Главное меню

Виктор Пицман - Избранное 2006

Виктор Пицман, апрель 2006. Victor Pitsman

Пицман Виктор Эрихович [р. 9 августа 1951, с. Каменка Беляевского района Одесской области, - живу в Молдове в г.Бельцы], русскоязычный стихотворец.
Печатался в газетах «СП» (Бельцы), «Голос Бэлць», «Антенна» (Кишинёв), «Красная Звезда», журнале «Русское слово» (Луганск), коллективных сборниках «И звезда с звездою говорит» (2012, СПб), «Будем вместе в доме жить» (2012, СПб). Книга «Голос из болота» (2016, Бельцы).

Подробнее

Перепечатка (без искажений!) - приветствуется, желательно - с уведомлением автора. Отзывы, деловые предложения жду на:

Стихи (102):

***

Вы всегда были «пятой колонной», 
Даже перекрестившись на «-ов», 
Присосавшись к державе огромной, 
Как пиявки… И - выпили кровь. 

Развалилась, распалась на части, 
Но пока ещё дышит страна. 
Вы ж готовите новое «счастье»: 
В управители - вас! О-ба-на! 

Вот тогда-то уж точно России 
Будет полный… конец и кранты! 
Разнесут её впрах нью-мессии, 
Из кустов взгромоздясь на посты. 

Но настолько ль раб русский беспечен, 
Как наивно считаете вы! 
Терпелив, - но в терпеньи не вечен; 
Прост, - но в хитростях вашей канвы 
Разберётся и - выпрямит плечи! 

Вы почти уж трубите победу. 
Ваш наставник заморский уж тут. 
Но сдаётся мне: дяде к обеду, 
Вам несытым, - отцов чтя и дедов, - 
Вековую страну не дадут! 

29 декабря 2006


«Другороссы»
(немного в цвете)

Обозначились будущие «оранжевые»:
Вор Касьянов - в «зелёных», неясного цвета Рыжков,
Хакамада - вся в чёрном, красотою - тьфу-тьфу! - завораживая,
И коричнево-красный предводитель нью-большевиков.

Впереди - на коне бело-синем - чуть видная пешка
(За спиной красно-белый гроссмейстер: давай, мол, в ферзи!).
Кормлен «зеленью» конь - по-всему. Но слегка. Видно, в спешке.
«Г» - на нём. Рядом - «Г». «Эй, конёк, буквой «Г» вывози!»

«Мы - другая Россия!..» Да видно и так, что другая!
Настоящей не знаете вы! На неё вам плевать!
За свои же грехи власть хуля, понося и ругая,
Сами рвётесь туда - разрушать, продавать, воровать.

Вы как будто бы все - издаля посмотреть - разноцветные.
А поближе взгляни: одинаковы все, и на вас
Ваши нежно любимые, ваши костюмы заветные:
Тоги всех «демократов»; их цвет - красно-белый матрас.

Ну не тянете вы!.. И не вам за свободу знамёна
Поднимать!.. За свободу от вас - выйдет лучше народ.
Вы не тянете даже на звание «пятой колонны».
Вам лишь чёрные камни швырять в золотой огород.

24 декабря 2006


***

Когда дебил, сжимая зубы, спросит: 
«Еврей?» - забудешь все свои пристрастья 
И, зная: «Кто ж в такого камень бросит!», 
Что не картавишь хоть, почтёшь за счастье. 

А каково «цветным», чей вечный паспорт 
Прописан на пугающейся роже! 
Нет хуже - быть какой-то из диаспор! 
Нет хуже - быть другого цвета кожи! 

Мы все бываем где-то чужаками. 
Порой в земле, на свет где появился. 
И в удивленьи разведёшь руками: 
Кто виноват, что казус получился? 

И рыщут почему везде дебилы? 
И ищут почему вновь виноватых? 
Знать, власть не то, наверно, сотворила, 
Раз вновь возникла клика бесноватых. 

Для молодых обман, несправедливость 
Должны распяты быть, как в детской сказке. 
А тут - ну как же так, скажи на милость! - 
Воры - в коляске, весь народ - в упряжке! 

И рвутся, тщася сказку сделать былью, 
Ища и находя во всём виновных - 
Чужих, других - жестокие дебилы, 
Не трогая пока своих - сановных. 

Но - сколько надо?.. Не спасут заборы 
И вся квадратно-плечая охрана… 
«Чернь» на расправу так бывает скора!.. 
- Остановись, пока не слишком рьяна! - 

Сам не воруй и отмени законы, 
Позволившие всю страну ограбить!.. - 
Тебе, тебе, вкруг трона и на троне 
Сидящий люд, слова, пока что рабьи, 
Звучат сквозь рык дебилий, жертв их стоны… 

18 декабря 2006


***

Еврейский шабаш на TV. 
Гогочут на гробах и скачут. 
Их рты вампирские в крови. 
И кое-где всерьёз судачат 
(Процесс как будто даже начат), 
Что град грядёт Нью-Тель-Ави 
На берегах реки Москвы 
(А может, даже и Невы), 
И Русь - в ЕвРусь переиначат. 

16 декабря 2006


Проклятая тема

Объевреено всё. Власть, лже-бизнес, культура. 
Где ни ткни, попадёшь: Миши, Бори и Львы. 
Им любая страна лишь предмет для шоп-тура, 
Для обмана объект, не субъект даже, вы. 

Я из темы не выйду, из скользкой, похоже 
(Сам без роду, без племени, в общем-то), но 
В телевизорах лгущие внаглую рожи 
Достают, всё всплывая, в воде как дерьмо. 

Революции все - рук их грязных работа, 
Тех же рук - многолетний кровавый террор. 
Но у них, как всегда, виноват во всём кто-то. 
Кто-то - но не они! - отвечай за позор! 

Уплывают рекой миллионы на запад, 
А оттуда - товар залежалый и грязь. 
И на белом коне - вновь, готовые драпать 
С вновь набитой мошною, глумливо смеясь. 

Я не вправе, возможно. Мне тычут в мой паспорт. 
На себя погляди, мол! В калашный-то ряд! 
Кто тягаться посмел с самой злой из диаспор, 
Или где-то в аду, иль в натуре - горят. 

Ложь - достала!.. За нею - звенят поцелуи, 
И серебряный звон трёх десятков монет. 
И слова, что стерёгся и вымолвить всуе, 
Ими низведены однозначно на нет. 

Где раз плюнуть украсть, там и родина нынче. 
Всё - товар. Каждый шаг, каждый чих - продадут. 
Ухмыляясь хитро Джиокондой да Винчи, 
По распятой России иуды ползут. 

В грязь - деревни. И в прах. Разворочены недра. 
В пьянство, в смерть - старики. В блуд и в дурь - молодёжь. 
Так и слышится голос, издёвками щедрый: 
«Верной, верной дорогой, Россия, идёшь!» 

Я не знаю, зачем я!.. Ведь знаю наверно: 
Там, где совесть, мошна лишь в душе торгаша. 
Может… Верить хочу, что, сквозь подлую скверну, 
Оживёт, встрепенётся России душа. 

11 декабря 2006


К похоронам Л. Полищук
и других артистов

Ради бога, не надо аплодисментов! 
Русским похоронам не к лицу 
Эти западнические акценты. 
А по мне, они к лицу подлецу. 

Не привить вам чуждых народу традиций. 
Там, где скорбь, - в ладоши плескать ни к чему. 
Бьётся русской души над вами птица, 
Удивляясь веселью у вас в дому. 

Ни к чему ни живым и ни мёртвым эта 
Светскость мнимая ваша, сплошной обман. 
Ах, не надо, не надо аплодисментов! 
Хоть из смерти не делайте балаган! 

1 декабря 2006


Татьяне Л.,
долго не отвечающей на мои письма

Не состоялся наш, к прискорбию, альянс. 
Не плюй в колодец! - старой истины наука 
Опять не впрок. Опять, в который раз, 
Не приобрёв ещё, теряю друга. 

Ах, вырви мой несдержанный язык, 
Хоть ненадолго - для общенья с дамой 
(Потом верни!), мой боже!.. Я привык 
Месить вокруг, не глядя, кулаками. 

Прошу простить, коль грубое словцо 
Из уст моих Вас ранило, Татьяна!.. 
Порой не видя оппонентово лицо, 
Состришь в ответ… Ну кто же без изъяна! 

Я - разный. Как и все. Но проявленья 
Минутные свои запечатляю 
Навечно (дай-то бог!) в стихотворенья, 
Хоть, может, позже их не разделяю. 

Судьба поэта… Сколько их уже погибло 
За строчек вязь, за просто сказанное слово!.. 
Я на своём примере скромном вижу снова: 
В полку врагов - парад почти; друзей - отшибло. 

Хоть замолчи совсем, на горло встань, заткнись, 
Дай отдохнуть, как говорил Прутков, фонтану!.. 
Но мы тогда уж точно бы не встретились 
И поругаться не смогли б, Татьяна! 

Я приглашаю Вас ещё хотя бы раз 
Пересмотреть мои иные грани 
(Они чисты, хоть острые подчас), 
И, может, состоится наш альянс, 
И Вы не пожалеете, Татьяна! 

30 ноября 2006


***

Ничего не хочу. 
Если б можно не есть!.. 
Даже не по плечу 
Чувство древнее - месть. 

Больше не по силАм 
Страсть, вхождение в раж. 
Говорить что уж там 
Про какой-то кураж. 

Ну а без куража 
Разве что-то создашь? 
Будто в клетке душа. 
Хоть меняй баш на баш. 

Только где же он - бес? 
Хоть бы тот, что в ребро? 
Не бывает чудес. 
Мир скупой на добро. 

Верить даже устал, 
Душу что излечу. 
День мой каждый - с листа: 
«Ничего не хочу». 

26 ноября 2006


***

Нет на Руси страшнее обвиненья, 
Чем обвиненье в антисемитизме. 
Кого угодно подвергай гоненью, 
Но только не сынов иудаизма, 

И дочерей, конечно… Не дай боже! 
Как тут правозащитники взовьются! - 
По странности какой-то - цвета кожи 
Лишь одного… Как будто из кибуца. 

Не дай вам бог хотя бы заикнуться 
О слабостях их дружного отряда! 
О, к вам тотчас спиною повернутся 
И сотворят из вас исчадье ада, 

Хоть до того вы числились в лояльных… 
Запретной зоны не переступите! 
Ругайте всех, хоть монстров инфернальных, 
Но за черту, ни-ни, не заходите! 

Ярлык вам обеспечен будет яркий - 
До ваших дней последних, даже после. 
Потомкам вашим тоже будет жарко, 
Пускай они не будут даже возле 

Запретной темы… Я и сам конкретно 
Ничем, не дай мне бог, их не бичую. 
Лишь намекну с улыбкой, чуть заметно - 
И меч дамоклов над собою чую. 

Падёт - и все пути, считай, закрыты 
В лелеемую мной литературу; 
На всех углах нещадно буду битый, 
А может, - и действительно, в натуре. 

Вот потому намёком ограничусь 
И закруглю своё стихотворенье. 
И так сторожевые шавки тычут, 
Грозя мне самым страшным обвиненьем! 

21 ноября 2006


Ночные гости Соколова

К нам приходят ночами 
Пушкин, Лермонтов, Блок… 
Ты в такие минуты 
Тоже гений и князь. 
В. Соколов 
К вам приходят ночами 
Пушкин, Лермонтов, Блок!?. 
Я ж их часто встречаю, 
Пёс в хвосте будто блох. 

Только ночь - эти трое 
«Тук-тук-тук» у двери. 
Вновь - мальчишник устроим, 
Снова - на четверых. 

- Молодой самый, Мишка, 
Ты - давай в гастроном! 
Сбрось, товарищ, манишку! 
Проще будь за столом! 

- Не робеть, Александры! 
Ближе! Пей! Не стесняйсь! 
Я из вашей команды - 
Тоже гений и князь. 

Соколов я, Владимир! 
Да слыхали, небось! 
Здесь Парнас будто вымер. 
Я один лишь - колосс. 

Александры кивают. 
Мишка - с тостом: «Ура!» 
И опять наливают - 
Досветла, до утра. 

Утром встану - бутылки 
Лишь пустые вокруг, 
И в бюджете - сплошь дырки… 
Но зато - чей я друг! 

День. Бегу по журналам: 
Там ли, тут - одолжусь. 
Вновь явятся нахалы, - 
Я же князь! - не запрусь! 

18 ноября 2006


***

Удивительно богата 
На дерьмо моя страна. 
Выплывает. Хоть во сватьях - 
Революция, война. 

Та и та под корень косит 
Лучших самых - самый цвет. 
Лишь дерьму - всё впрок. Всё - сносит. 
Переводу ему нет. 

Впрямь подумаешь: Природа 
Ошибается едва! 
Жить да жить такой породе! 
А другим же - чёрта с два! 

Что ни строй - оно у власти, 
Под себя опять гребёт 
Всё - восторженно, со страстью. 
Нет других ему забот. 

И плодит себе подобных. 
Обдерьмовела страна. 
И на месте даже лобном 
Жизнь другая - не видна. 

Мне твердят: Ну как ты пишешь! 
Похудожественней бы! 
Под твои худые вирши 
Хоть сейчас - ложись в гробы! 

Но… Я - только отраженье. 
Пусть чуть-чуть оно кривит. 
Пусть больно воображенье. 
Может так?.. Душа болит. 

Может, впрямь душевно болен 
Тот, кто правду говорит?.. 
Тот лишь здесь не обездолен, 
Кто ловчит, хитрит, юлит. 

Своровал - ума палата; 
Много - кладезь, знать, ума. 
Вот каким умом богаты 
Мы всегда - страна дерьма… 

Я не знаю… Может, буду 
Похудожественней чуть, 
Может, и на радость люду… 
Но пока - не продохнуть! 

18 ноября 2006


***

Мы стали - одно и то же, 
И я печалюсь всерьёз: 
Меня ты не любишь тоже - 
За вывеской частой слёз. 

Как я, уже не находишь 
Былого в душе огня 
И с истиной рядом ходишь: 
Уже не любишь меня. 

И всё никак не разрубишь 
Свалявшийся узел в ком. 
Меня ты уже не любишь, 
Но веришь пока с трудом. 

Я вижу, насторожённо 
Читая твои черты, 
Вопрос мой, в них отражённый: 
Меня уж не любишь ты? 

16 ноября 2006


Не в обиду

Знают все - от фрака до ливреи: 
Самый важный в мире есть вопрос: 
Почему обижены евреи 
Теми, кто в евреи не дорос? 

Плачут сотни лет, плодясь как зайцы, 
От библейских всё скорбя времён: 
Ах, вокруг сплошные негодяйцы 
Обижают тех, кто так умён! 

И земли-то их своей лишили! 
И живут, где вечно недород! 
Никого так в мире не казнили, 
Только богоизбранный народ! 

Что там негры, или там славяне? 
Рабство? Иго? Ах, совсем не то! 
Обречён на вечное страданье 
Лишь еврей, как некий конь в пальто! 

Так все уши миру прожужжали 
Про несчастья вечные свои, 
Что порою кажется, что стали 
Даже петь картаво соловьи! 

Кажется (Ах, я почти дурею, 
Пролистав исторью взад-вперёд!): 
На Земле живут - одни евреи, 
Ну и… им мешающий народ. 

16 ноября 2006


Алексею Суркову

Эта шваль лебезила авансом: - Гуд бай! 
Хау ду ю ду? Лонг лив! 
Алексей Сурков. «Перевертни» (1942) 
Они живы, они сохранились, 
В три процента живых угодив, 
Что тогда за Урал схоронились - 
В райский край абрикосов и слив. 

Они напрочь страну развалили, 
Отработав тогдашний аванс, 
Хоть не всех ещё даже зарыли - 
Тех, не впавших от трусости в транс… 

Дорогой Алексей Алексаныч! 
И твоё золотое перо, 
И тебя самого, новый глянец 
Наводя, - низвели «на зеро». 

Но по смерти, конечно… Герои, 
Как и раньше, они - против тех, 
Кто ответить не может… Изгоев 
Кормит вновь словоблудье и брех. 

Оболгали всё - дяде в угоду, 
Что в войну тоже как бы «пахал», 
Что вершить мировую погоду 
Взялся и… и зарвался - нахал. 

Жвачку нагло жуёт: «Хау ду ю…», 
Там и тут реки крови пролив… 
А они, как тогда, салютуют: 
«Вэри бьютифол! Вау! Лонг лив!» 

Как тогда, жаждет смертного часа, 
Вновь в аванс лебезит эта шваль, 
Гогоча над берёзой и квасом - 
Будто ржавчина въевшися в сталь. 

Но, хоть много её - этой швали, 
Развелось на просторах Руси, 
Дети тех, что тогда воевали, 
Не дадут всё под корень скосить. 

Многих, многих ещё всё же греет 
Тот, в печурке горящий огонь - 
Твой, Алёша… Уверенность зреет: 
Под откос ляжет швали вагон. 

И пусть всюду вещает и лает 
Шваль, как Моська, считая: «Сильна!», - 
Верю! нет, Алексей! твёрдо знаю: 
Как тогда, победит - не она! 

11 ноября 2006


***

Захромала моя Муза, - 
И я с ней. 
Крепче не было союза - 
Всё ясней!

Захандрит, - я вслед за нею 
Захандрю. 
Поглядит - одним елеем 
Говорю. 

Запоёт - пою запоем 
Как алкаш. 
Замолчит - молчу как воин 
Стойкий наш.

С потрохами, с головою 
У неё 
Под всесильною пятою, 
Ё-моё! 

Баба всё же, - ну а я ведь 
Всё ж мужик. 
И чтоб так вот мною править - 
Не привык. 

Что-то сам пытаюсь делать - 
Без неё. 
Что-то ж стоим мы без девок - 
Мужичьё! 

Но… здесь - шире, тут вот - Уже, 
Там - рябей… 
Лучше не было союза, 
Хоть убей! 

10 ноября 2006


***

Посвящается т. Д.
Её ждали за дверью утром, и когда 
Она открыла её, чтоб идти на базар - 
(Чего бабульке бояться? Какая, мол, ерунда - 
Глазок в двери!) - свалил её навзничь удар. 

Вставная челюсть прочь покатилась, а молодцы 
На бабку, как для любви, навалились, крик сторожа. 
Связали руки и ноги её - стервецы. 
«Где деньги? Зарежем!» - уткнулось в щеку остриё ножа. 

Сказала, - а подлые требуют: «Где ещё?!» 
Кого-то стала по голосу, кажется, узнавать. 
«Где деньги? Нету больше?» - И на лицо 
Подушку бросив, стали её убивать. 

Недолго билась… Какая там в бабульке душа! - 
Порхнула в небо с криком беззвучным «За что?!» 
Убийцы в дверь друг за дружкой неслышно скользнули спеша. 
Добыча мала, но с паршивой - хоть кое-что. 

Потом менты набежали: «Опять «висяк»!» 
Верёвки сняли. Подушку - в шкаф. Вот и весь ответ. 
Сам комиссар веско сказал, опершись о косяк: 
«Сердечный приступ. Следов насилия нет.» 

Всё - шито-крыто. Бумажная тишь да гладь. 
Спокойно премию в задний карман кладёт комиссар. 
Подумаешь! ей ведь на днях так и так помирать! 
А нам всем - жить да жить. Да и я не стар. 

Так или нет рассуждал этот «клод ван дамм». 
Раз комиссар - значит весьма толков. 
А городком старики мрут - то тут, то там: 
Открыта дверь, и, как там, - никаких следов. 

Так те убийцы не найдены до сих пор. 
Может, где-то всё так же чью-то судьбу вершат. 
А комиссар - в доме-крепости пьёт кагор, 
Вряд ли о всём этом память свою вороша. 

Нет, назиданья не ждите в конце стиха! 
Подлость и ложь, как всегда в жизни, всё победят. 
Знаю: история эта насквозь плоха, 
И за неё дифирамбами не наградят. 

9 ноября 2006


Вариации из Тютчева

Россия - катится… Всё - вспять. 
Её паденья - не измерить! 
Что сможет вновь великой стать - 
Порой отказываюсь верить! 

5 ноября 2006


***

Мы все полны одним злорадством. 
Где тот, что звался «богоносец»?!. 
Кто говорил «свобода», «братство» - 
Опять сегодня безголосен. 

Смешны о «равенстве» рассказы! 
Тот - крёз, а рядом - нищих тыщи. 
Ползут страною метастазы 
Из чистогана и корысти. 

Кто ж в эти рамки не влезает - 
Тот пьёт, и копит, копит злобу. 
Ты - жизни, так сказать, хозяин - 
Смотри за пьяницею в оба! 

Он - был такой уже, ограблен 
Сто лет назад твоим собратом - 
И отомщён… На те же грабли 
Ты устремляешься обратно! 

Ты мнишь себя былых умнее: 
Вокруг, мол, люди разве? - быдло! 
И грабишь пьяную Расею… 
Живёшь, чтоб было не обидно - 

За прожитые годы… Были 
Уже такие воры, тати, - 
И брался нищий люд за вилы, 
Карая обнаглевших «братьев». 

Он стал давно не «богоносен». 
Воры - богов его лишили. 
Его одно желанье - просто: 
Чтоб богатеев сокрушили. 

Питает он к беде другого - 
Пусть даже нищего - злорадство. 
Ах, где убежище убогих 
С таким смешным названьем «братство»?! 

Где - похоронена похоже! - 
Мечта о «равенстве»?.. Подвоха 
Ждут все от всех… Не лица - рожи 
Вокруг… За деньгами, из кожи 
Вся выпрыгнув, спешит эпоха. 

3 ноября 2006


Ошанину

Ты можешь так или иначе 
Смартынить или спастерначить. 
Л. Ошанин. «Молодому поэту» 
И ты, у власти в послушаньи, 
Сумел довольно наошанить. 

Судить других - себе дороже. 
Ведь осуждён ты будешь тоже. 

Судить других, поэт, не надо. 
Ведь есть посмертная награда. 

Кто намартынил, спастерначил - 
Там часто видится иначе. 

И я - сужу. Не осуждая. 
И рта другим не затыкая. 

И уповаю: там - в тумане - 
Никто не скажет: напицманил. 

29 октября 2006


Мой Пушкин

Я счастлив, что могу читать 
Свободно пушкинские строки, 
И красоту их понимать, 
И брать поэзии уроки. 

Я счастлив, что за двести лет 
Мы языку не изменили, 
Что величайший наш поэт 
Остался жизнью, а не былью. 

Я счастлив, что Руси основ 
Враги, хоть бились, не лишили, 
И гениальных строки слов 
Здесь любят так же, как любили. 

Я счастлив, что могу припасть 
К российской совести истоку, 
Пусть, попираемая всласть, 
Она бывает одинока. 

Пока жива его строка, 
Нам не страшны любые пушки. 
Она звучит - светла, легка!.. 
Я счастлив: у меня есть Пушкин! 

26 октября 2006


Армии пародистов

Хлеб Иванова не даёт покоя - 
Ни сонмищу «писателей», ни мне… 
Рванём строку и высмеем чужое, - 
И кажется, что мы уж на коне. 

Но этот конь - не конь отнюдь, а - кляча. 
Пегаска здесь и близко не ходил! 
А нам сдаётся, будто резво скачем  
В поэзию - без шпор и без удил. 

Когда-то рифмовать учили в школе, 
И каждый неленивый, выбрав путь, 
Мог воспитаньем - мене или боле - 
(И разве мудрено!) подчас блеснуть. 

У нас же, две строки скропав в созвучьи 
(А часто и созвучия-то нет!), 
Иной уже стоит на перепутьи: 
А может, я - действительно поэт? 

                          О нет! 
Поэзия - не ржанье, не ужимки. 
Пусть даже в рифму, что не видел свет. 
На жатве слов горазд лишь на обжинки 
Такой вот - стихотворец, не поэт. 

И о себе, и о себе… Не дуйтесь! 
И на свою я сетую судьбу. 
Порой такое у коллег «ущучишь» - 
И у живых, и тех, что уж в гробу, - 

Что так и тянет, бросив о высоком, 
Язвительные строчки рифмовать, 
В надежде слабой хоть каким-то боком 
В когорту поэтическую встать… 

…Кто труд наш пересмешичий заметит? 
Тем более, он, в общем-то, не нов… 
…Ну, был, пускай один на целом свете, 
Большой такой сатирик Иванов, 

Ну, хохотали над его строками, 
Ну, были - и большие - тиражи… 
А был ли счастлив - с грустными глазами? 
Любим ли был?.. Любил?.. Всё - ми-ра-жи!.. 

…И мы - смеёмся часто без Любови, 
Издёвку, злобу - тащим на горбу: 
Идём тропою горькой Иванова, 
Надеясь на счастливее судьбу… 

24 октября 2006


Себе

Что ж ты ищешь вокруг виноватых!.. 
Если катится мир под откос, 
И твоя есть вина. Весь как вата, 
До мужчины ты, знать, не дорос. 

Подлецы одолели и воры? 
Ну а ты что же - в противовес? 
Разговоры одни, разговоры - 
О вмешательстве в дело небес. 

Небеса будут в деле нескоро - 
Лишь за кучей наломанных дров, 
За потоками, реками горя, 
Где совсем не водица, а - кровь. 

Где же ты был? Искал виноватых? 
Ну и что же - конечно, нашёл? 
Почему же отряд бесноватых, 
Как обычно, по жизни прошёл? 

Где ж твой голос, когда ты мужчина? 
Где кулак твой в лицо подлецу? 
Это легче: сложив ручки чинно, 
Слёзы лить по за правду борцу, 

Что погиб - одинокий, средь хилых, 
Недозрелых, как сам ты, мужчин… 
Ах, как сладостно жить среди милых, 
Свой лелея шесток или чин…

…И не надо искать где-то сватов, 
Что сыр-бор, мол, затеяли весь!.. 
Ты, дружок, ты - один виноватый, 
Что всё так, а не иначе здесь! 

23 октября 2006


Мой понедельник

Семь сорок - на часах. Пора, пора вставать! 
Евреи под такие цифры пляшут. 
Хоть бабка из Руси, и украинка мать, - 
Они мне из дали какой-то машут. 

Сегодня выходной, и можно б полежать, 
Но зуд какой-то будто поднимает. 
Кто не идёт вперёд, тот движется назад, - 
Хотя лежит… Я это понимаю. 

И потому встаю, превозмогая лень. 
Иду вершить дела свои «большие» - 
Такая всё, скажу, по сути дребедень! 
Хотя без них было б ещё паршивей. 

К открытью, к девяти, спешу успеть в салон, 
Никто не занял чтобы «мой» компьютер. 
Средь геймеров один, как в некой лавке слон, 
Стихами занят - ерундой по сути. 

Чуть обновляю сайт, ревниво хлопоча, 
Какой на нём по счёту посетитель. 
И критиков своих сшибаю сгоряча 
Тирадой: вы, мол, на себя взгляните! 

Убойный аргумент. На все он времена. 
И я не чужд. А что ещё тут скажешь 
Любителям острить, швырятелям дерьма! 
Хотя они порой и правы даже. 

И так, исполнив долг пред вечностью, иду 
Домой, на время умиротворённый… 
Ведь завтра снова в бой - за место, за еду, - 
Кусок судьбы - пустой, хотя - огромный. 

19 октября 2006


***

Боже, боже! 
Неужели же эта не кончится 
Беготня! Или только со смертью? 
И уже - безмятежный, бессмертный - 
Никогда не пройдусь я околицей? 

Боже, боже! За что наказанье-то! 
За какие такие грехи? 
Или, может, взамен - за стихи? 
Или счастье другими уж занято? 

Всё - в свой срок… Ребятишки беспечные 
Топчут там, где ты бегал, траву… 
Я ж, похоже, уже не живу, 
Дни за днями считая увечные. 

Суета, суета, суета. 
Там купил, здесь продал, вырвал разницу… 
Только нет, никакой нету радости, 
Пусть хоть в тысячи разница та! 

Вот, сюда даже вставил про «разницу» - 
В богом данные ровные строчки. 
Поспешу - приколю пошлость точкой. 
Пусть хоть здесь помолчит и не дразнится. 

Пусть молчит, пусть молчит, окаянная! 
Обгогочено пошлостью всё. 
Под неё, как судьбы колесо, 
Угодили и богоизбранные. 

Ржут и жрут, и свой дар, свой талант 
Распыляют за тридцать серебряных, 
Превращаясь в безмозглый, безреберный, 
Бесхребетный талантливый хлам. 

Сколько их, лучших самых, ушло, 
Не сказав даже слова для вечности, 
Кто по слабости, кто по беспечности 
Превратив дар - в пожрать ремесло. 

Я - туда же… Нескромно, но всё-таки 
Что-то было как будто и - теплится… 
И бегу, и бегу вниз по лестнице, 
И - последние цифры на счётчике. 

Но - бегу, сознавая инертно: 
Мне от счастья уже не отколется, 
И уже не пройдусь я околицей - 
Безмятежный, беспечный, бессмертный. 

9 октября 2006


Вывески

«Алексы», «Натали», 
«Анжелики», «Нинель», «Ренаты»… 
Как, из какой дали 
К нам?.. Вроде небогата 

Вами была страна… 
Где ж вы, былые наши 
Скромные имена: 
Саши, Нины, Наташи?.. 

Что за заморский бред? 
Вывесок великолепье - 
Наших недавних кред 
Будто вокруг отрепье. 

Где вы таились? Под 
Тлели каким вы спудом? 
Будто запретный плод 
Вынесли вам на блюде. 

Может и вправду, брат, 
Это и есть свобода, 
Стоящая, стократ 
Чтоб - и в огонь и в воду?.. 

Верится… Но - с трудом. 
Давит, сгибая плечи, 
Как «Капитала» том, 
Ворох противоречий. 

Подлость, шантаж, обман - 
Вывесок тех основа… 
Что ж - по спирали - снова 
Нам набивать карман? 

В этом - глубинный смысл 
Жизни всей человечьей? 
И над вопросом вечным 
Бьётся напрасно мысль? 

Нет его… Есть один 
Смысл и ответ - тщеславье. 
И за открытий лавой 
Нет никаких глубин. 

Слава. А к славе - деньги, 
Будто листва с куста. 
Наша, как бом-брам-стеньга 
Сложная, жизнь - проста! 

(Простите великодушно 
Пиратский мне лексикон! 
Сравнений избитых, скушных 
Помог избежать мне он.) 

О чём я?.. Ах, я о том, 
Как появились крёзы 
Вместо безличных «пром», 
«Прод», «мед», «кооп», «берёзок». 

Заморские имена. 
Заморские же ухватки. 
Рвётся, порою гадка, 
Путём не своим страна… 

А знает ли кто, как надо?.. 
Пока ж, как грибы, взошли 
«Анжелики», «Нинель», «Ренаты»,  
«Алексы», «Натали»… 

6 октября 2006


Классик и мытьё посуды

Я тебе рассказывать не буду, 
Почему в иные времена 
Мыл на кухне разную посуду, 
Но и ты не спросишь у меня… 
…А вода текла, текла, текла. 
А. Межиров. 
«Два стихотворения» 
Никому рассказывать не буду, 
Почему в иные времена 
Я писал про то, как мыл посуду… 
Но и кто же спросит у меня - 
У меня, у Межирова!.. Классик - 
Я давно… Стезя моя светла, 
Хоть вода в стихи мои, как в тазик, 
Иногда текла, текла, текла. 

27 сентября 2006


Первая слава

Первый сделан к славе 
Шаг! 
     Ура! я признан: 
Бьют!.. 
        Бия, гнусавят:  
Некто Виктор Пицман! 

Про стихи, мол, «тексты», 
Говорят небрежно 
И кривятся: Бельцы?.. 
Ах, Правобережье!.. 

Как же-с! Знаем, знаем! 
Это - где цыгане!.. 
Или - молдаване?.. 
Там, на карте - с краю. 

Из поэтов Пушкин 
Там живал последним. 
Не писал по-русски 
Там никто намедни. 

Так сострив, зевают… 
Мне ж - за славу биться!.. 
…Ах, уже ругают: 
Некто Виктор Пицман! 

24 сентября 2006


***

«Россия, которую мы потеряли…» 
Ну что же, царей мы уже откопали. 
И снова зарыли. И молимся им, 
Как прежде, не все, а крылом лишь одним. 

Другое - по-прежнему их проклинает. 
Но кто же вниманье туда обращает! 
О да, мы находим своё естество: 
Под тем неразумным крылом - большинство. 

«Россия, которую мы…» Мы находим. 
Вновь власть ощутил богатей над народом. 
А новый чиновник, весь в ворохе дел, 
Былого похлеще во мзде преуспел. 

Но надо… Ещё мы не всё откопали… 
Покоятся в дальней земле генералы, 
И сошки помельче… Сюда их, сюда! 
И вспять потечёт, утекла что, вода… 

Попы, как грибочки, везде появились, 
Как будто бы с ними совсем и не бились. 
Их морды лоснятся, их рясы в дыму, 
И снова несут, что противно уму. 

Что ж, опиум мы, так сказать, отыскали… 
Россия, которую мы потеряли, 
По части по этой сумеет расцвесть… 
Тем более - опиум вправдашний есть. 

Россия, Россия… Что ж прячешь ты очи? 
В тебе умирал от работы рабочий, 
И нищий мужик, что полмира кормил, 
Жил так, что и свет был порою не мил. 

Так что же мы всё-таки там потеряли 
Такого, чтоб некие даже рыдали?.. 
Труд рабский? Над ним издевательсто бар? 
Иль, может, невежества дикий угар?.. 

Нашли уже! Меряем прежнее платье, 
С названием, правда, другим - демократья, 
Что значит у греков: у власти - народ… 
У нас же… Да кто там его разберёт! 

Откуда-то вызрели новые баре. 
На всё у них ценники, как на базаре. 
И оптом и в розницу Родину-мать - 
А чем не товар! - все спешат продавать. 

Конечно, и эти пришли из народа. 
Но странная очень - другая - порода: 
Жрёт, пьёт и ворует помногу и всласть. 
Порода с названьем: российская власть. 

Такую Россию найти мы хотели? 
Ведь так воровать даже в прежней не смели, 
В той самой, что якобы жаждем найти… 
Ах, дьявола - исповедимы пути! 

Он есть, он живёт, на Земле, двоерогий, 
В отличие от эфемерного бога. 
И делает подлое дело своё. 
Россия - под ним. Подлый - душит её. 

Не знаю, сейчас ли, всегда это было?… 
…Но кажется мне, что-то всё же светило 
Над этой страной. И недавно - при мне! 
Здесь был человек - не как нынче! - в цене. 

Хоть время то множество раз оболгали, 
Боюсь, что оно - то, что мы потеряли 
Действительно и о котором жалеть 
Действительно нужно. Лишь стоит прозреть! 

Да, были пороки… Да, меры крутые… 
Но - только не надо нам лгать! - не такие, 
Как нынешний наш воровской беспредел… 
Страна не из душ состоит уж, - из тел! 

Недавно себя мы считали народом. 
А нынче пред каждым мы гнёмся уродом, 
Была б у урода потолще мошна… 
Где топчут народ, там - вся чахнет страна. 

Я не напишу панацеи рецепта. 
Я только скажу той России адептам: 
Не надо о прошлом, о рабском, рыдать. 
Теряется то, стоит что потерять. 

Я сам о своём, о потерянном, строе, 
О въевшихся, в гены вошедших героях 
Пытаюсь, включая рассудок, жалеть 
И вижу: и там есть о чём не скорбеть. 

Но есть и такое, о чём мы впервые 
Сказали народам… Теперь мировые 
Проблемы по-старому, нет, не решить 
Без ценностей, что удалось нам открыть. 

Вот только не надо из прошлого дёргать 
Одни будто справки о смерти из морга. 
Конечно, просчёты свои чтоб скрывать, 
Нет проще, чем грязью других поливать. 

И льются потоки… Кого-то обманут. 
И всё - и хорошее (было ведь!) - канет… 
…О чём я?.. Ах, враки… Ах, нам не впервой, 
Другой оболгав, строить новый наш строй… 

Примера бессилие подозревая, 
Я всё же мудрее нас стать призываю, 
Хоть верю не очень в полезность труда… 
Мудрее не стал - ни один, никогда!.. 

- Так что же, - я вижу глаза недовольных, - 
Затеял из рифм ты парад - из глагольных! 
А где же, и будет ли, здесь резюме?.. 
Да будет! Пора уж! Имею в уме! 

Россия… Чтоб мы её не потеряли, 
Не надо ломать с каждым строем скрижали, 
Что - пусть заблуждаясь! - рубили отцы… 
И - может! - нам дети споют: «Молодцы!» 

16-17 сентября 2006


***

Дочь моя, прости меня! 
Я жить среди воров не научился. 
И бедствует почти моя семья. 
Весь мир на нас как будто ополчился. 

Я не могу, таланта нет - хитрить, 
Быть начеку, стоять наизготовку… 
И мне его, похоже, не отрыть… 
Корм - не в коня. Мазок - не в ту грунтовку… 

Ах, дочь моя, прости меня - отца, 
Что чем-то непутёвым вечно занят, 
Что стар и слаб, и что на мудреца, 
Хоть годы подошли уже, - не тянет! 

10-14 сентября 2006


***

А на нас какой бы строй 
Ни примерить, 
Вылетает первым рой - 
Лицемерить. 

А за ним отряд воров 
Рвётся к власти - 
Из наломанных вновь дров 
Строить счастье. 

А при них вновь нищета - 
Для контраста: 
Тем - теплейшие места, 
Тем - напасти. 

Коммунизм ли, иль другой 
Строй-«малина», 
В зуб ли, в пах ли нам ногой - 
Всё едино. 

Вновь - с названием другим, 
С новой кожей - 
Строим что-то… А глядим: 
Та же рожа. 

Тот же вновь всему венец 
В результате: 
Населивших вновь дворец 
Ждёт расплата, 

Но по смерти уж, потом - 
Как ни странно. 
Им тогда хоть суп с котом - 
Окаянным. 

А любители ломать, 
Революций, 
Начинают всё опять 
С контрибуций: 

Отобрать любым путём - 
До обмана - 
У убогих, и потом - 
По карманам. 

Дай любую нам страну - 
Хоть какую! - 
Превратим её в одну - 
В воровскую. 

Ах, на нас какой бы строй 
Ни примерить, 
Сможем мы из них любой 
Впрах похерить! 

9 сентября 2006


Проблема!
Песня

Посвящается любимой кошке Даше
Размурлыкалась кошка, 
У двери раскричалась. 
Дал - не хочет! - кормёжки, - 
Похрустела немножко. 
А проблема осталась! 

«Мур» да «мур» до икоты. 
«Что, родная, пристала?» 
Хвост не так как-то что-то… 
Ухожу на работу, 
А проблема осталась! 

«Мур» да «мур»… В чём же дело? 
У кошачников справлюсь: 
«Так вот выгнула тело…» 
«Да любви захотела!» 
А проблема осталась! 

Ах, любовь ли не средство! 
Взрослой кошечка стала! 
Только вот для последствий 
Вряд ли сыщется место… 
И проблема осталась! 

«Ах, кошачья истома - 
Хоть и ново - не тема, - 
Скажут мне. - Есть и кроме!.. 
Дай таблетку, и в доме 
Вмиг исчезнет проблема!» 

Это что ж - как на зоне? 
Нет!.. Но сдался я всё же! 
Дал таблетку, - и в доме 
Нет любовных симптомов 
И - проблем будто тоже. 

6 сентября 2006


***

Рифмую глупости. Другое - не приходит. 
Похоже, Музой я оставлен насовсем. 
Но всё ж рифмую их - тщеславию ль в угоду, 
Иль потому, что нет уже неглупых тем. 

Прошли по миру миллионы стихотворцев, 
И каждый брякнул хоть разок да обо всём. 
А воз и ныне там, где был, хоть весь истёрся. 
Корм - не в коня, хоть и - с отборнейшим овсом. 

Одни и те же открывают откровенья, 
Как нечто новое, десятки, сотни лет 
И ничему не научились - поколенья. 
Хоть открывал их гениальнейший поэт. 

Всё - на кругИ своя, на крУги - возвратится, - 
Избитой истиной мы тешим без конца 
Себя… И в сотый раз воркует голубица, 
Надеясь вырастить пророка из птенца. 

Они растут, растут, растут, в самозабвеньи 
Спасти пытаясь неразумный этот мир. 
И каждый, в каждом почитаем поколеньи, 
Забыт. Сменил его очередной кумир. 

Так и танцуем на Земле мы вечный танец, 
Где убыстряя, где замедлив наши па. 
Там вновь тиран возрос, там - царь, там - самозванец, 
Там - вновь откроют, что нет розы без шипа. 

И стихотворцев род, когорта, - не скудеет. 
Я сам ломлюсь наивно в первые ряды, 
Одними числясь - по фамильи - иудеем, 
А теми - членом анти-сЕмитской гряды. 

Какая глупость - то и это!.. Хоть порою 
Истолковать всё можно эдак или так. 
Я не стремлюся стать ни там, ни там героем. 
Пытаюсь думать вслух, хоть часто не мастак. 

Опять вот к вечному еврейскому вопросу 
Скатился нехотя (и вправду - не хотел!). 
Никак не выбиться из жизненного кросса, - 
Влекут с собой куда-то сотни потных тел. 

Бежишь со всеми, хоть порою мнится: встал бы, 
И постоял бы чуть, и побежал бы вспять… 
Но… мчишь вперёд, вперёд, - круг бесконечен как бы! - 
Зачем-то глупости пытаясь рифмовать. 

4 сентября 2006


Пожалейте Якубовича!

Вновь Якубович с грустными глазами 
«Он выиграл! Он выиграл!» - кричит. 
Десяток лет по пятницам азами 
Кроссвордных знаний нас он морочИт. 

Десяток лет! Ну в чём секрет успеха 
Нехитрой, примитивнейшей игры? 
Уж довели до слёз, а не до смеха, 
Её герои, тщательно бодры. 

А главный бодрячок её, с усами, 
Уж поседел за тот десяток лет! 
И ест, и пьёт - всё с грустными глазами! 
Как не грустить! Любви, любви-то  - нет! 

Как можно десять лет одно и то же 
Талдычить, интенсивно веселясь! 
Да Листьев трижды вылез бы из кожи, 
Чтоб прекратить пошлейший этот пляс! 

В чём дело? Что - у первого канала 
Нет чем с усами дядю заменить? 
Боюсь, игра б его не доконала! 
Ему же - сжальтесь люди! - жить да жить! 

18 августа 2006


Леонид Якубович - ведущий телепередачи «Поле чудес», автором и первым ведущим которой был Влад Листьев.

Страна воров-2

Страна воров, 
Была такой 
Ты не всегда. 
Былых основ 
Сухой рекой 
Ушла вода. 

И не вернуть 
Уже вовек 
Той чистоты. 
На мерзкий путь 
Стал человек - 
От пустоты. 

От нелюбви, 
От жизни злой - 
Согнулся он. 
В нём яд в крови, 
Он вековой 
Не чтит закон. 

Как жалок кров 
Его мне, пусть 
Порой богат!… 
Страна воров, 
Куда твой путь?!. 
Взгляни назад!.. 

17 августа 2006


Гуус Хидинк

Голландец Гуус Хидинк назначен главным 
тренером российской футбольной сборной. 
Как когда-то Пётр Великий 
Русь голландцами поднял, 
Наш футбол поднять безликий 
Вновь голландец пожелал. 

Он сердитой смотрит тучей, 
Он на всё, кажись, готов! 
Ах, голландец мой летучий, 
Не сломай себе зубов! 

Как когда-то Пётр, в болото 
Угодил, голландец, ты. 
Пётр построил город… Что-то 
Сможешь ты здесь наскрести?! 

На тебя глядит - в надежде 
Стать футбольной Меккой - Русь 
Сквозь прищуренные вежды: 
- Что за Гуус? Что за гусь?!. 

17 августа 2006


Михалковы

Завывая, вещает 
О былом дворянин Михалков. 
Откровенно рыдает 
Он о рабстве прошедших веков. 

Ах, ах, ах, генералы! 
Колчак, Врангель, Деникин, Краснов! 
(Что с живых шкуры драли, 
Что сосали народную кровь!) 

Ах, ах, ах, царедворцы! 
Как милы! как дружны! как умны! 
(Миллион горьких порций 
Горя щедро раздали они!) 

Ах, ах, ах!.. И изгоев 
Тащат в русскую землю гробы… 
Впереди Михалковы - 
Утончённы… (недавно грубы). 

Как у прежней, в фаворе 
Новой власти сегодня они. 
И как прежде - не в горе, 
Не в слезах, не влачат свои дни. 

Для любого есть гимна 
Строчки в их дворовом словаре, 
И всегда - легитимны 
Михалковы, всегда - при дворе… 

…Буде, что-то случится 
На Руси (Наш народ - он таков!), 
Знаю: вещею птицей 
Будет выть о былом - Михалков. 

12 августа 2006


***

Прекрасные женщины! Где-то, наверно, вы есть! 
Но только не здесь… Утомлён я 
Желаньями вашими мелкими так, что обресть 
Свободу хочу я до стона! 

От ваших капризов, претензий - не меньше - на трон 
При полной убогости прочей - 
Бежать! Но куда! Я её созерцать обречён, 
Пока не закроются очи! 

Все силы им отданы. Вычерпан ими до дна. 
Пинают уже, как бутылку 
Пустую, ногами… И всех впереди та одна, 
С кем всё уж - казалось - впритирку… 

Читатель! Прости мне неловкий в стихах прозаизм! 
Я сам удивляюсь порою, 
Как что-то творить, созидать эфемерную жизнь 
Таланта никак не зарою. 

Я вижу ухмылки ехидные Евы сестёр: 
Без нас всё у вас - эфемерно! 
Да, да, вы ревниво и рьяно нас тащите в сор, 
На землю. Что верно - то верно. 

- А - дети! А - дом, занавески! А - новое платье! 
Он - должен! Ну как же! Хоть плачь! - 
И жизнью своей расфуфыренной фифочке платит 
Теперь уже бывший силач… 

Мужчины! Я вас ни к чему не хочу призывать. 
Мы тоже бываем - не боги… 
Но, господи боже!.. Но как тяжело сознавать, 
Что жизнь так глупа и убога! 

3 августа 2006


Художники

Куда ни повернусь, куда ни погляжу: 
Художники - заросши и небриты, 
И фору могут дать любому в том бомжу, 
Как те порой - не меньше эрудиты. 

И что им в той браде иль в гриве на плечах! 
Одни, сдаётся, лишние заботы: 
Приходится иметь, чтоб имидж не зачах, 
Расходы выше некой средней квоты. 

Но всё-таки идут - не худший из грехов! - 
На суперволосатость, хоть и сложно. 
Зато и без трудов - картин, скульптур, стихов - 
На них глядят с почтением: художник! 

В художники и я стремлюсь, но вот беда - 
Похоже, не случиться уж полёту! 
И рад бы зарасти, да - пега борода, 
Ну и на голове - волос по счёту. 

13 июля 2006


Подлость
Сонет

А подлость всё живёт. Везде и смело. 
Она, похоже, двигатель прогресса. 
Ведь вспомните: не Пушкина жалели 
Когда-то по дуэли, а Дантеса. 

И даже Натали, вдова-метресса, 
С тем, встретясь много позже, не скорбела, 
А, как тогда приличия велели, 
Шутила с постаревшим уж повесой. 

О подлый мир! Во все века при жизни 
Ты возносил добившихся успеха, 
Шагающих по трупам, как по вехам. 

Герой твой был сродни поганым слизням. 
Их обличать поэты уж устали. 
Подлец, и враль, и вор - на пьедестале. 

10 июля 2006


Не те ли вы?

Не те ли вы, из-за кого 
На свете стоит жить? 
Я перепробовал всего. 
Уж тонкой стала нить. 

Не те ли вы, на ком стоит 
И держится Земля? 
«Ищите вас» - француз твердит. 
И прав он, ву а ля? 

Найти такую, чтоб взрастить, 
Что с прежней не взошло? 
И покрепчает снова нить, 
И вспенится весло?..

Гляжу растерянно вперёд 
Под тихий ход недель, 
И вновь сомнение берёт: 
Не те ли вы, не те ль?.. 

10 июля 2006


Выбор есть

Выбор - есть, выбор - есть, выбор - есть. 
Каждый день, каждый час и минуту, 
В светлый мир и в тяжёлую смуту - 
Выбор есть. Лишь сумей предпочесть. 

Каждый шаг, каждый вздох, каждый крик 
Волен ты сделать так иль иначе. 
От восторга до горького плача - 
Выбор их результатов велик. 

Выбор есть. Кто-то горькую чашу 
Осушает, стеная, до дна. 
Кто-то - лучшего в мире вина, 
Род людской дерзновенно украша. 

И воспетая предками честь, 
Даже дрёма твоя - это выбор. 
Не лукавь. Есть всегда: либо - либо. 
Выбор - есть. Выбор - есть. Выбор - есть. 

10 июля 2006


Старая жена

Противней бабы нет, 
Чем старая жена. 
Явит одни на свет 
Лишь гадости она. 

Во всём она узрит 
Худое лишь… Вот так 
Союз ваш будет крыт 
По праву словом «брак». 

Кругом ей виноват, 
Конечно, скверный муж 
И будет - даже свят! - 
До самой смерти уж. 

Она ж - не за горой 
И скоренько придёт… 
Со старою женой 
Жизнь смерти хуже. Вот. 

8 июля 2006


***

Мы - на последнем рубеже. 
Знамёна прошлого зарыты… 
И на победном кутеже 
Собралась, так сказать, элита: 
Столпы страны, ворЫ, бандиты - 
Заокеанских протеже 
Зубастых, алчных, свора-свита, 
Едва ль не вовсе неглиже 
Их содержанки-афродиты… 
Страна - распродана уже. 
Народ - в дерьме… Мы с прошлым - квиты. 

8 июля 2006


Памяти одного бельцкого поэта

К поэтам безразличен город… 
Ещё один поэт ушёл - 
Безвестен, нищ, судьбою порот 
Неоднократно хорошо. 

Прошёл войну, пешком, был ранен - 
Не раз, не два, остался жив. 
И, возвратившись с поля брани, 
Трудился, душу положив, 

На поле вправдашнем… И строил 
Дома, тот город, тот завод, 
Куда остаток жизни - строем 
Почти - ходил, ходил… И вот 

Ушёл совсем… Стихи, поэмы 
Остались лишь в черновиках… 
Одна и та же вечна тема: 
Свой - недостоин быть в веках. 

А их по пальцам счесть - поэтов 
Своих - тот город мог бы… Нет 
Почтенья к мастеру. А где-то 
Острят: подумаешь, поэт! 

Не Пушкин, не Есенин даже! 
Мы сами, так сказать, в усах: 
Коль надо, что-то в рифму скажем 
На юбилеях в адресах. 

Что он сказать такое мог бы, 
Чего не знаем в жизни мы! 
И не такие даже - во лбы! - 
В забвеньи быть осуждены!.. 

И мчится, безразличен, город. 
Куда? Не ведает и сам… 
К каким-то новым чудесам?.. 
Его поэт, судьбой поборот, 
Уж подотчётен небесам… 

7 июля 2006


Роберту Рождественскому

Я подкуплен… 
Р. Рождественский. «Подкупленный»
Всё, чем ты был подкуплен, 
Роберт, - вдрызг наяву 
Разлетелось… Погублен 
Ты, а думал: «Живу!» 

Лёд обхаян кронштадский. 
Брань в устах латыша. 
Нет - героев гражданской. 
Есть - позор Сиваша. 

Бухара - так, случайно! - 
Заграница уже, 
И - Баку, вместе с чаем… 
Еле жив ЧТЗ. 

Что - не знаю - с Кижами, 
Но вот это важней: 
На кавказском кинжале 
Кровь российских парней! 

Что касаемо слова - 
Есть и с матом стихи. 
Маяковский с Светловым - 
Так, почти пустяки… 

Будто отполыхала, 
Тлеет, Родина вся. 
Продана с потрохами. 
А считали - нельзя… 

6 июля 2006


***

Снова, снова - одно и то же, 
И - не выпутаться из сети. 
Сколько так продолжаться может! 
Или это - конец пути? 

Разорвать всё - ни сил, ни права. 
Но и так - сил почти уж нет. 
Будто бродит в крови отрава, 
И не мил уже белый свет. 

Что тут можно и как поделать! 
Что ни сделаешь - всё не так! 
Что казалось когда-то белым 
Превратилось в кромешный мрак. 

И не выпутаться, не выйти. 
Я со страхом гляжу вперёд. 
Там все выходы прочь - закрыты. 
Там - никто никого не ждёт. 

4 июля 2006


Украинцам

Дорогие земляки! 
Зрите в корень, братья! 
Не такие простаки 
Те, что тянут в НАТО. 

Югославия ещё 
Даже не остыла… 
Не хочу, чтоб горячо 
В Украине было! 

Что им ваша, братья, кровь! 
Кровь питает доллар. 
Им бы - драка вновь и вновь, 
Им бы - чьё-то горе. 

Берегите ваши лбы! 
Вас столкнут, как «югов». 
Недалёко от пальбы 
Вы и так друг в друга. 

Запад, Центр, Крым, Восток - 
Как в Крыловской басне - 
Тянут хлипкий ваш возок, 
А куда - не ясно. 

Ясно только, что - к беде, 
На угоду дяде - 
Сэму, Джону и т.д., - 
Что над вами сядет. 

Дорогие земляки! 
НАТО - друг обмана, 
Дяди - злы и далеки… 
Не чурайтеся руки 
Братской. Вы ж - славяне! 
Вспомните Богдана! 

2 июля 2006


Комплексы

Комплексы, комплексы, детские комплексы, 
Вечный до старости груз, 
Вон из-за вас поредели как волосы 
И… и исчезнут, боюсь! 

Комплексы, комплексы, детские комплексы - 
Робость, застенчивость, стыд, 
Как из-за вас век мой всё-таки скомкался, 
Сколько случилось обид! 

Комплексы, комплексы, детские комплексы, 
Вас, как ни бьюсь, не изжить. 
Видно, как крест, или горб они - попросту! - 
И - до креста их носить. 

Комплексы, комплексы, детские комплексы, 
Вы мне - враги, не друзья!.. 
Только без вас я б иначе исполнился, 
И был бы  - вовсе не я. 

2 июля 2006


Абрамович

Улыбается слегка - 
Просто сама совесть! - 
Рыжий мальчик-олигарх 
Рома Абрамович. 

Как, кто был ничем, попал 
Прямо в олигархи, 
Удивляться не устал 
Мир: рабы, монархи… 

А скромняга-мальчик тот 
Рыжий - яхты, клубы 
И дворцы себе гребёт, 
Нежно скаля зубы, 

Весь застенчивый такой: 
Что, мол, и откуда? 
Так когда-то, с патокой, 
Скалился Иуда. 

Что таким! Пускай распнут 
Напрочь всю Россию! 
Со всего они стригут 
Денежки косые. 

Как, когда, зачем таких 
Время наступило? 
Вроде не было уж их, - 
Всех на запад смыло. 

Уважаемой страной 
Были. В мире с нами 
Все считались… Всё волной 
Смыло - как цунами. 

Всплыло, что должно всплывать - 
Как по поговорке - 
И пошло всё продавать, 
Всё тащить, всё комкать. 

И пошли средь нищеты 
Там и сям хоромы. 
В них вселились, как кроты, 
Олигархи Ромы. 

Тащат, что не так лежит, 
Скалясь как Иуды… 
Сколько их ещё носить 
На себе мы будем!.. 

30 июня 2006


Неожиданно бодрое

«Смириться! Заставить себя полюбить 
Нелюбый до одури город! - 
Осталось одно, чтоб себя не сгубить!..» - 
Себя тормошу я за ворот. 

А может, всё дело не в нём, а - во мне? 
Как ты - так к тебе. Отраженье. 
Что было когда-то и где-то, - во сне 
Случилось, иль в воображеньи. 

Далёкое детство и юность ушли, 
Ушло в никуда государство. 
Пора уж привыкнуть, что лишь возросли 
От возраста наши мытарства. 

Виновно ли место, где встретить пришлось 
Крутые судьбы повороты, 
Где кажется, будто, виновному сквозь, 
Мне мстит заграница за что-то? 

За мой, неродной, но любимый, язык, 
За беды, что - с ним - здесь случились, 
За то, что к другому - никак не привык, 
Хоть как ни старались, ни бились?.. 

Смириться! Ведь там, где родился, не ждёт 
Никто с хлебом-солью, и даже 
Как раз-то, похоже, всё наоборот: 
Готовы сказать «от ворот - поворот» 
В век всё полонившей продажи. 

Смириться! И строить нормальную жизнь! 
Тому, что ушло, не вернуться! 
Стряхнуть, смыть, стереть с себя прошлого слизь 
И, смело взглянув в окружившую близь, 
Воскреснуть, восстать, встрепенуться! 

27 июня 2006


***

Отпустило. Прорезался голос. 
И пошли, потихоньку пошли 
Строчки… Так по дождю слабый колос 
Устремляется прочь от земли. 

Отпустило. А было: ни слова! 
Хоть в лепёшку иль в прах расшибись! 
Что за пытка! За что меня снова 
Напугать так пытается жизнь! 

Не злословлю, не вру… Ну, отчасти!.. 
Но без этого как! Не сдержать!.. 
Не лишай меня этого счастья! 
Всех других я не смог удержать… 

Не лишай! Ради бога! Готов я 
Даже ложь, что он есть, допустить. 
Только ты, моя жизнь, дай мне слово 
Так подолгу со мной не шутить! 

24 июня 2006, с. Каменка


***

Была УкрАина. Юкрейн - 
Теперь один из штатов. 
Снаружи в пятнах и внутри 
В нём некто губернатор. 

Была грузинская страна. 
Нью-Джоджия - отныне. 
Саакашвили энд жена 
Слились в Ю-Эс-Эй-гимне. 

Была Молдова. Новый штат, 
Пожалуй, как-то слишком 
Для этой… Это, так сказать, - 
Румынская отрыжка. 

Была страна… И не одна… 
Но светом демократьи 
Освящена, упразднена - 
И стала просто штатом… 

Одна, одна, под сенью сна, 
Незлобна, неспесива, 
Лежит великая страна - 
Неспешная Россия! 

И пусть в сердцах её двоих - 
Предатель и продатель, 
Не сделать подлой клике их 
Россию чьим-то штатом! 

Я верю в крепость вековых 
Устоев и традиций… 
И наглый доллар, что привык 
Всё покорять, в границы 
Напрасно будет биться! 

24 июня 2006, с. Каменка


***

Подлость правит в жизни бал, 
И чем дале - боле. 
Выпить подлости фиал 
Выпало на долю. 

Как наивен я и прост 
Был, и есть отчасти! 
Людям, будто в горле кость 
Станет, - чьё-то счастье. 

Ладно кто-нибудь чужой! 
Но свои, родные!.. 
Будто выедены ржой 
Сваи вековые. 

Поколеблены, в грязи, 
В подлости - устои… 
Есть ли, из-за чего жить 
В этой жизни стоит! 

24 июня 2006, с. Каменка


***

Покупают, покупают, покупают! 
Покупателями пенится Земля! 
Каждый день галопом мимо пробегают, 
Будто взял их некий всадник в шенкеля. 

Каждый день и многократно достаются 
Кошельки, мошны, барсетки, портмоне… 
И кому-то состояния куются, - 
Кто-то сам, как говорится, на коне. 

Кто кого в погоне этой погоняет, 
Не понять: так перепутаны дела. 
Только кажется порой: отнюдь не к раю 
Все несутся, закусивши удила. 

Кто кого в жестокой гонке той обскачет? 
Всё не так в ней, даже всё наоборот: 
Каждый в ней, придя на финиш первым, плачет; 
В фаворитах тот, кто позже всех придёт. 

Но и он дойдёт туда - на пьедестале 
Скорбном встанет. Позади - уже другой. 
А за ним другие жмутся - поотстали, 
Упираясь кто рукою, кто ногой. 

И всё так же - покупают, покупают, 
Покупают от зари и до зари, 
Свято веря: их - попозже закопают, 
Их хранят теперь прилавки-алтари. 

И несутся фигуранты новой веры, 
Будто взял их некий всадник в шенкеля. 
Ей одной любой страны открыты двери, 
Ей одной вся покоряется Земля. 

Что пророки все и их ограниченья! 
Из-за вздорных их учений - столько бед! 
Бог - един, зовут его - обогащенье. 
Лишь ему нигде ни в чём преграды нет. 

И по всей Земле, от края и до края, 
Ежедневно и по многу раз на дню, 
Богу новому молитву сотворяя, 
Покупают, покупают, покупают 
Все и всё, приняв религию одну. 

7 июня 2006


Американская зараза

Американская зараза 
Проникла к нам - её кляну! - 
И из Москвы, как метастазы, 
Ползёт и травит всю страну. 

И места нет альтернативе. 
Повсюду доллар держит тон. 
-американское противо- 
Всё выгогачивает он. 

«О-кей», «ол-райт», «икскьюз-ми», «вау» - 
Повсюду по Руси звучат. 
И перспектива ожидает 
Не понимать своих внучат. 

Залито горло горькой водкой. 
Ни в звуки лыка, ни в строку. 
Не ждать в своей стране серёдки, 
Хоть позлащённой, мужику. 

Одни лишь крайности на долю: 
То - всё своим, то - всё чужим. 
Осточертело всё до боли! 
Воров отряд несокрушим! 

Теперь - рядятся в демократы. 
И как образчик - Вашингтон. 
И рыщут по России хваты. 
А кто осудит - моветон! 

Я не боюсь дурного тона, 
Я без зазрения скажу: 
Они вползают в наши домы 
Подобно мерзкому ужу. 

Они хватают всё и сразу, 
Готовы напрочь всё продать… 
…И есть ли, кто воротит вспять 
Американскую заразу! 

2 июня 2006


Не откладывай на потом
Сонет

Не откладывай на потом! 
Друг мой! жизни другой не будет, 
И по карте ушедших буден 
Не пройдёшь как черновиком. 

Всё - лишь раз, набело!.. Зануден 
Пусть кажусь я с таким стишком, 
Путь исправить нельзя твой, чуден 
Или шит он кривым стежком. 

Не откладывай! Не тяни! 
Из покоя не делай фетиш!.. 
Что короткими стали дни, 
Слишком поздно, мой друг, заметишь… 

Станешь горько скорбеть о том!.. 

Не откладывай на потом! 

1 июня 2006


***

Увяданье - на каждом шагу. 
Даже сквозь молодые побеги. 
Я не видеть его не могу. 
Ослабели мои обереги. 

Я пожухлые листья ловлю, 
Мне навстречу швыряет их ветер. 
Я одну разгребаю золу 
Там, где кто-то когда-то приветил. 

Увяданье… А рядом весна 
Рвёт картину моих доказательств, 
Вечность якобы вечного сна 
Не приняв и безудержно тратясь. 

Я завидую силе её, 
Безмятежной ей, рвущейся к солнцу, 
И в слезах сознаю, что моё 
Всё тусклее и уже оконце. 

Я поникну бесплодным цветком, 
Не сказав даже тихого слова. 
А весна, не грустя ни о ком, 
Следом выгонит тысячи новых. 

27 мая 2006


Глагольные рифмы

Глагольные рифмы, - мне скажут вальяжно, - 
Давно так не пишут. Запрошлый, мол, век. 
А я, коль явятся, - вставляю отважно. 
Такой примитивный уж я человек. 

Создатели рифм ассонанс-диссонансных 
Давно уж почили под тяжкий свой труд. 
А Пушкин и иже с ним - просто прекрасно 
Два века с глагольными только живут. 

Знать, дело не в рифмах каких-то особых. 
Их можно настряпать, довооружась 
Компьютером, столько! - гляди только в оба! - 
Но - мёртвых, хоть лопни, крестясь и божась. 

Живые - родятся в содружестве с Музой, 
Неважно: глагольные… вплоть до крутых. 
И рифмоискательства нет легче груза, 
Коль с Музою вы во взаимном союзе, 
И - может быть! - жить будет долго ваш стих. 

25 мая 2006


***
(Песня)

Мы с тобою безоблачно прожили 
Бесконечное множество лет. 
А теперь - ощущаю я кожею - 
Счастью прошлому места уж нет. 

Пр: Я уйду белоснежной порошею, 
    Заметая на прошлом следы. 
    До свиданья, родная, хорошая! 
    Дай в дорогу глоточек воды! 

Мы с тобой были славною парою: 
Ты красива, и я недурён. 
А теперь красоту нашу старую 
Мы друг в друге и не разберём. 

Пр. 

Мы с тобой всё делили и множили 
На двоих, а потом - на семью. 
А теперь - отнимаем лишь, - дожили! - 
Я лишь грустные песни пою. 

Пр. 

19 мая 2006


Брат

Зазомбирован брат, 
И: шаг вправо, шаг влево - расстрел. 
Всё, чем раньше богат 
Был, утеряно. Я - обеднел. 

Нет! куда - обеднел! 
Я без прошлого попросту нищ! 
Что за подлый удел! 
Будто гноем открывшийся свищ. 

Без вины виноват. 
И обратное как доказать! 
Зазомбирован брат. 
Между нами - болящая мать. 

А над нами, как тень, 
Подлость носится, будто судьба: 
Хитроумный плетень, 
Превративший мужчину в раба. 

И уже не открыть 
Глаз ему, - ведь они не его. 
Стену легче пробить. 
Подлость - крепче на свете всего. 

Зазомбирован брат, 
И не видно его уж лица. 
Эту ношу утрат 
Мне, похоже, нести до конца. 

Легче, легче стократ, 
Если против - заведомый враг. 
Зазомбирован брат, 
И - семьи наступил уже крах. 

16 мая 2006, ночью


***

Облысели одуванчики, 
Но - торчат средь молодёжи. 
Так и я - схвачусь с диванчика 
И пытаюсь лезть из кожи. 

Что-то стряпаю усиленно, 
Будто занят чем-то важным, 
И ношусь порой как взмыленный, 
И прямлюсь, прямлюсь отважно, 

Будто эти одуванчики, 
Облысевшие до срока… 
А вокруг резвятся мальчики, 
Игнорируя уроки. 

12 мая 2006


Жириновскому - 60

Жириновскому - 60. 
Долгожительствуют мессии. 
И враги вокруг - не висят. 
И не больше стало России. 

Не изведал его сапог 
Океан пока что Индийский. 
И губерний создать не смог 
Он - ни Бело-, ни Мало- российской. 

Тихой сапой - из года в год. 
Потихоньку - из Думы в Думу. 
Там - за волосы подерёт. 
Тут - водою плеснёт в костюмы. 

И никак не приходит час 
Звёздный… Сам он его ли хочет? 
Ведь и так веселит он нас, 
Каждый перлам его хохочет. 

А на плечи взвалить страну! 
Нет, занятье - отнюдь не броско! 
…Никогда не пойдёт ко дну 
Вечно юный наш Жириновский! 

2 мая 2006


***

Любовь была - не на шутку, 
До бледности частой щёк. 
Им было в любой минутке 
О чём говорить ещё. 

Им долго пришлось страдать бы 
От жаркой любви такой, 
Но - дело дошло до свадьбы. 
В их душах теперь - покой. 

Починкой чулка - зевая, 
В халате - она занята, 
А он - с газетой, - читая 
Вслух главные ей места. 

30 апреля 2006


Перевод стихотворения Вильгельма Буша (Wilhelm Busch, 1832–1908) «Die Liebe war nicht geringe».

***

«Жители целой деревни в Молдове 
из-за нищеты продали свои почки» 
(из газет) 
Наш мир стал свободен. Он часто суров, 
Жесток и не терпит отстрочек. 
Кому-то грозит утечка мозгов, 
Молдове - утечка почек. 

Здоровые люди - обуза стране, 
Здоровому - надо работа. 
А почку продал в чужой стороне, - 
И нет половины заботы. 

На доллары можно за почку, пока 
Не кончатся, жить индивиду. 
А дальше - страна заплатит слегка, 
Наверное, как инвалиду. 

Но долго ль «лафе» продолжаться такой? 
Остаток мозгов напрягётся: 
И новый налог, - выход самый простой, - 
На почки народа введётся. 

А там - ещё органов сколько у них! 
Десятки - одних только пальцев! 
А с каждого - доллар! - доходов таких 
Не снилось министру финансов! 

А если ещё поднапрячься чуть-чуть 
Мозгам - можно так исхитриться: 
На части сдавать всех, закончивших путь… 
Стране можно долго кормиться! 

А дальше - когда опустеет страна, 
Останется только начальство, - 
Продать можно их… Но кому же нужна 
Безмозгло-бездушная просто мошна?!. 
…Так кончится счастье, к несчастью. 

22 апреля 2006


***

Жизнь уходит - уходит в слезах. 
А слезам - не Москва лишь не верит. 
Ждут, открыты, одни только двери - 
Дома в скорбных одних образах. 

Он под музыку колоколов 
Ненавязчиво внутрь зазывает, 
Он последние дни обещает 
Скрасить всех - даже буйных - голов. 

Атеист - но всё чаще смотрю 
В тот предел… Колокольному звону, 
Как последнему к смерти заслону, 
В унисон - напоследок творю. 

Есть ли смысл в суете этой, иль, 
Как во всём человеческом, нету, - 
Мне, как всякому надо поэту, 
С богом - тоже выдерживать стиль. 

Хоть и нету его, старика, 
Окажу ему честь: повинюся, 
До меня как винились века, 
И поплачу ещё раз слегка, 
И пустою рукою утруся. 

21 апреля 2006


Только во сне

Только во сне всё хорошо, 
Детская бродит улыбка, 
И, чтоб рассвет позже пришёл, 
Мысль колыхается зыбко. 

Только во сне, только во сне 
Мы, как когда-то, любимы. 
Но, как росток в ранней весне, 
Страх пробивается зримо. 

Только во сне бьющей руки 
Можно уйти человеку. 
Не потому ль мы, старики, 
Веки смежаем навеки? 

17 апреля 2006


***

Безотчётная тоска. 
Безотчётная тревога. 
Будто рядом, у порога, 
Ждёт беда, совсем близка. 

Безотчётный душит страх, 
Не вздохнуть что полной грудью. 
Будто полное безлюдье. 
Будто сам бредёшь впотьмах.  

Безотчётные одни 
На пути лишь лёд и стужа. 
Безотчётный смотрит ужас 
С каждой встреченной стены. 

Облегли со всех сторон, 
Обступили плотно-плотно - 
Ждут! - виденья похорон 
Безотчётно, безотчётно… 

15 апреля 2006


Язык

Некоему Д.А. - большому 
знатоку русского языка. 
Язык изучают не по словарям - 
Ожеговым или же Далям. 
Язык - он живой, он - звучит тут и там, 
К любым безразличен медалям. 

Язык - не канон и не догма. Язык 
Куётся, как в кузне железо. 
Язык к кабинетным жукам не привык 
И может любого зарезать. 

Язык - не засушенный в книжке листок 
Берёзы на долгую память. 
Язык - упорхнувший в траву лепесток 
Ромашки, оторванный нами. 

А если завесть о поэзии речь - 
Смешны здесь любые каноны. 
Поэт может вовсе любым пренебречь, 
Другим подчиняясь законам. 

Он слышит в себе вдохновения звук, 
Путём увлекающим новым, 
Конечно, когда не архивный он жук, 
Что с книжным сверяется словом. 

Смешны мне попытки таких вот жуков 
Избитой дорогой направить 
Поэтов на всех протяженьи веков… 
Я в вечной борьбе словарей знатоков 
Спешу с пораженьем поздравить! 

12 апреля 2006


Романс

Всё дело в том, что нет любви. 
Отсюда все твои несчастья, 
Все пораженья, все напасти, 
Отрава будто бы в крови. 
  (Всё дело в том, что нет любви.) 

Всё дело в том, что нет любви. 
Её вернуть уж невозможно. 
Вот потому всё так тревожно, 
Хоть вовсе дальше не живи. 
  (Всё дело в том, что нет любви.) 

Всё дело в том, что нет любви. 
Поставлен правильный диагноз. 
Но, чтоб лечить такую слабость, 
Лекарств не создано людьми. 
  (Всё дело в том, что нет любви.) 

10 апреля 2006


***

Знакомо до отвращения, 
Напротив глядит лицо. 
Ему не видать прощения, 
Змеёй хоть свернись в кольцо! 

Ему не иметь симпатии, 
Тяни до ушей хоть рот! 
Учебником антипатии 
Глядит то лицо вперёд. 

Глядит и спешит выискивать 
Одни недостаки, и 
Попытки к нему заискивать 
Все - безрезультатные. 

Оно - лишь с обидной меркою… 
Ах, так и зудит плечо!.. 
…В попытке ударить зеркало 
Ещё один уличён. 

9 апреля 2006


Витасу

Ещё и Витас - ах, мой мальчик, зря! - 
Запел про Русь, про храмы, про царя! 

Кровавый царь, царь-пьяница, урод - 
Его при жизни презирал народ. 

Святую Русь он верно - «стэп-ту-стэп» - 
С блудливой немкой превратил в вертеп. 

А храмы под эгидой сей четы 
Распутинские обрели черты. 

Так что ж жалеть об якобы святой 
Поре!.. Не пой, не надо, мальчик мой! 

8 апреля 2006


***

Бездарно уходит жизнь. 
Сочится, как кровь, по капле. 
Лишь встал - и опять ложись 
Всё с тем же вопросом: «Так ли?» 

Что делал, старик, не так, 
Что ходишь под старость нищим? 
Лишь красть не умел, чудак, - 
И мелочь. Куда уж тыщи! 

Сегодня - время таких. 
Учиться такому - поздно. 
Зубами ребят лихих 
Ощерилось время грозно. 

Под лупой - твой каждый шаг. 
Расслабился чуть - и съеден: 
Растоптан, обобран, беден, - 
Не дремлет зубастый враг. 

Ушло в безысходный мрак 
Больших ожиданий время. 
«Что делал, старик, не так?» - 
Сутулит вопросов бремя. 

День - дожит. А завтра - вновь 
Всё так же начнётся рано. 
Как будто из свежей раны 
По капле сочится кровь. 

1 апреля 2006


***

Ну и напрасно спихнули Рогозина! 
Без патриотов останется Родина. 

Бывшие русские, вспухнув от «зелени», 
Песни поют - те, которые велено. 

   Хор их на диво согласно поёт, - 
   И ошельмован ещё патриот. 

Кто там в чреде к шельмованию следующий? 
Знает их бог - дядя Сёма - всеведущий. 

Он паучищем узлы позатягивал. 
Антироссийский сплетается заговор. 

   Нет, он давно уже дядей сплетён. 
   Под демократию рядится он. 

Сколько уж стран демократией взорваны! 
Зазеленели на месте их доллары. 

Не устают они жертвы выискивать. 
Точатся зубы на землю Российскую. 

   Вечно не сыт демократии монстр. 
   Клык его подлый коварен и остр. 

Кажется мне, дяди американские 
Сделали всё, чтоб Россию растаскивать. 

Кажется мне, что страна уж стреножена - 
Монстру на стол, раз отвергла Рогозина. 

   Может, он где-то в деталях не прав, - 
   Но и у монстра не ангельский нрав. 

29 марта 2006


Умер дом

Умер дом. В нём жильцы схоронились - 
Каждый в угол свой - будто кроты. 
Будто вовсе в нём сердце не билось. 
Будто не было в нём теплоты. 

Умер дом. В нём жильцы доживают 
Бесполезный, ненужный свой век. 
Каждый в угол свой дверь закрывает - 
Совершенно чужой человек. 

Умер дом. В нём жильцы - как живые, 
Но уже, так сказать, не жильцы. 
Будто раны у всех ножевые. 
Будто не за горами концы. 

Умер дом. И поникли в нём стены. 
И в морщинах висит потолок. 
Умер дом. В нём - не ждут перемены, 
Разве чтоб катафалк уволок. 

Умер дом. И жильцы, что трудились, 
В общем-то, бесполезным трудом, 
В доме том ненадолго укрылись.  
Умер дом. И всё умерло в нём. 

25 марта 2006


Снится родное село

Снится родное село. 
Всё в нём, как в детстве, светло. 
Всё в нём - как в славную старь. 
Всё - как в картинках букварь. 

Дышит любовью простор. 
Вечное лето простёр 
Некто незримый над ним 
И надо мною одним. 

Где та большая любовь? 
Снится отеческий кров. 
Снится родное село. 
Всё в нём, как в сказке, светло. 

Где растерялся тот свет? 
Нет его, тёплого, нет. 
Только лишь изредка мне 
Светит - и греет - во сне. 

22 марта 2006


Копится ненависть

Копится ненависть к власть предержащим - 
К всем, выше, ниже и сбоку стоящим, 
К всем, присосавшимся к телу страны, 
К всем, для кого лишь желудки важны. 

Копится ненависть к гадам продажным, 
К всем дармоедам конторно-бумажным, - 
Копится, копится, копится… Злость 
Копит на белую - чёрная кость. 

Копится ненависть. Горькою водкой 
Можно залить её до подбородка. 
Можно залить, но - похмелье грядёт: 
Ненависть на авансцену придёт. 

И, как недавно, - опять, неотвратно 
Бунт прогремит над страной беспощадный. 
Грянет убогий, хоть кажется прост. 
Копится ненависть, копится злость. 

18 марта 2006


Лебедь, щука и рак

«Лебедь, щука и рак», - 
Будто какой дурак 
Повторяю слова 
Дедушки КрЫлова. 

Мне он простит, старик, 
Мой фамильярный сдвиг 
В нём ударения… 
Грустен сегодня я. 

Лебедь, щука и рак, - 
Нынче ведь точно так 
Всё в житие моём. 
Тянем семью втроём. 

Тянем, но сдвига нет, 
Даже идёт на нет, 
Кажется мне, она… 
Дочка, я сам, жена. 

Каждый - конечно, прав. 
В каждом - безмерно прав. 
Каждый - другому враг. 
Лебедь, щука и рак. 

В каждом - другой язык, 
Каждый - к нему привык, 
В каждом - для чужака 
Нет переводчика… 

…Что тут поделать, что? 
Вряд ли поможет кто! 
Что тут поделать, как?.. 
Лебедь, щука и рак. 

17 марта 2006


***

Жалею, что принадлежу 
К лживому подлому роду. 
Когда уйду, - себе твержу, - 
Не в эту прорасту породу. 

Хотя, как знать, в другом миру 
Былинки, может, бьются насмерть, 
Как мы, за место на юру, 
И царь, кто в деле подлом мастер. 

Хотя, как знать, другой язык - 
И человеческого лживей, 
И, может, каждый там привык, 
Что, как и мы, все ложью живы. 

Хотя, как знать… Но что гадать? 
Одно понятно, что природа 
Сумела вряд ли что создать 
Подлей людская чем порода. 

16 марта 2006


***

Бесконечная зима. 
Бесконечные болезни. 
Будто впрямь судьба сама 
Нас вписала к бесполезным. 

Бесконечно слёзы лью. 
Бесконечные скандалы. 
Рушим бывшую семью 
Будто Древний Рим вандалы. 

Невозможно перейти 
Рубикон, что между нами. 
Будто побеждённых знамя 
Снег ложится на пути. 

13 марта 2006


***

Никому мы не надо! 
Так сказать государству - 
Что глоток лимонаду 
Подопечных мытарства. 

Им - кусок бы поболе, - 
О себе все в заботе. 
Нам же - вымереть доля 
Без жилья, без работы. 

Заболей - только деньги 
В лапу ждут эскулапы. 
Каждый чих и движенье 
Оценили, сатрапы. 

Педагоги-гадюки, 
Не дробить чтоб вниманья, 
Знают только науку 
Отнимать - вычитанье. 

И вампиром чиновник 
В нас впивается сразу, 
Попади лишь на коврик… 
Вечна эта зараза! 

…Перечёл многократно 
Злую эту тираду. 
А ведь мы этой братье - 
Надо, всё-таки надо! 

13 марта 2006


Александру Чигорко,
поэту и футбольному болельщику

Подлецы и воры 
Правят в жизни бал. 
Все их разговоры - 
Про один металл. 

Обокрасть поэта, 
Обмануть, убить - 
Им работа эта 
Что дрова рубить. 

Саданул в поленце 
Колуном, и - нет. 
Обманул - и в сердце 
Поражён поэт. 

Саша, ты - не первый. 
Нас - большой отряд. 
Успокой же нервы - 
Встань в таких же ряд. 

Может, уврачует 
Мой тебя стишок: 
Ведь воры воруют 
То, что хорошо. 

Саша, этой своры 
Всюду ждёт оскал. 
Подлецы и воры 
Правят в жизни бал. 

10 марта 2006


Пенсионерки в оранжевых куртках

Пенсионерки в оранжевых куртках 
Долбят намёрзший на площади лёд. 
Власть предержащие воры-придурки 
Выслали бабок в последний полёт. 

Распорядитель перстом указует 
Где, что им надо почистить и как. 
Воинство рвётся, как на амбразуры, 
И, как винтовки, лопаты в руках. 

Их кавалеры давно опочили 
И беззаботно вросли в мир иной, 
Дам своих бывших СО-БЕСам вручили, -  
Впрямь бесовские дела там порой. 

Кажется просто: добавить им пенсий, 
Чтоб не пришлось им в атаки ходить. 
Кажется просто: начальства - поменьше, 
Да подчинённых у них - сократить. 

Но - кто ж видал, чтоб себя добровольно 
Сам сокращал воровской аппарат! 
Чуют себя бюрократы привольно 
С прошлым в сравнении больше стократ. 

Кто-то ж из них породил циркуляры, 
Чтобы старушек - с лопатой на лёд: 
Дескать, подмога бабулькам на старость… 
Но - изуверства на этом налёт. 

Сытые морды сидят в кабинетах, 
А доходяги - долбят и долбят… 
Есть ещё с совестью кто-нибудь? - Нет их! 
Только хапуги во власти сидят. 

В месяц зарплаты такие, что пенсий 
Бабка иная не сложит и в год… 
Выдь, дармоедина, в куртку оденься 
И подолби залежавшийся лёд! 

Выдь, благодетель, что дал заработать 
Бабкам копеек немного на хлеб 
Тяжкой работой!.. Ну кто-нибудь, кто-то 
Есть ли в стране без животных потреб?!. 

Сколько же можно грести под себя-то! 
Окна расшторьте - взгляните вперёд! 
Бабки в оранжевых куртках лопатой,  
Может, продолбят души вашей лёд. 

6 марта 2006


Завели девчонки кошечек

Завели девчонки кошечек, -  
А девчонкам уж за двадцать! - 
И лелеют их как дочечек, 
Даже стали целоваться. 

Их любимые так зелены, 
Им бы всё играть в войнушку. 
А девчонок годы меряны, - 
Им бы дочку на подушку. 

Но куда! Любимый - нищ и гол, 
Жди, когда остепенится! 
Щеголяет ровно тот щегол 
В папы-маменькиных джинсах. 

У парней года не считаны. 
Жёны их - возможно в школе. 
Повзрослели чтоб быстрей они, 
Хоть неси от них в подоле! 

Наливаются тоской глаза. 
И слова любви и ласки, 
Что могла ребёночку сказать, 
Льются в кошечкины глазки. 

Завели девчонки кошечек, 
А девчонкам уж за двадцать… 
Сколько ж нам сынков и дочечек 
Предстоит не досчитаться! 

2 марта 2006


***

Вот и хлебнули капитализма, 
И наступил вожделеннейший рай. 
Призрак забредший к нам коммунизма 
Снова оставил свободе наш край. 

Можно свободно нам не учиться, 
Можно пойти на любые хлеба, 
Можно любому богу молиться 
До разбиения нашего лба. 

Можно девчонкам - да в проститутки, 
Можно парням - в сутенёры пойти, 
Можно - в убийцы… Это не шутки. 
Нынче свободны любые пути. 

Можно украсть - не будешь наказан, 
Ежели столько, что не унести. 
Можно, предав, стать доблестным сразу. 
И только честность одна - не в чести. 

Можно на паперть выбросить старость, 
Чтобы потом Христа ради подать. 
Можно к убийцам требовать жалость. 
Можно невинных совсем - убивать. 

Можно, всё можно. До дебилизма. 
Можно купить всё, и можно продать. 
Вот и хлебнули капитализма. 
И ещё долго придётся хлебать. 

22 февраля 2006


Перемены
(Ассоциации на центральной площади города)

Заменили истукана, 
Одного да на другого. 
Раньше пили из стакана, 
А теперь - из дорогого. 

Но напиток так же горек, 
На закуску - та ж селёдка. 
Тех, кому давно за сорок, 
Перемены хлещут плёткой. 

Перемены, перемены. 
Вновь ломаются скрижали. 
Бьёмся лбом всё в ту же стену, 
И, похоже, не устали. 

19 февраля 2006


Бюджетникам
(Но более всего чиновникам всех мастей)

Бюджетники, все о вас 
Пекутся, ломая руки. 
Ах, бедные вы у нас - 
Столпы и столпцы науки! 

Вы важности так полны. 
Главнее вас в свете нету. 
Вы твёрдо уверены: 
Для вас создают бюджеты. 

И бьётесь за свой кусок, 
И всех впереди - чиновник. 
Что туже есть поясок, 
Молчите вы, рыбы словно. 

Для вас их как будто нет: 
То - люди станка, крестьяне. 
Они создают бюджет, 
С которого каждый тянет. 

Им много не надо, нет! 
Им главное, чтоб - работа, 
Чтоб общий на всех бюджет 
Своим не считал лишь кто-то. 

Но, видимо, проще счёт, 
Где каждый себя лишь любит. 
И тот, кто всё создаёт, - 
Работник - пошёл на убыль. 

А вы, доктора наук, 
Не видите вы - элита! - 
Что рубите к чёрту сук, 
На коем ордой сидите… 

Бюджетники! Вашу мать! 
Имейте вы всё же совесть!.. 
…А то поразит вас новость: 
Кому бюджет наполнять!.. 

18 февраля 2006


***

Живём мы так, 
Как будто у нас 
В запасе две жизни. 
А может, шаг 
Всего, или час, 
Идти нам до тризны. 

Нагрянет рок, 
Чтоб вычеркнуть нас 
Из списка живущих, 
И кратким срок 
Покажется враз, 
Что нам был отпущен. 

А дел-то - тьма, 
И к главному-то - 
Мы не приступали. 
Пуста сума. 
Что есть - всё не то. 
А как обещали! 

Но поздно! Наш 
Холодный судья 
Пощады не знает: 
На абордаж - 
И с нами ладья 
Во мрак уплывает. 

5 февраля 2006 ночью, с. Каменка


Настольная лампа

Низко склонила голову, 
Спит у моей кровати, 
Словно сиделка в палате, 
Лампа моя настольная. 

Лежат под столом журналы, - 
В них правда столетней давности. 
Но что-то не видно радости, 
Что я посетил анналы. 

Всё так, как быть должно: подлостью 
Герои идут ко власти, 
А на правдолюбцев горести 
Сыплются и - напасти. 

Вот потому-то клонится 
Лампа к кровати низко: 
Что тебе всё неможется! 
Истина - близко-близко. 

4 февраля 2006, с. Каменка


Поэты - и женщины без извилин

Любить иных - тяжёлый крест, 
А ты прекрасна без извилин. 
Б. Пастернак 
Поэта жизнь - тяжёлый крест. 
А кажется: поэт - всесилен. 
Ещё Есенин, хоть был Крез, 
Любил сисястых, без извилин. 

И я, хоть стих мой (ей-же-ей!) - 
В чести у так сказать элиты, 
Из женщин (слаб!), как и Сергей, 
Люблю не самых даровитых. 

А что, коль жизни прост секрет, 
И потому на всё мы ропщем, 
Что рядом глупой бабы нет?.. 
Жить с бабой без извилин - проще… 

3 февраля 2006, с. Каменка


Одессе

Сколько в тебе побывало правителей! 
Правили, - славили. Умерли, - враз 
Хаяли… Лишь одного не обидели, 
Кажется, - это француз Де Рибас. 

Улицы в клеточку ровно расчерчены - 
Не в саженях и не в метрах, а в лье. 
Руку к тебе вожделенно, доверчиво 
Славный француз приложил Ришелье. 

Видно во всём - рождена ты французами: 
Шарма, кокетства полна, красоты… 
А что потом обросла ты конфузами, - 
То ухажёры виновны, - не ты. 

Улочки - злые, кривые и грязные, 
Там - появилась чумная гора, 
К тёщам мосты - вдруг тебя безобразили, 
Et caetera, дама, et caetera. 

Чуть ли не век - была под комиссарами. 
Новая власть - мерседесит тебя. 
Новая власть, только беды - всё старые… 
Можно ли что-то создать, не любя?! 

Есть ещё выход (хоть взвоют блюстители!): 
Если тебя продолжать не любить 
Будут твои снова горе-правители, 
Можно… французов опять пригласить. 

28 января 2006, с. Каменка


Ночью в родной деревне

Огромный Орион расправил плечи над 
Завьюженной, заснеженной равниной, 
И в чёрной вышине горит букет Плеяд, 
Подаренный рукой неутомимой. 

Несчастный муравей - гляжу на красоту, 
Нечаянно покинув муравейник, - 
На снега чистоту, на неба черноту, 
На жёлтый в оспе лик - в благоговеньи. 

Зачем отсюда я ушёл в бетонный склеп 
И мучаюсь, почти не видя неба, 
И грязный снег топчу с толпой уж столько лет, 
И лёгкого так и не добыл хлеба? 

Всё - там уже. Сюда - возврата больше нет. 
И сил осталось только для поклона. 
Я руку протяну - возьму Плеяд букет 
И обопрусь на плечи Ориона. 

24 января 2006, с. Каменка


Юнне Мориц

Я с гениями водку не пила. 
Ю. Мориц 
Ты с гениями водку не пила. 
А я и близко гениев не видел. 
Ты так порой в стихах была смела, 
Что тормозил тебя любой бы лидер. 

А я… И рад бы гения найти, 
Чтоб выпить с ним хоть капельку, хоть стопку: 
Иначе - нет стихам моим пути, 
Ори в глуши моей во всю хоть глотку. 

Ты скажешь: Эко диво! Нет пути! 
Пиши, покамест пишется! А дальше, 
Глядишь, к тебе, дружок, начнут идти, 
Чтоб выпить рюмку водки, как со старшим. 

Ох, Юнна, Юнна! Сколько можно ждать! 
А возраст мой уж, так сказать, не юный… 
А может, выпьем мы на брудершафт?.. 
Иль ты не пьёшь, как прежде, Мориц Юнна? 

23 января 2006, с. Каменка


К дню рождения В. Высоцкого

По тебе, Владимир, сверяю 
Свой, порой легкомысленный, стих. 
Сколько лет уж почиешь в рае, 
Но твой голос во мне не стих. 

Не даёт распустить он нюни 
От любых - и от мнимых - невзгод, 
И размазывать слёзы и слюни. 
Хоть бывает и наоборот. 

Слаб курилка. Я - не Высоцкий. 
Хоть тянусь. Благо - есть куда. 
Поздновато - с огнём мне строчки. 
Ну какие мои года! 

Но тянусь, пусть порой как в дыме, 
Колеёю другой, но во след 
За тобой, Высоцкий Владимир - 
Величайший русский поэт. 

23 января 2006, с. Каменка


Я - поэт многогранный

Я - поэт многогранный. 
Хоть из поздних, не ранний. 
Здесь и лирики густо, 
И пародий грешки, 
И попытки романсов, 
И элегий, и стансов. 
И - как водится - пусто 
В кошельке за стишки. 

Я - поэт из глубинки, 
От сохи, от травинки, 
Хоть давно уже землю 
Не случалось пахать. 
И топчу тротуары 
Сорок лет уже даром. 
Лишь деревню приемлю 
Я за родину-мать. 

Я - поэт. Хоть - не признан. 
Я - поэзией призван. 
Нету радости выше 
Балованья с стихом. 
Разве дело в признаньи 
И в полученном званьи? 
Можно муз не услышать 
С честолюбья грехом. 

Я - поэт. Пусть нескромно 
Говорить так… Огромно 
То порою, что в строчки 
Рвётся - не удержать. 
Пусть их поздних, не ранний, 
Я - поэт многогранный. 
Сколько граней тех точно - 
Не берусь утверждать. 

23 января 2006, с. Каменка


Волк

Почему мы терпим волка? 
Ну какой из волка толк? 
Неприятности - и только. 
Лишь зубами - щёлк да щёлк! 

Норовит он всех обидеть, 
Проглотить, сожрать, догнать… 
Не хотим такого видеть! 
Надо волка - ис-треб-лять! 

Но сказали нам: Не надо! 
Волк - он лесу нужен. Он 
Скоро будто бы (да-да-да!) 
В книгу будет занесён. 

Книга красная такая… 
Только думали мы тут, 
Как его в лесу поймают 
И как в книгу занесут? 

Не собачка он, не кошка, 
Не захочет в книге жить. 
Отвернёшься хоть немножко, - 
В лес обратно убежит. 

И лови опять!.. Что толку! 
Хоть кричи ему, свисти!.. 
Может, лучше было б волку 
В лес ту книжку - занести? 

23 января 2006, с. Каменка


Зимняя деревня

Кому нужны здесь твои стихи! 
Привёз бы книжку - ушла б в растопку. 
И сам ты - даже не пьющий стопку! - 
Не интересней, чем петухи. 

От них хоть польза: несутся куры, 
Зарезать можно или продать. 
А от стихов что? - Читают дуры, 
Интеллигентши, едрёна мать! 

И детям горе - зубрить их надо, 
А то - достанут до потрохов 
Училки в школе (бывают гады!). 
Какая польза от тех стихов!

А что ты можешь на самом деле! 
Того же самого петуха 
Зарезать трусишь. А в рифмах - смелый, 
И с целым миром - «на ты»… в стихах. 

Ткни пальцем - шлёпнешься, доходяга. 
И будь ты трижды большой поэт, 
Не больше стоишь, чем пук бумаги, 
А то и меньше, коль пука нет. 

19 января 2006, с. Каменка


В деревне

Ничего ничего не значит. 
Суета. Суета сует. 
Прошлого, что вдали маячит, - 
Нет. И будущего - нет. 

Настоящий есть день: покушать, 
Ни часов наблюдая, ни числ, 
И природу смотреть и слушать. 
Вот и весь этой жизни смысл. 

Не болеть. А случится - лечиться 
Меж нехитрых своих трудов. 
День такой бесконечно длиться 
Может - в пику дню городов. 

Ни наград и ни славы не надо 
В первобытной такой тишине. 
Поработал - поел, - награда 
Стоит ордена на войне. 

А что где-то в миру маячит, 
Мельтешит, покоряет свет - 
Ничего-ничего не значит, 
Суета, суета сует. 

17 января 2006, с. Каменка


Маме

Мама! Что я могу! В этой жизни 
Я бессилен хоть что изменить. 
Нет того, что считалось отчизной. 
Всё былое пришлось схоронить. 

Между нами простёрлась граница, 
Охраняют её с двух сторон 
Эти красные алчные лица! 
Кто-то кормится и с похорон! 

Мама! Не умирай! Я приеду. 
Загранпаспорт синеет как лёд. 
И прости - не везу я победу, 
Не случился у сына полёт. 

Не таким ты меня воспитала, 
Не могу обмануть и украсть. 
Непутёвому мне заказала 
Ты тем самым дорогу во власть. 

Инженерство моё завершилось 
Вместе с ставшей застойной страной. 
И архивною пылью покрылось 
Всё досье, так лелеемо мной. 

Не случилось… Живу за границей. 
Это так говорится - живу. 
Эти лица вокруг! Эти лица! 
Иногда впрямь едва не реву. 

Деньги, деньги, одни только деньги! 
Сам я впрягся и как-то тяну 
Этот воз неподъёмный… На слэнге 
(Ох и слово!) судьбину кляну. 

Слов таких мы тогда не слыхали. 
Наркоманы. Тусовка. Бордель… 
Ни таможен с досмотром не знали, 
Ни разлуки по многу недель. 

А теперь - столько лет за кордоном. 
И - не вырваться, чтоб не пропасть. 
Мне в дорогу к родимому дому 
Отправляться - как к хищнику в пасть. 

Но - приеду. Ты там расхворалась, 
Не встаёшь, сообщают, совсем. 
Что могу я! Везу свою жалость. 
Чем ещё помогу тебе, чем? 

Сам, сдаётся, стою уж ногою 
У последней, у крайней черты. 
Не уедешь сюда ведь со мною - 
На чужбину, я думаю, ты. 

Да и мне всё трудней отрываться 
От нелюбых до одури мест. 
Так когда-то не мог отказаться 
От судьбы тот, распятый на крест. 

Я приеду. Надеюсь, воспрянешь 
Снова духом в родной тишине 
И с постели здоровая встанешь. 
И поможешь подняться и мне. 

14 января 2006


Стихи.ру
Сонет

Ребята! Нас здесь так много! 
Пора бы нам знать и честь! 
Не всем - на Парнас дорога, 
Кому-то придётся слезть 

С Пегаски… Хоть, если строго 
Взглянуть, то не каждый сесть 
Сумел на него: убоги 
Стишки здесь - что есть то есть! - 

В своём большинстве… Картина 
Извечная: всё в миру - 
Примерно как здесь… БратИна 

По кругу идёт в пиру, - 
Твой тост. Ты - вверху… в средине… 
Нигде… Мир - как СтихиРу. 

11 января 2006


БрАтина - ковш, употреблявшийся встарину для питья вина. (Позволил себе перенести ударение, - мне всегда казалось правильным именно «братИна»).

На сайте «Стихи.ру» сейчас более 85 тыс. авторов, около 2 миллионов произведений.

Борис Моисеев

Не стало б на Земле евреев, 
Когда бы вёл их встарину 
В обетованную страну 
Не Моисей, а - Моисеев. 

10 января 2006


Чужие

Чужие, чужие, чужие, чужие, 
Чужие, чужие, чужие кругом. 
И даже кто значится словом «родные» - 
Чужие, хоть с ними делю общий дом. 

Чужие, чужие, чужие, чужие… 
Навстречу - чужие, чужие - в обгон. 
Чужие - их взгляды надменно-косые. 
Чужой - неотвязно звонит телефон. 

Чужие. Им всем одного только надо: 
Уйди, отодвинься, не стой на пути, 
И радуйся как самой высшей награде, 
Что просто живым разрешили уйти! 

Чужие. Всегда как в боксёрской я стойке, - 
Расслабишься и - получай апперкот! 
Чужие… всегда голодны и жестоки, 
Как хищники, дикий пасущие скот. 

Чужие… а, может, и впрямь «санитары», 
Как хищники в дикой природе, они? 
Отбор мать-природа создала недаром 
И ждёт ещё толк и из нашей возни?.. 

Прошли, как и мы, по Земле динозавры 
И мнили царями природы себя, 
И кто-то из них принимал, может, лавры 
Победы, подобных себе истребя… 

Но где они? Эксперимент не удался? 
Иль просто закончен, и новый начат? 
И новые монстры земные, кто сдался 
Почти что, - «Чужие, чужие!» - кричат? 

Чужие, чужие, чужие, чужие… 
И этот задрипанный эксперимент, 
Похоже, опять не удался: земные 
Побеги и отпрыски очередные - 
Чужие друг другу… И грянет момент: 
Их сменят на тех, что - не будут чужие. 

6 января 2006


2006

Две тысячи шесть. Как много! 
Мелькают, летят года, 
Как будто бы поезда, 
А я - стою у дороги. 

Прошли купе вдоль перрона, 
Прошёл ресторан-вагон - 
Весельем провеял он. 
Быстрей понеслись вагоны. 

Всё - общие. Дальше - хуже: 
Замызганнее, грязней. 
И грохот колёс сильней. 
И в щелях гуляет стужа. 

Последние, грузовые, 
Летят, грохоча, в пыли… 
Как быстро они прошли - 
Года мои молодые! 

3 января 2006


Подробнее о своём:

Мои стихи, отношусь к которым в соответствии с названием страницы:

Всё то, что считаю хорошими стихами, - на следующих страницах:

Все мои стихи (включая даже баловство в несколько строк) в хронологическом порядке - на следующих страничках:

Ну и отсортированное по жанрам:

И, наконец, то, к чему отношусь абсолютно несерьёзно, но что делалось в своё время не без вдохновения:

И ещё. «Кликнув» «иконку» внизу, Вы попадёте на мою страницу на сайте Стихи.Ру

Виктор Пицман - автор электронного журнала Стихи.Ru