с их истерики толку! 
Так телята без мамки мычат… 

…Четверть века. Не кончена повесть 
Для России пока ещё, - встань, 
Спой, Владимир - российская совесть, 
Прохрипи мне: «Мужик! Перестань!..» 

22 июля 2005


***

«Ходор». «Берёза». «Гусь». 
Что с тобой стало, Русь! 

Грабят тебя шутя 
Будто бы ты дитя! 

И, презирая суд, 
Кровь у тебя сосут! 

Сирый же твой народ 
Пьёт и от пьянки мрёт! 

Что с тобой стало, Русь? 
Скажет кто «Разберусь!»? 

Где сыновья твои? 
Стон по тебе стоит! 

Вся, как в огне, в беде: 
Воры в тебе - везде 

С мыслью одной: продать - 
Родину, Землю, Мать! 

Что же с тобою, Русь! 
Вечен ли этот груз?! 

Были ведь времена!.. 
Иль - болтовня одна, 

Выдумки, сказки, брех, 
Басни - курям на смех?!. 

Нет! я не верю! Нет! 
Брезжит как свет - ответ: 

Бродят вокруг враги - 
Стоптаны сапоги, - 

Рады твоей беде, 
Как бедуин звезде, 

Каждый же твой успех 
Рады поднять на смех, - 

Доллар - вместо души. 
Коршуны-торгаши. 

Выкормышей своих 
Шлют нам, тасуя их… 

…Кто-то, сидя бочком, 
Русь разыграл в «очко»: 

Тройка. Семёрка. Туз. 
«Ходор». «Берёза». «Гусь»… 

Что с тобой стало, Русь!..
Что с тобой будет, Русь?.. 

17 июля 2005


Грядёт матриархат

Грядёт матриархат, 
Хотя не прекращался, 
Хотя порой в халат, 
Шутя, маскировался, 

Хотя под паранджой, 
Кривя в ухмылке губы, 
Скрывал кинжал большой, 
Точил и правил зубы, 

Хотя тупым самцам 
Наружно поклонялся… 
Пора пришла: «Сезам! 
Давно не открывался!..» 

Пора! Пробил их час! 
Как из щелей полезли! 
Без масок, без прикрас, 
Без «кабы» и без «если»! 

(Хотя насчёт прикрас 
И масок, - вру я: в деле 
Вот этом-то как раз 
Они и преуспели, - 

Специфика войны 
Неявной и неслышной). 
Пора пришла: они 
Как из подполья вышли! 

Жить лучше без затей. 
Зачем свекрови, тёщи? 
Пробирочных детей 
Рожать заметно проще. 

Зачем иметь в дому 
Источник стресса, боли! 
И вовсе ни к чему - 
Любитель алкоголя! 

А запах их носков! 
А пот! А табачище! 
Они за сто веков 
Так и не стали чище! 

Назвались! Сильный пол! 
А где же ваша сила! 
Нет! Поезд ваш - ушёл! 
Не быть тому, что было! 

Довольно! Хватит! Всласть 
Натешились, наелись!… 
Пора формально власть 
Брать, что и так имелась! 

Грядут за все века 
Скоплённые обиды. 
Мужчину как быка 
Прикончат на корриде. 

И ни одна вздыхать 
Не станет, и ребёнок, 
Зачатый без греха, 
Безгрешно будет звонок… 
…Грядёт матриархат 
И царство амазонок! 

15 июля 2005


***

Наши люди болезни, как орден, 
Носят к старости все на груди 
И друг другу сутулятся гордо: 
«Я больнее тебя, погляди!» 

«Как дела?» - если спросишь, - «Неважно!» - 
Будет кислый, но гордый ответ, 
И больной прохромает вальяжно, 
Свой таща из болячек букет. 

И сидят во дворах ветераны 
Битв со слабым здоровьем своим, 
Ковыряя старательно раны 
И дивяся болезням чужим… 

И боюсь: схлопочу я по морде, 
Коль замечу, что стыдно болеть, 
Что болезнь - наказанье (не орден!) 
За обжорство, за пьянки, за оргьи… 
…Страсть болеть - наших предков завет, 
Наш (как бишь его?) менталитет. 

9 июля 2005


Исхода нет
Сонет

Исхода нет. Исхода нет. 
И новой жизни не начать. 
И дело не в десятках лет, 
И не во взрослости внучат. 

И все слова теперь - горчат, 
И тьма - не тьма, и свет - не свет. 
И лишь виски в руках стучат: 
Исхода нет, исхода нет. 

И об ушедшем сладки сны: 
И все грехи там прощены, 
И прост любой ответ, 

И беды там всегда смешны… 
И лишь теперь пробуждены, 
И мне - исхода нет. 

8 июля 2005


***

Любовь - удивленье друг другу, 
Любым - даже  странным - чертам. 
Влюбляются - сдуру, с испугу… 
(Друг - в друга!! Подруга - в подругу!!) 
Где есть удивленье, - лишь там -

Любовь будет долгой и полной… 
И там лишь любовь вся прошла, 
Где вдруг поглядят удивлённей: 
«Ну что я такого нашёл в ней?!» 
«Ну что в нём такого нашла?!» 

4 июля 2005


Ничего за душой

Ничего за душой… Всё, что создано, где-то 
Существует само по себе, без меня, 
Уплывая бездонной компьютерной Летой, 
Виртуальным бессмертьем туманно маня. 

Ничего за душой… Как нашкодивший школьник, 
Неучивший урока, утрами встаю. 
И хоть создан стихов не один уже «стольник», 
Жду - «Придёт ли?» - с тревогою Музу мою.

Ничего за душой… Словно осенью листья, 
Обнажая для ветра беспомощный ствол, 
Облетают стихи, чужды всякой корысти… 
И беспомощно гол вновь мой письменный стол…

Ничего за душой!.. Что за адовы муки!.. 
Эй, встряхнись! Посмотри: ты уж дядя большой! 
Стыдно, дядя, рыдать и заламывать руки!.. 
Так-то лучше, чем жить, прозябая от скуки! 
Пусть тревожит вопрос: «Ничего за душой!» 

3 июля 2005


На столе у букиниста

Вознесенский. Винокуров. 
А. Софронов - шеститомник. 
Видно сразу: не в ажуре 
Поэтический питомник. 

Островой - три красных тома. 
В. Саянов - вовсе древность! - 
Кем-то вынесен из дома… 
Налицо великих бренность. 

М. Светлов - три тома тоже 
Тут же рядом показались, - 
Их хозяин лез из кожи, 
Чтоб ему они достались; 

Тридцать лет тома стояли, 
Грея душу ровным строем, - 
Их почти не открывали… 
Ну а мы - сейчас откроем. 

Но большое откровенье 
Нынче вряд ли состоится. 
Нет того благоговенья 
У листающих страницы. 

Маяковский. Исаковский. 
Два Рождественских. Багрицкий. 
Смеляков. Сурков. Твардовский… 
Прямо - лики, а не лица. 

Книжек - тьма. В них сплошь мессии 
В веке прошлом или в этом. 
Даже тот, кто был России 
Больше, нежели поэтом 

(Евтушенко, кто не знает)… 
Символисты, акмеисты… 
Это то, что выставляют 
На прилавки букинисты, - 

Может, кто-то сдуру купит, 
Ошалев от ностальгии, 
Веря, что ещё наступит 
День другой, дела другие, 

И тогда не толстосумы 
В промежутках меж рекламой, 
Не бездумные из Думы - 
Выйдут снова на экраны, 

Скажут, как когда-то, слово - 
Без «океев», и без «вау», 
И без мата площадного, 
И почует каждый снова: 
Мы - народ, а не орава… 

Но… оракулы замолкли. 
И за них уже - не бьются. 
Лучше в глянцевых обёртках 
Детективы продаются - 

Дарьи Дашковы, Донцовы… 
И эротика… И порно… 
…А собрания Рубцова 
Не видать уж нам, бесспорно… 

…Покоробились обложки. 
Залежались что-то книжки. 
Лишь листает их немножко 
Тёплый ветер-шалунишка. 

28 июня 2005


***

Я по краю иду, по краю… 
Ты не спрашивай ни о чём, - 
Слово каждое лишь толкает 
Дальше, дальше - тугим плечом. 

Руку тянешь мне неумело, 
Словно хочешь моё столкнуть 
Неживое почти уж тело, 
Свой надеясь очистить путь. 

Теребишь всё меня словами, 
Но они все - не те, не те!.. 
Помнишь, раньше: блеснёшь глазами, 
И готов я уже взлететь! 

Что случилось?.. Что с нами стало?.. 
Умер, словно латынь, язык, 
Тот, который мы понимали, 
Где не нужен ни плач ни крик, 

И, любое теперь теряя 
Слово, можешь стать палачом… 
Я - по краю иду, по краю… 
Ты - не спрашивай ни о чём… 

23 июня 2005


Бомж и собака

Грязный бомж у мусорного бака 
Гнётся, отрываясь от земли. 
Рядом бомжеватая собака 
Ждёт, чтоб и её не обнесли. 

Ждёт, косясь в того, кому от века 
Другом быть велит людей молва, 
Видя в нём, как прежде, человека. 
«Нищий», «бомж» - не внятны ей слова. 

Ждёт, когда же, наконец, хозяин 
Всей Земли от бака отойдёт, 
Чтобы, всеми лапами влезая, 
Съесть, что и бомжу не подойдёт. 

Ну а он идёт к другому баку, 
Что-то в свой пакет насобирав, 
Презираем всеми, лишь собакой 
Не лишённый человечьих прав. 

19 июня 2005


Обидно всё ж

Обидно всё ж при жизни не вкусить 
Той славы, что потом споют потомки. 
Обидно, что живым пришлось ходить 
В миру - с большим талантом, но с котомкой. 

Ах, как очнутся, как уйду, друзья 
И вспомнят: «А ведь он-то был хорошим!» 
И каждый вспомнит, что его-то я 
Как раз и числил близким, между прочим. 

Меня при жизни якобы пригрев, 
На самом деле под себя ломая, 
Статью в газету тиснет некто Лев, 
О нашей переписке вспоминая, 

Расскажет, как меня учил писать, 
Как руку мне тянул, но я - не понял… 
Из толстых ни один журнал в печать 
Не выйдет, чтобы обо мне не вспомнил. 

И в школьных хрестоматиях меня 
Усами наградят и бородою, 
И двоешники, всё и всех браня, 
Мой стих словами разными покроют. 

И, чуть подрисовав лицо, жена, 
Так и не поняв, что же потеряла, 
Даст интервью, как холила меня 
И как меня, что Муза, вдохновляла. 

Но я… но я… лишь я - не ощущу, 
Как вдруг меня, кто отвергал, полюбят, 
И скромно, как при жизни, промолчу… 
…Душой, возможно, всё же улечу, 
Но телом - стану неким тварям блюдом… 

16 июня 2005


Борису Слуцкому

Я на медные деньги учился стихам. 
Б. Слуцкий 
Ты на медные деньги 
Учился стихам. 
Нынче ж «чешут» на слэнге 
Матерщинник и хам, 

И в известных поэтах 
Ходят, гадость плодя, 
И рифмуют про это, 
Похотливо блудя, 

И, плюя на наследье, 
Святотатство вершат… 
Что там деньги из меди! 
Здесь долАры шуршат! 

Премируют друг друга 
Новой Музы жрецы. 
Не Пегасы, - в подпругах 
Ржут у них жеребцы. 

Крылья вырваны напрочь. 
Скок - землёй, по грязИ. 
Хлещут плетью из-за плеч: 
Вывози! Вывози! 

И вывозят хозяев, 
На кобылиц косясь. 
А хозяин, слезая, 
Всыпет меру овса: 

- Вон Пегаска несчастный! 
Нас ему не догнать! 
Рифмам, раньше опасным, 
Любят все нынче ржать! 

- Кто-то где-то когда-то 
Учился стихам!.. 
Мы ж в поэты мандаты 
Пишем сами, ха-ха!.. 

…Извини меня, Боря, 
Что тревожу!.. ПлохИ, 
Так плохИ - просто горе! - 
По России стихи!.. 

16 июня 2005


(Ребус)

В частых ямах асфальт. Дребезжащий троллейбус. 
Хмурых лиц поворот. Взгляд философов вдаль. 
О, удастся ль когда разрешить этот ребус! 
О, уйдёт ли куда вековая печаль! 

Теснота на Земле. Зазеваешься, - съеден! 
Соплеменники стаей, как волки, кружат… 
Вся в богатствах Земля. Но по-прежнему беден 
Весь народ и горбат, будто чем-то прижат. 

Не умнеет с годами Адамово племя. 
Лишь готово хоть брату подкинуть огня. 
Лишь готово всегда ногу вкладывать в стремя 
Боевого коня, боевого коня. 

Правда, что до коней, - я заврался немножко… 
Есть оружье: рванёт, - сразу города нет! 
Есть, конечно, прогресс!.. Но по-прежнему ложкой 
Голодающий часто стучит контингент. 

Если б поровну всё!.. Правда, был уже опыт - 
И закончен, как всё человечье, резнёй… 
И, похоже, совсем этим опытом добит 
Смысл какой-то… Его не спасёт даже Ной!.. 

…Дребезжит, но ползёт по асфальту троллейбус. 
Пассажиры выходят, в дорогу плюя, 
Так и не разгадав заколдованный ребус… 
Скоро - мне выходить. Остановка - моя. 

15 июня 2005


Он

Присядет есть, кусочек половиня, 
Прикрикнет: «Ешь!» Я сдался. Произвол! 
Она гремит кастрюлями, богиня. 
Читает книжку. Подметает пол. 
Бредёт босая, в мой пиджак одета. 
Она поёт на кухне поутру. 
Любовь? Да нет! Откуда?! Вряд ли это! 
А просто так: уйдёт - и я умру. 
Е. Винокуров. «Она» 
Ему! Ему! Кусочек половиню, 
А он - и первый, и второй упёр! 
Поэт!.. Шуршит бумагою, разиня!.. 
А я - голодной подметаю пол! 
Всё - на еду!.. В его пиджак одета, 
Босая, вою в кухне поутру… 
Любовь?.. К еде!.. А между строчек - это! 
Нет! не ходите замуж за поэтов!.. 
Я, пусть босой, уйду, а то - умру! 

14 июня 2005


Несостоявшемуся другу
(новая сонетная форма)

Я - умею читать между строк… 
Так что «охи» да «ахи» не надо 
Запоздалые… Выдержан срок… 
Я опять получаю урок: 
Простофилям - всё та же награда.

Сколь их было!.. Но, видно, невпрок… 
Радость!.. счастье!.. а дальше - досада… 
Откровенность - тяжёлый порок… 
Не пускать никого за порог 
Никогда в этой жизни не надо!..

В жизнь помощников - не обрести, 
Как бы кто лучше всех ни казался! 

Крест свой всем - в одиночку нести. 
А друзей - нет, кто б не отрекался. 

14 июня 2005


О радионуклиде

Поклонюся ниц, к земле, 
Радионуклиду. 
Даже в атомной золе 
Выжить можно виду. 

Тараканов не берёт 
Смертоносный пламень. 
И пойдут они вперёд - 
Насекомо-мане. 

Никаких карандашей! 
Тапочек - не будет! 
Тараканы - до ушей! - 
Размножаться будут. 

Поумнеют. На Земле 
Всё поделят строго. 
И однажды на скале 
Нарисуют бога. 

Будет грозен этот бог 
Даже просто с вида - 
Пострашней без рук без ног 
Радионуклида. 

Нет, с ногами. А в руках - 
Не знамёна-тряпки! - 
Всем, увязнувшим в грехах, 
Угрожают тапки. 

Тараканы создадут 
Касты - шире, уже. 
Каждой касте воздадут, 
Что она заслужит. 

Белых, чёрных, красных и 
Жёлтых тараканов 
Расселят в краях Земли 
Разных, как в карманы. 

Станут страны воевать, 
И какой-то «шляпа» 
Умудрится вдруг взорвать 
Водородный тапок. 

И придёт конец всему 
Тараканью виду, 
Чтоб остаться одному 
Радионуклиду. 

Он опять, роясь в золе, 
Встретит незнакомых 
И расселит по Земле 
Новых насекомых. 

12 июня 2005


Потомки - всё откинут

Потомкам пригодится. Не откинут 
Свидетельство моё земле отцов 
О том, что не было ранений в спину 
У нас, прошедших бурей молодцов. 
А. Прокофьев 
Потомками священный полог скинут 
И с вас, прошедших бурей молодцов. 
Потомки бьют, и бьют, и бьют вас в спину, 
И осуждают вас, своих отцов. 

Не упрекнёт вас, кто ленив, пожалуй. 
Умершего несложно обвинить. 
Потомки вашу бывшую державу 
Стремительно сумели развалить. 

Вы напрягали сердце до предела 
Великолепным мужеством своим. 
Потомки вами сделанное дело 
Позором объявили мировым. 

Вы всё победе до конца отдали. 
Но странны у истории круги. 
И у потомков уж на пьедестале 
Не вы, а ваши кровные враги. 

Потомки, что угодно, всё - откинуть 
Готовы, превратившись в подлецов, 
И бьют, и бьют в нераненые спины 
Своих ушедших дедов и отцов. 

12 июня 2005


«Жди меня!»

Снова смотрю «Жди меня!» я и плачу, 
Словно бразильский какой сериал 
Пенсионерка… Одну передачу 
Эту бы я на TV не менял. 

Рейтинг её навсегда обеспечен 
В нашей обиженной богом стране. 
Мал ли, велик - ждём мы сказочной встречи 
С принцем, иль с кем-то, пропавшим в войне. 

Войн нам судьба наша понадарила, 
Сколько народам иным не поднять. 
С юга, с востока и с запада силы 
Лезли, надеясь страну разорвать. 

Но подымались сыны её дружно, 
Предков свободных заветы храня, 
И уходили в безвестность с оружьем, 
Жёнам, подругам шепнув: «Жди меня!» 

Ждали - погибших, без вести пропавших, - 
И дожидались, смертям вопреки. 
Ждут и теперь, - только ждать не уставши! - 
Глядя в прошедшее из-под руки. 

Очи слезятся, глядят в напряженьи, 
Слепнут, но всё-таки день ото дня 
Ждут и надеются на возвращенье 
Тех, кто когда-то шепнул: «Жди меня!» 

…Снова смотрю телевизор, и, встрече 
Очередной вдруг слезу уроня, 
Чёрствый мужик, чуть расправлю я плечи 
И в неизвестность шепну: «Жди меня!» 

9 июня 2005


Небрежному стихотворцу

Ты полагаешь, что поэзия - стихи 
Твои, почти не позаботившись о рифмах. 
Но, боже, как они отчётливо плохИ! 
Так молодые кукаречут петухи! 
Так школьник нервно мел крошит на логарифмах! 

Ты рифмотворчеством зовёшь стихи других, 
Кто потрудился довести до совершенства 
Хотя бы форму, кто хоть к этому строгИ, 
И совершаешь вкруг да около круги 
Своих бесформенных подобий декаденства. 

Ты скажешь: образы, метафоры… - Поверь, 
Они топорщатся, торчат из этой груды 
Словес, как иглы дикобраза… (Этот зверь, 
Прекрасно созданный природой, мне теперь 
Простит сравненье ль с тем, в чём так небрежны люди?!) 

Ты скажешь: мысли… - Но под вечною Луной 
Они всё те же у людей и так же вечны: 
В конечном счёте все - о бренности земной… 
Я призываю, друг мой, следовать за мной 
И быть с читателем немножко человечней. 

Ты говоришь: вон тех и этих почитай, - 
Их гениальными вон те и те считают;  
Пишу я так же… - Слушай, знаешь что? кончай: 
Ты гениальный в стихотворчестве лентяй, 
И хвалят в нём тебя такие же лентяи! 

7 июня 2005


Знакомому стихотворцу

Ах, мой друг! ты мне шлёшь свои опусы с каждою почтой… 
Что отвечу тебе?.. Если честно: стихи - ерунда! 
Гениально-небрежны твои безразмерные строчки, 
Да и мысль неяснА и уводит незнамо куда… 

Я - за ясность, за смысл, за красивое, - вот моё кредо. 
(Пусть я сам не всегда… Что поделаешь: тЯжки грехи…) 
А словесный туман, что на грани у пьяного бреда - 
Что угодно, прости, для меня, но совсем не стихи. 

Что отвечу тебе?.. Разве скажем, кто кос или крив, мы - 
Как они неприглядны?.. Мол, каждый - да чем-то хорош!.. 
Укажу на красивые, якобы свежие рифмы… 
Во спасенье - и в чьё? - эта ложь?.. Разве тут разберёшь?.. 

3 июня 2005


Картавая стая

Застит низкого солнца клочок 
Тёмной воли картавая стая. 
Ю. П. Кузнецов 
Картавая стая, 
МножАсь, вырастая, 
Затьмила всю землю ворОвским крылом. 
И звёзд уж не стало. 
И солнца не стало. 
И бога не стало - закрыт вороньём. 

Зловещая птица 
Кружится, клубится 
Растущею тучей, картаво крича. 
И нету, - уж мнится, - 
Кто с тучей сразится. 
Герои поникли в крылах и в плечах. 

И, небо оставя, 
Воркуют, картавя, 
Забыв красоту, и клюясь в пух и прах, 
И крошки хватая, 
Уж голубей стаи… 
И падаль уж жрёт, кто летал в соколАх. 

1 июня 2005


Русские мысли Кузнецова

Пошёл и напился с тоски… 
Так русская мысль начинается. 
Ю. П. Кузнецов. 
«Русская мысль» 
Когда после пьянки проснусь, 
Мерещится: мозг мой качается… 
Но русская мысль «Похмелюсь!» 
В нём всё же на свет пробивается. 

Приму… и берусь за листки. 
Но стих как-то не получается, 
Пока не добавлю с тоски… 
Так русская мысль начинается. 

День минул. Проходит два дня. 
Родная печаль появляется. 
И русская мысль у меня 
(Шекспир нам теперь на хрена?!) 
Меж «выпить - не выпить» качается. 

29 мая 2005


Так теперь не пишут
Сонет

«Так теперь не пишут! - 
Скажут, как отрежут. - 
Поровнее дышут 
И рыдают реже. 

Белой строчкой вышит 
Стих Ваш, и понеже 
Вам с таким не выжить. 
Нужен новый, свежий, 

Чтоб при первой встрече 
Из орбит полезли 
Очи ваши…» 
             Если 
Стих не искалечить, 
Приготовьтесь слышать: 
«Так теперь не пишут!» 

27 мая 2005


***

Некуда мне уйти. 
Разве что на тот свет. 
Так что пока, прости, 
Надо бы потерпеть. 

Телом почти готов. 
Духом вот подкачал. 
Близок к концу остов. 
Дух - у самих начал. 

Кажется: нет, не всё! 
Есть ещё в чем-то смысл! 
Слабой душе несёт 
Капли надежды мысль. 

Бьётся она, стуча 
У запертых дверей, 
Но не найдёт ключа,  
Всё чтоб решить скорей. 

Так что пока, прости, 
Надо бы потерпеть, 
Станет пока светить 
Потусторонний свет. 

19 мая 2005


Одному эмигранту

Ты пишешь по-русски и мыслишь по-русски, 
По-русски ругаешься матом в сердцах, 
И сам, хоть еврей, но считаешься русским, 
Покинув Россию обиженным впрах. 

Ну пусть не Россией - Советским Союзом 
Звалась та страна, что взрастила тебя. 
Но честно признайся: отнюдь не обуза - 
Всё то, что ты взял здесь, страну не любя. 

Пусть было за что не любить, - пусть задаром 
Ты был осуждён… Но не всей же страной! 
Зачем же всё то, что есть русское, яро 
Ты так ненавидишь, аж брызжешь слюной! 

Реакция кажется неадекватной. 
Ну что бы ты сам о подонке сказал, 
Наказанном вдруг осерчавшею матью, 
За что он в ответ её зло обозвал? 

А ты ведь не просто!.. Как подленький трус, ты 
Прикрылся гражданством чужим от греха 
И стряпаешь пасквили злые по-русски 
Для русских, - твердя, как Россия плоха. 

Понять тебя можно: кто станет печатать 
Хорошее что-то об этой стране? 
Ведь лучше всего демократии платят 
Лишь тем, кто измажет Россию в дерьме. 

И ты изощряешься, пачкаешь густо, 
И так и заходишься в злобном брехе… 
Но что же - по-русски?! Зачем же - по-русски?!. 
Забудь и язык, коль забыл о грехе! 

17 мая 2005


Становлюсь меньше ростом

Становлюсь меньше ростом. Руки короче и ноги. 
Подгибаю манжеты на брюках и рукава. 
Всё короче пути, и тропинками стали дороги. 
Во всё меньшую кепку влезает моя голова. 

Поредели желанья, как волосы в центре макушки, 
И поблёкли, и стали, как волосы те же, седы: 
Чтоб была на столе, пусть и чёрствая, хлеба краюшка, 
Да чтоб было кому дать в болезни стаканчик воды. 

Всё, что было, - напрасно. Всё созданное - эфемерно. 
Я почти исчезаю в наплыве бесчисленных лиц. 
Становлюсь меньше ростом. И значит всё это, наверно, 
Что на убыль пошло моё тело из тысяч частиц. 

Скоро, скоро оно подойдёт к окончанию цикла. 
Верить хочется, что, может быть, это всё-таки цикл. 
Шебуршится душа, к этой мысли пока не привыкла, 
Но уже о спасеньи всё чаще вещает язык. 

Становлюсь меньше ростом. Здесь - Уже. А здесь вот - короче…
Пародистам на хлеб этих строчек мне вовсе не жаль. 
Осмеять можно всё: взять любую из тысячи строчек. 
Только денешь куда неизбывную в сердце печаль! 

13 мая 2005


Старые вещи

Старые вещи - 
По углам, по кладовкам, по полкам - 
В душу, как клещи, 
Вдруг вопьются, раздвинув потёмки. 

Свежею раной 
Вдруг откроется прошлое дело. 
Как на экране, 
Вдруг мелькнёт, что давно отболело. 

Выбросить жаль их, - 
Это жизни вчерашней частицы. 
Крупных и малых - 
Сколько их по кладовкам пылится! 

Старые вещи - 
Как стАры, но как всё-таки ранят! 
Прошлого вести - 
Некрасивы, но всё-таки манят. 

Так прокажённый 
Ковыряется, видимо, в язвах. 
Так осуждённый 
Возвращается мысленно в праздник. 

Старые вещи 
Помнят всё о былых неудачах, - 
Прошлого местью 
Доведут вдруг едва не до плача. 

Старые вещи - 
Эх, собрать бы да выбросить к чёрту! 
Только вот вместе 
С ними, кажется, выбросишь всё ты: 

Всё то, что любил, 
Что имело когда-то значенье. 
Вот так отруби - 
А потом не получишь прощенья!.. 

Предан без лести 
(Как когда-то царю Аракчеев), 
Старые вещи, 
Вам. Хоть с вами всё будто мрачнее. 

Старые вещи, 
Жив пока, не позволю вас тронуть. 
Нет, только вместе 
Вас со мною пускай похоронят. 

12 мая 2005


«Предан без лести» - девиз на гербе небезызвестного Аракчеева.

Кричащим о покаянии перед гитлеровцами
(Попытка сонета)

Ворвался к нам в дом, 
Домочадцев убил 
И всё, что трудом 
НажитО, утащил. 

За то поделом 
Супостат получил. 
Всегда платежом 
Красен долг у нас был. 

Теперь нас зовут 
Супостата простить 
И даже - о суд! - 
О прощеньи просить! 

Но нас ли простят 
(Нет, не выйдет сонет!) 
Все те, кто молчат, 
Но сказали бы «Нет!»? 

8 мая 2005


Город мой Бельцы
(Песня)

Я рад, что тебя на пути своём встретил. 
Здесь молодость наша с женою прошла, 
Здесь выросли и стали взрослыми дети, 
И внуки уж выползли из-под стола. 
   Тебя я пою с замиранием сердца, - 
   О сколько на свете таких же сердец! - 
   Мой город с названием ласковым «Бельцы» 
   Иль с чуть грубоватым сегодняшним «Бэлць». 

Ты так невелик, но всё ж не без амбиций, 
И часто, нас грешных мечтою пьяня, 
Себя объявляешь чего-то столицей, 
Но стал ты столицей в душе у меня. 
   Тебя я пою с замиранием сердца, - 
   О сколько на свете таких же сердец! - 
   Мой город с названием ласковым «Бельцы» 
   Иль с чуть грубоватым сегодняшним «Бэлць». 

Мне снятся вдали - твои парки и площадь… 
Когда ж возвращаюсь к тебе, у дверей 
Встречает меня знаменитая Тёща, - 
И нет на Земле этой тёщи милей. 
   Тебя я пою с замиранием сердца, - 
   О сколько на свете таких же сердец! - 
   Мой город с названием ласковым «Бельцы» 
   Иль с чуть грубоватым сегодняшним «Бэлць». 

5 мая 2005


Для небельчан объясню:

Тёща - так у нас называют скульптуру на въезде в город.

Уличный певец
(Песня)

Зимою в мороз 
Он, согнувшись, стоит, и с клюкой, 
Промёрз и примёрз, 
И с примёрзшею будто рукой. 
   Ведь участь певца - 
   Петь, пока не ушёл на покой, 
   Ведь участь певца - 
   Петь с протянутой к миру рукой. 

А был он орлом, 
Слыл он первым среди запевал, 
Звучал над селом, 
Да и славы другой не желал. 
   Ведь участь певца - 
   Петь, пока не ушёл на покой, 
   Ведь участь певца - 
   Петь с протянутой к миру рукой. 

А годы прошли, - 
Оглянулся: ни денег, ни сил, 
Ни просто земли - 
Он на старость себе не скопил. 
   Ведь участь певца - 
   Петь, пока не ушёл на покой, 
   Ведь участь певца - 
   Петь с протянутой к миру рукой. 

Прожив не во зле, 
Он, небрит и ужасен на вид, 
Стоит на Земле 
И поёт - пожилой инвалид. 
   Ведь участь певца - 
   Петь, пока не ушёл на покой, 
   Ведь участь певца - 
   Петь с протянутой к миру рукой. 

4 мая 2005


Новодворской

В ореоле пострадавшей 
От обоих Ильичей 
Ты Россию видеть павшей 
Жаждешь с злобою очей. 

Ты - страны своей предатель, 
Ты - России новый бич, 
Ты - ошибся чуть создатель! -
Не Ильинична, - Ильич! 

29 апреля 2005


Вечная дилемма

Умереть по доносу подонка 
От руки недоноска-подонка 
По приказу большого подонка, 
Самому чтоб подонком не быть, 

Или, вместе с толпою подонков 
Строя общество грязных подонков, 
Восхваляя большого подонка, 
Долгий век свой в подонках прожить?.. - 

Всё равно ведь на смену подонкам 
Вырастают другие подонки, 
Чтобы тех, кто пока не подонки, 
Иль в подонков, иль в прах обратить! 

28 апреля 2005


Анекдотный поручик
(идущий не в ногу со всей ротой)

Он идёт, сквозь века прошагав, 
Ставя ногу не в лад и не строго, 
Правоты так и не доказав 
Тем, что строем идут, коих много… 
…Ах, как часто становится прав 
Тот поручик, что ходит не в ногу! 

27 апреля 2005


Как поднять страну

Министерства, институты 
Бьются, в берег как река, - 
Все одеты, все обуты, 
Все на шее мужика, - 

Бьются дружно на задачей: 
Как страну с колен поднять? 
А мужик лишь пьёт да плачет: 
Тяжело на нём сидят! 

К чёрту вашу всю науку! 
Ведь задача так легка: 
Развяжите людям руки, 
Сбросьте с шеи седока! 

24 апреля 2005


Ноосфера
Сонет

Бродит, бродит ноосфера 
Будто пиво иль вино, 
В то, что всё вокруг, поверя - 
Для неё заведено. 

Мухи, рыбы, птицы, звери, 
Лес, трава, плоды, зерно, 
Даже звёзды - их без меры 
Зажигают коль темно. 

Солнце на небо выходит, 
Загорать чтоб, а луна - 
(Здесь в крови либидо бродит!) 
Чтоб вздыхать, учреждена… 

…Суета в земном народе 
Звёздам, правда, не видна. 

24 апреля 2005


Из словаря:

Ноосфера (от греч. noos - разум)- качественно новая форма организованности, возникающая при взаимодействии природы и общества, в результате преобразующей мир творческой деятельности человека, опирающейся на научную мысль.

Из переписки с редактором

В. Ю. Чибрикову
«У Вас экспрессия в стихах, и динамизм, и… Но 
Всё в них понятно, так сказать, и неэксперту. 
А где в них это, так сказать, второе дно? 
Публиковать такое Вам подобно смерти! 

А где же «штиль высокий» в них? Где, так сказать, 
О вечном мыслей в них высокое паренье? 
Сиюминутное - зачем о нём писать? 
Как будто к чаю, так сказать, подать варенье!» 

Ну что сказать Вам, мой редактор дорогой? 
Во всём Вы дока, а всего поболе в прозе. 
Ну что поделать? Я - такой, а не другой, 
И так пишу, как бог мне на душу положит, - 

В хорошем смысле, и не кто-то там, а бог - 
Тот самый, коего, похоже, нету вовсе. 
И если б я его ослушаться и смог, 
То лишь об этом мне прошу напомнить: «Бойся!» 

Бог - это совесть. И пока она одна 
Ведёт пером моим, черкая, по бумаге. 
И что мне до того в стихах второго дна, 
Коль и для первого нужна уже отвага? 

Пишу, что пишется… А критиков удел - 
Раздеть до косточек и ярлыки навесить… 
Но надо всё-таки, чтоб кто-нибудь посмел 
Сказать, сегодня что волнует и что бесит. 

19 апреля 2005


Вопящим

Что вы всё вопите: «Сталин! 
Сталин! Сталин виноват!»? 
А не вы ль тогда кричали: 
«Слава Сталину! Виват!»? 

Ведь не он писал доносы, - 
Вы! Такие же, как вы! 
Недопёски! Недоноски! 
Всякой власти крикуны! 

Вы свою свалить хотите, 
Пусть и мелкую, вину 
На кого-то и вопите: 
«Он один сгубил страну!» 

Не один! И не надейтесь! 
Вы - старались как могли! 
Вы - хоть плачьте и хоть смейтесь! 
Вы - расстреливали, жгли! 

Не надейтесь: мол, букашки! 
Сталин - вовсе не Христос: 
Он грехи с собою ваши, 
Не надейтесь, не унёс! 

Каждый! лично! сам! ответит 
За предательства, за смерть! 
Бог - он есть! - он шельму метит, 
Как он там ни круть, ни верть!

Каждый! сам! как ни кричите! 
Сам! - не кто-то! - виноват! 
Вы - вопящие сердито! 
Вы - вопившие «Виват!» 

18 апреля 2005


Пессимистический сонет

Вставать или не вставать? 
Идти или не идти? 
Ну что ещё в жизни ждать! 
Такая тоска в груди! 

Остаться пластом лежать, 
К концу не дойдя пути, 
Иль всё-таки дошагать? - 
Уж виден он впереди! 

Болезни - пришёл их срок! 
Презренье и нищета, 
Чужой земли бугорок 

И руки над ним креста, 
Раскинутые как знак: 
А что ты хотел, чудак! 

12 апреля 2005


***

Правительство, парламент, президент - 
Какие, ах! высокие понятья!..
А я в них вижу в нынешний момент 
Простое, коих много, предприятье. 

Начальство - есть, и подчинённых - тьма, 
И деятельность, так сказать, большая, 
И вкруг зарплат и премий кутерьма: 
Кому-то - всё, кого-то - обижают. 

Тот, шибко умный, сильно захотел 
Не в очередь уйти в какой-то отпуск; 
Тот - весь в делах; тот - будто не у дел; 
Тот - утерял в кормушку льготный пропуск; 

Тот - был застукан голым средь б….й; 
Тот - образец учтивости, приличья… 
Ну всё, как говорится, у людей! 
Но всё же есть и, так сказать, отличья: 

Бюджет у предприятия растёт - 
Зарплата, прибыль - честно, без обмана! 
Убытков предприятье - не несёт!.. 
Убытки все - из нашего кармана. 

5 апреля 2005


Мир - пуст

Мир - пуст. Родные - как чужие, 
И даже - хуже иногда. 
«Семья», «любовь», слова другие - 
Покрылись, некогда большие, 
Латинским словом «ерунда». 

Мир пуст, людьми хоть населяет, 
Как муравьями, города. 
Прогресс! - иной чудак считает, 
Но прав, «прогресс» кто называет 
Латинским словом «ерунда». 

Мир пуст, хоть кажется при свете: 
Так и зашёлся от труда! 
Но вряд ли можно что-то встретить, 
Чего нельзя одним отметить 
Латинским словом «ерунда». 

Мир пуст, - скажу опять и снова, - 
Исчезнем в нём мы без следа. 
И кажется: его основа - 
То, что вначале, было слово 
Латинским словом «ерунда». 

3 апреля 2005


***

Становлюсь патриотом страны - 
И чем дальше она, тем сильнее. 
Чем несчастней она, тем звучнее 
В сердце голос печальной струны. 

Становлюсь патриотом страны. 
Две границы её отделяют 
От того, где живу нынче, края, 
Но для сердца они не страшны. 

Становлюсь патриотом страны. 
Ей от этого, правда, не легче: 
Слишком, слишком уж хрупеньки плечи 
У того, кто к ней рвётся в сыны! 

Становлюсь патриотом страны. 
Как умею, её защищаю, 
Правда, может быть, часто ругаю, 
Но слова те любовью полны. 

Становлюсь патриотом страны, 
А она знать того не желает, 
Что по ней где-то кто-то вздыхает, 
Созерцая красивые сны. 

Становлюсь патриотом страны, 
Но не той, где живу - не Молдовы. 
Хорошо, где нас нет, - мысль не нова, 
Но, где я, все - как будто больны. 

Становлюсь патриотом страны, 
Где не жил никогда и не буду, 
И ловлю, что исходит оттуда - 
Из её вековой глубины. 

Становлюсь патриотом страны - 
Там, оттуда явится мессия! 
Ото сна всё же вспрянет Россия! 
…Жаль, у стран слишком долгие сны!.. 

2 апреля 2005


Пропало либидо
(песня женоненавистника)

Пропало либидо - а проще: не тянет 
На подвиги в бабской стране. 
И блеск уж наград за победы не манит 
В проигранной напрочь войне. 

Здесь враг умудрён, и за тысячелетья 
В коварстве он не превзойдён. 
И ждёт нас всегда - где с цветами, где с плетью - 
Награда одна - в виде жён. 

Герой полагает, что враг уж повержен: 
Лежит он… Но - не побеждён. 
Покрепче в нём так называемый стержень. 
Всегда в победителях - он. 

По мне, как по многим собратьям по полу, 
Промчалось судьбы колесо. 
И вот, как ни пыжусь, ни вою, ни спорю, 
Пропало либидо, и - всё. 

31 марта 2005


Клеветникам России

Вы ненавидите Россию, 
Новоявленные мессии, 
На свет одни дела плохие 
Её стараясь извлекать!… 
…За крик, шлепки в сердцах - поныне, 
Когда она согнула спину - 
Возможно ль любящему сыну 
Родную ненавидеть мать?! 

29 марта 2005


Поэты

Сколько на свете поэтов! 
Ткни - и сейчас попадёшь. 
Сколько их кануло в Лету! 
Сколько грядёт!.. Не сочтёшь! 

Не об одних стихотворцах 
Я завожу эту речь. 
Всех ведь поэтов когорта - 
Не виршеписцы сиречь. 

Не о приверженцах рифмы 
Рвётся настойчивый стих…
Ведь, кто создал логарифмы, 
Тоже поэт, - из иных. 

Кто для любимой составил 
Первый на свете букет - 
Имени пусть не оставил - 
Тоже великий поэт. 

Да и оружья конструктор, 
Тот, что создал пистолет, 
Бдя над ним круглые сутки, - 
Прежде всего был поэт. 

И не виновен поэт тот, 
Спев свой стреляющий стих, 
Что из его пистолета 
Губят поэтов других. 

Где-то курок вдохновенно 
Гладит убийства творец, 
Зная, что враг, несомненно, 
Той же армады боец. 

И, как поэт, он стреляет, 
Пули мешая и мат, - 
Оду поэту слагая, 
Что сотворил автомат. 

Строчка - за строчкой… И снова 
Ласково вздёрнут затвор, - 
И без последнего слова 
Нарыт над кем-то бугор. 

Он же, быть может, был тоже 
В чём-то немалый поэт - 
Корчил талантливо рожи… 
А вот теперь - его нет… 

Гибнут и гибнут поэты: 
Пел - и нечаянно стих, 
Встретив творения где-то 
Грудью поэтов других… 

Что же у нас за планета! 
Ведь уже тысячи лет 
Бьют здесь поэты поэтов,  
А переводу им - нет! 

26 марта 2005


***

Боже! как же она коротка - эта жизнь!.. 
Вот и где-то твои уж лампады зажглись, 

Чтоб погаснуть под чьей-то небрежной рукой. 
Кто-то где-то привычно споёт «Упокой!» 

«Упокой его душу, спаси, сохрани. 
Он дурного не делал, как будто. Взгляни 

Список дел его кратенький - в листик всего, 
И прости, если есть, прегрешенья его».

Боже! Если ты есть, просвети, объясни, 
Для чего ты так мучишь людей искони? 

Для чего зло веками идёт по земле? 
Для чего поколенья растут на золе? 

Я, возможно, не вправе - какой-то червяк! - 
Говорить с всемогущим тобою - вот так 

Слишком запросто… Знаешь, старик, извини, 
Только, если ты есть, просвети, объясни, 

Для чего эта жизнь наша так нелегка, 
Так глупа, так бездарна и - так коротка? 

22 марта 2005


Нескромное

Поэзии русской, похоже, - привет! 
Поэты - и есть, и как будто бы нет, - 
Какие-то тусклые лица! 
А если и есть у России поэт, 
Так это живущий уже много лет 
В Молдове - украинец Пицман. 

14 марта 2005


***

Всё напрасно, что было! напрасно! 
Всё, что было, бесследно ушло. 
Всё, что некогда было прекрасно, - 
В безвозвратную даль унесло.

И остались одни лишь несчастья, - 
Ежедневно их множится рать. 
Лишь над ними одними не властна 
Беспощадного времени гать. 

Всё напрасно, что было! напрасно! 
День страницею новой начАт, 
И всё чаще мотивом ужасным 
Ноты с этой страницы звучат. 

Всё напрасно! - одним лишь рефреном 
Завершается прожитый день,  
И тебе подарённое время 
Всё быстрее скрывается в тень.

Всё - напрасно. И тысячелетья 
Будем мы и слепЫ и глухИ. 
И напрасно стал реквием петь я. 
Всё - напрасно… И эти стихи. 

12 марта 2005


Выборы

Избирательный участок. 
Громко музыка орёт. 
Утро. Власть ещё у власти. 
Спит пока ещё народ. 

А когда он всё ж проснётся, 
Непонятных чужд потреб, 
Мимо дружно понесётся 
Добывать насущный хлеб. 

Жди, когда ещё накормит 
Обещателей парад! 
И спешит народ наполнить 
Свой важнейший аппарат. 

И потом, кой-как насытясь, 
Века прошлого надев 
Лучший самый креп и ситец, 
Он идёт пролить свой гнев. 

Только кто же здесь виновен? 
Все так сладко говорят! 
Водолей ли, Лев ли, Овен - 
Зодиака полный ряд. 

Ткнёт разгневанный куда-то 
Пальцем в небо, и опять 
До другой такой же даты 
Станет новой жизни ждать, 
И, как в армии солдаты, 
Жрать, что дадено, и - спать. 

6 марта 2005


***
Сонет

«Таким я не буду! Не буду таким!» - 
Пока молодые, себе мы твердим, 
На жалкую старость взирая, 
Судьбы своей дальней не зная. 

«Таким я не буду! Не буду таким!  
Не быть мне уже никогда молодым!» - 
Твердим мы, слезу утирая, 
Став старше и всё уже зная. 

Звучит и звучит над Землёю мотив. 
Кто громко поёт, кто губу закусив, 
Всё те же слова повторяя: 

«Таким я не буду! Не буду таким!» 
И каждый, как в небе случается дым, 
Явится, взлетит и растает. 

2 марта 2005


Вот это и счастье!

Синица в руке - 
Обед в узелке, 
И дни без ненастья, 
Улыбка жены, 
Красивые сны - 
Вот это и счастье! 

Районный роддом, 
И ты под окном, 
И сердце - на части, 
И белый пакет, 
В нём чей-то портрет - 
Вот это и счастье! 

Смешной карапуз, 
Забот милых груз, 
Болезни, напасти, 
Смешные слова, 
Кругом голова - 
Вот это и счастье! 

И - первый урок; 
Последний звонок 
Придёт в одночасье, 
И кто-то - большой, 
Как ты молодой, - 
Вот это и счастье! 

Во всём он мастак, 
Всё сделать не так 
Спешит без согласья; 
И кто-то чужой 
Вдруг станет родной - 
Вот это и счастье! 

Уж с новым родным 
На окна глядим 
В волнения власти, 
И снова пакет, 
И ты уже дед - 
Вот это и счастье! 

Летят журавли, 
На небо вдали 
Прищурюсь без страсти. 
Журавль - вдалеке. 
Синица в руке - 
Вот это и счастье! 

25 февраля 2005


Поэты и жизнь
Сонет

Поэт - открытая рана! 
Поэт - постоянная боль! 
Поэт - детектор обмана! 
Поэта печальна юдоль!.. 

Поэт - то ума блистанье! 
Поэт - квинтэссенция, соль! 
Поэт - выше нету званья! 
Поэта прекрасна юдоль!.. 

Так спорили два поэта, 
Бия друга дружку в грудь, 
Увязнув в бумажных сетях, 

Пытаясь нащупать суть… 
А жизнь проходила где-то, 
Торя свой по прозе путь. 

23 февраля 2005


Гормоны

Неужели только гормоны? 
Впрыск гормонов в кровь - и всего?! 
Впрыск - и просто смешны препоны! 
Впрыск - и кто-то милей всего! 

Нету впрыска - тут же наружу 
Выползает напастей рать; 
А кто милым вчера был - хуже 
В мире, кажется, не сыскать. 

Бывший милый, похоже, тоже 
С недостатком большим в крови: 
Что-то в этой противной роже 
Ни на грамм от былой любви! 

Неужели только гормоны? 
Может, шприцем - как наркоман? 
Может, снова сознанье тронет, 
Как когда-то, любви дурман? 

Неужели вот так всё просто: 
Что-то впрыснуто чем-то в кровь, - 
И к тебе пристаёт коростой 
То ли ненависть, то ль любовь?.. 

Нет, не верится!.. Но похоже, 
Что всё именно просто так… 
…И кто знает, с чего я тоже 
Стал в стихах вдруг такой мастак? 

20 февраля 2005


Не пишется

Февраль. Достать чернил и плакать. 
Б. Пастернак 
Не пишется. Февраль. Мороза нет, и слякоть 
Изводит, из-под ног куда-то вдруг скользя. 
И хочется порой действительно заплакать, 
Но так уж было, и - вновь повторять нельзя. 

Не пишется… О чём?.. Всё сказано многАжды. 
Начнёшь и вдруг глядишь: родится плагиат. 
Оригинально самовыраженья жажды 
Не удовлетворить, хотя начни рыдать. 

Не пишется. Идёшь скользить по снежной жиже, 
Но всё ж листок в карман и карандаш кладёшь. 
Полфевраля прошло, и март всё ближе, ближе, 
И верится почти, что про февраль - всё ложь. 

19 февраля 2005


***

Всегда Парнас российский как в дыму: 
Громят других поэты аки черти. 
И, жив пока, никто и никому 
Венков лавровых не отдаст, поверьте. 
Но кто скончался, - лавры все - ему. 
У нас поэтов любят!.. После смерти. 

10 февраля 2005


Татьяне Бек

Те же самодовольные рожи, 
Только больше, Татьяна, вокруг… 
Трудно ни на кого непохожим. 
Вдруг инфаркт. Или, может, не вдруг. 

Ткач вторую судьбы половину 
Не закончил твою и прервал, 
Но узор её всё же картиной 
Стал, достойнейшей всяких похвал. 

Кто-то скажет: не самым удачным 
Был твой путь… Ну а я - не совру! - 
Буду помнить, как где-то на дачном 
На твоём полустанке невзрачном 
Одуванчики вянут во рву… 

9 февраля 2005


Поэтесса Таьяна Бек умерла 7 февраля 2005.

***

Неумолимо приходит день. 
Тихо с обоев сползает тень. 
По этажам громыхает лифт. 
Воет собака вверху навзрыд. 

Заперты комнаты все на ключ. 
Каждый в своей обижен и злюч. 
Каждый молчит и, в молчаньи горд, 
Видеть не хочет друг друга морд. 

Хуже чужих собрались мы здесь. 
Злобою дом наш наполнен весь. 
Не было, кажется, никогда 
Радости здесь - лишь одна беда. 

Каждый, себе роль судьи избрав, 
Судит других, сам во всём лишь прав. 
Каждый с движением гордым плеч 
Ждёт - обвиненья в слова облечь. 

Сыпятся, сыпятся в нас они. 
Злобой уже все углы полны. 
И не уйти от них никуда, 
Разве вот только что в никуда. 

Неумолимо уходит день. 
Чёрная дом наполняет тень. 
Не умолкает собачий вой, - 
Это оракул, наверно, твой. 

6 февраля 2005


***
(в поисках родословной)

Я иллюзий не строю: 
Мне не выкопать Трою; 
Мне своей родословной даже не раскопать. 
Всё, что было, - во мраке, 
Будто фокусник в фраке; 
И мелькает со сцены то, что должно мелькать. 

Где-то, будто атланты, 
В ряд стоят фолианты. 
В них упрятана правда, в них упрятана быль. 
Только злые без меры 
Там цепные церберы. 
Не стереть там без лая даже древнюю пыль. 

Для чего сторожат лишь? 
Будет всё-таки жатва 
Там засеянных зёрен? Будет ли резюме? 
А пока всякий волен, 
Кто во власти, без боли 
Тасовать всё как должно, сам себе на уме. 

Кто-то - весь без изъяна. 
А тому - обезъяна, 
Как советовал Дарвин, в предках впрямь суждена. 
И уж три поколенья 
То падёт на колени, 
То поднимется вновь им в угоду страна. 

Я не строю иллюзий: 
Видно, этого груза 
Лжи, коварства, измены нам вовек не снести. 
Но хотелось бы всё же 
До телесной до дрожи 
То, что сердцу дороже, хоть чуть-чуть разгрести. 

3 февраля 2005


Эх, Воронеж, Воронеж!

Кольцов, Никитин, Бунин, Маршак, Прасолов, …
Эх, Воронеж, Воронеж! 
Что ж поэтов ты гонишь! 
Что ж ты их не голубишь! 
Что ж, непризнанных, губишь! 

Тех прикончил чахоткой, 
Жизнь отмерив щепоткой… 
Этот, року не веря, 
Сам себе жизнь отмерил… 

Эх, Воронеж, Воронеж! 
Ты поэтов хоронишь 
Молодыми, больными, 
И всегда - не такими… 

Только тот, кто уехал, 
Стал в поэзии вехой. 
Их уже не догонишь, 
Эх, Воронеж, Воронеж! 

Новых - толпы у двери, 
Только нет тебе веры: 
Всё равно - проворонишь, 
Эх, Воронеж, Воронеж! 

1 февраля 2005


Если я заболею
Римейк

«Если я заболею, к врачам обращаться не стану» 
Ярослав Смеляков 
Если я заболею, к врачам обращаться не стану. 
Ну а если пойду, то, наверное, только в бреду! 
Постелю себе сам, даже будучи словно в тумане, 
И останусь в дому, за свою опасаясь звезду. 

Я ходил напролом. Я не слыл недотрогой. 
Но порою мне кажется: легче в смертельных боях, 
Чем идти к эскулапам теперешним торной дорогой. 
Так и видится путь свой последний в прощальных цветах. 

Порошков или капель - не надо. 
От космических цен от таблеток исходят лучи. 
И упорно ползут, оглушая как шум водопада, 
Слухи: тех, кто здоров, тоже будут за деньги лечить! 

От морей и от гор так и веет веками. 
Но сдаётся порой: мы затем лишь на свете живём, 
Чтоб врачей ублажать. Ними, будто в грозу облаками, 
Вся покрыта Земля и уносится Млечным Путём. 

22 января 2004


Бутики

Бутики, бутики… 
В них сидят продавщицы - 
От всего далеки, 
В клетках будто бы птицы. 

За прозрачным стеклом, 
Будто рыбки златые, 
Ждут своих день за днём 
Принцев девы младые. 

Принцы к ним не спешат. 
Где-то в западных странах 
Трутся. Лишь мельтешат 
Иногда на экранах: 

Тот в теракте погиб 
В стороне незнакомой; 
Тот кого-то зашиб… 
Не сидится им дома. 

Длинный доллар манит, 
Длинный рубль, длинный евро… 
У девчат - не гранит! - 
На пределе уж нервы: 

Сколько всё-таки ждать!.. 
Денег сладостен запах! 
И девчонки летят 
Мотыльками на Запад… 

Кто ж остался, - в мечтах, 
Как снегурочки, тают… 
В бутиках, в бутиках - 
Продавщицы скучают… 

20 января 2005


Пессимист и оптимист

В молдавском городе БельцЫ 
На свет явились близнецы. 

Ну как две капли родились! 
Но - пессимист и оптимист. 

Один - на слёзы падок был. 
Другой - смеяться лишь любил. 

Там, где один всегда рыдал, 
Другой частенько хохотал. 

Они росли: весёлый - рос; 
И - тот, что жить не мог без слёз. 

И каждый год им Дед Мороз 
Одни и те ж подарки нёс. 

Наш оптимист - всему был рад, 
А пессимисту - всё не в лад… 

Вот раз (их всё же баловали) 
Они лошадок заказали. 

Но Дед (Морозу скучно жить!) 
Решил над ними подшутить… 

В ту ночь, быстрей дождаться чтобы, 
Они легли пораньше оба. 

И, как всегда, в коробках ярких 
Наутро ждали их подарки. 

Вскочив, бегут к ним огольцы. 
И что же видят молодцы? 

Один (вот шуточки Мороза!) - 
Немножко… конского навоза. 

Другой (на слёзы больно падкий) -
Как настоящую лошадку! 

Но пессимист наш, губы дуя, 
Сказал: «Хотел я не такую!..» 

А оптимист - с улыбкой милой: 
«Ко мне - живая приходила!..» 

Нужны ли здесь ещё слова?.. 
…Мораль сей притчи такова: 

Всё относительно на свете, 
(Как то Эйнштейн ещё заметил) 

И счастлив в жизни будет тот, 
Кто в ней хорошее найдёт. 

Я сам в неправду эту верю… 
Но… разболтался я не в меру. 

Пора закончить долгий стих. 
Мой пыл рассказывать - утих. 

Мои ж знакомые, друзья, 
Простят, надеюсь, мне, что я 

Приврал для красного словца: 
Всё было в БЕльцах, не в БельцАх! 

20 января 2005


В этом стихотворении автор позволил себе «поэтическую вольность»: ударение в слове «Бельцы» у бельчан всё-таки на первом слоге. Но меня оправдывает то, что в русском языке подобные названия произносятся с ударением на последнем слоге (Клинцы, Сольцы, Столбцы).

Буду вечно молодым!
Сонет

В Молдове пенсионный 
возраст увеличен на 5 лет. 
Помнишь, как мы пели хором, 
Как кружил нас славы дым: 
«Не расстанусь с комсомолом! 
Буду вечно молодым!..» 

И сегодня, став старпёром 
Бледным, немощным, седым, 
Жду я пенсии не скоро, 
Буду вечно молодым. 

С государством тяжки споры, 
И, хотим иль не хотим, 
Мы об этом разговоры 

Однозначно прекратим. 
А прикажет, - скажем хором: 
«Буду вечно молодым!» 

16 января 2005


Полис… Полис… Полис…

С врачами, кажется, вопрос уже решён, 
И каждый, пусть он будто Муромец здоровый, 
Купить обязан полис недешёвый, 
Иначе этот неболеющий пижон 
В тюрьму быть может даже посажён. 

Ещё есть боль у нас одна: учителя! 
И что нам голову себе морочить зря! 
Зря ль за свободы мы отчаянно боролись? 
Введём и на образованье твёрдый полис! 

Затем, чтоб всё уж было по уму, 
Чтоб было нас оберегать кому, 
Ещё один мы полис учредим 
На содержанье тех, кто так любим! 
Купил - и будешь цел и невредим; 
А не купил, - тебя они ж - в тюрьму. 

…На воздух - полис. Полис - на траву. 
На ручеёк, струящийся во рву. 
На слёзы: чтоб без полиса не лить… 
…Пока ж всё нам успеют учредить, 
Без полиса я горько пореву. 

14 января 2005


В Молдове за неприобретение полиса обязательного медицинского страхования грозят штрафами до 10 минимальных зарплат.

Сонет о сексе

Гогочет мир уж скоро целых 20 лет, 
Браня попутно всё советское пространно, 
Над фразой, сказанной с телеэкрана, 
Что в СССР, мол, секса не было и нет. 

А я скажу, хоть мне уже немало лет 
И тема эта скоро будет вовсе странной 
В моих устах: в той фразе не было обмана, 
И секса не было у нас тогда, нет-нет. 

Была любовь. Был культ любви. И были дети, 
Рождённые в грехе, но по любви. 
И мы несли любовь в своей крови 

И помнили одной любви заветы. 
А секс… Он - был… (простите грубость мне в строке!) 
Он звался скотством в русском языке. 

12 января 2005


***

Февраль. Достать чернил и плакать! 
Б. Пастернак 
Январь. Лист белый взять и плакать! 
Как говорят: вынь да положь. 
Что толку бестолку калякать? 
Мысль изречённая есть ложь! 

Чернила - паста заменила, 
А у кого-то в ручках - гель. 
А мысль - как раньше: посетила 
И незаметно скрылась в дверь. 

И остаётся только дакать 
Чужим словам. В глазах - печаль. 
Январь. Лист белый взять и плакать. 
А впереди уже февраль. 

9 января 2005


Подробнее о своём:

Мои стихи, отношусь к которым в соответствии с названием страницы:

Всё то, что считаю хорошими стихами, - на следующих страницах:

Все мои стихи (включая даже баловство в несколько строк) в хронологическом порядке - на следующих страничках:

Ну и отсортированное по жанрам:

И, наконец, то, к чему отношусь абсолютно несерьёзно, но что делалось в своё время не без вдохновения:

И ещё. «Кликнув» «иконку» внизу, Вы попадёте на мою страницу на сайте Стихи.Ру

Виктор Пицман - автор электронного журнала Стихи.Ru