Главное меню

Виктор Пицман - Избранное 2004

Виктор Пицман, 2003. Victor Pitsman

Пицман Виктор Эрихович [р. 9 августа 1951, с. Каменка Беляевского района Одесской области, - живу в Молдове в г.Бельцы], русскоязычный стихотворец.
Печатался в газетах «СП» (Бельцы), «Голос Бэлць», «Антенна» (Кишинёв), «Красная Звезда», журнале «Русское слово» (Луганск), коллективных сборниках «И звезда с звездою говорит» (2012, СПб), «Будем вместе в доме жить» (2012, СПб). Книга «Голос из болота» (2016, Бельцы).

Подробнее

Перепечатка (без искажений!) - приветствуется, желательно - с уведомлением автора. Отзывы, деловые предложения жду на:

Стихи (89):

Цунами

Будто бы слон на укус комара 
Дрогнула кожей старушка Земля, 
И океан уже несколько дней 
Трупы выносит природы царей. 

Кто демократ, кто реакционер, 
Добрый ли, злой ли - неважно теперь. 
Каждого, будто он лишь паразит, 
Лёгким движеньем Земля поразит. 

Что же так пыжимся, дуемся мы? 
Мелкими кажутся те же слоны. 
Только вопрос: в ком же больше ума, 
Если слонов не накрыла волна? 

Землю покрыли мы слоем людей. 
Только вот кто мы, ну кто мы на ней? 
Гадим, жужжим, а настанет пора - 
Всех нас смахнут как того комара. 

31 декабря 2004


***

Напишу сегодня что-нибудь… 
Чёрная тягучая тоска 
Схоронилась где-то, может в проруби, 
Ждёт там - холодна и глубока. 

Вышло солнце как всегда, не ведая, 
Что какой-то мелкий муравей, 
В то, что жив, почти уже не веруя, 
И сегодня выполз из дверей. 

Он поднял навстречу солнцу голову: 
Милое святое божество! 
Где бываешь ты ночами долгими? 
Без тебя малыш неможет твой. 

Он пойдёт дорогой много хоженой, 
В суете надеясь перемочь 
Жуткий страх души своей стреноженой. 
Но опять к нему приходит ночь. 

Ну а с ночью из глубокой проруби 
Выползает, - уж видна клюка! - 
Не давая написать хоть что-нибудь, 
Чёрная смертельная тоска. 

26 декабря 2004


Армия дармоедов

Армия дармоедов, 
Кровососущих полк… 
Вот вам она - победа! 
Вот - вожделенный толк! 

К тёплому месту трутень 
Задом прирос и вот 
Тычет ногтём в компьютер: 
Там у него народ. 

Каждый имеет номер, 
Каждый там оценён, 
Даже такой, что помер, 
Лучших прождав времён. 

И они наступили - 
Лучшие времена: 
Кто мы недавно были? 
Нынче же мы - страна! 

Нынче - у нас: начальник 
Важный - на каждый чих; 
Ближних и самых дальних 
Списки - от сих до сих. 

Тычет начальник в список: 
«Этим  - поднять налог, - 
Кажется мне он низок…» 
(Веский такой предлог) 

И идут циркуляры 
Сверху на самый низ. 
А у сторукой твари 
Зреет другой каприз. 

А у сторотой гидры 
Множится аппетит. 
Кус у народа выдрать, - 
Новый приказ летит. 

Зорко стоит на страже 
И у экранов бдит, 
Силы страшнее вражьей, 
Этот в сто глаз бандит. 

И вырастают беды… 
В этом уж знает толк 
Армия дармоедов, 
Кровососущих полк! 

24 декабря 2004


Пушкин

Что за прелесть этот Пушкин!.. 
Начитавшись вздору, кружкой 
Хорошо его черпнуть 
И душою отдохнуть! 

С графом Нулиным к кокетке, 
Трепеща, взойти, - как веткой 
Получить вдруг по щеке 
И… растаять вдалеке. 

Тихой осенью укрыться 
В славном Болдине, забыться 
Там - в оазисе своём, 
Только с Музою вдвоём. 

Кишинёвскую элиту 
Увидать, нещадно биту, 
Убедившись лишний раз: 
Элитарность - не про нас. 

Прочитать письмо Татьяны 
И, от счастья будто пьяным, 
К двери броситься бежать… 
Но такую - где сыскать? 

И с Балдой, чертей дурача, 
Довести попа до плача, 
И под жалкую мольбу 
Дать щелчка ему по лбу. 

И к разбитому корыту, 
Потеряв остатки прыти, 
Сесть, вздыхая: «Каб, да каб!..» - 
Все, мол, беды - из-за баб. 

Так, душою освежившись, 
Как росою вдруг умывшись, 
На свою взглянёшь беду 
В общем как на ерунду. 

И, к вселенскому позору, 
Поэтического вздору 
Двести лет - стряхнёшь как пыль, 
Говоря: «Лишь Пушкин - быль!» 

И, набравшись вдруг отваги, 
Разорвёшь свои бумаги, 
И решаешь: не писать, - 
Кто, мол, станет вздор читать? 

И откроешь снова томик… 
Как он чуден! Как он тонок! 
Он один такой! Один! 
Ай да Пушкин, сукин сын! 

14 декабря 2004


[Во избежание недоразумений (какие уже были!), напоминаю, что слова «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» говорил сам Пушкин, закончив одну из своих поэм, а может и других]

Новейшая демократия

«Бий жидів і москалів!» 
(Из надписей на 
российском консульстве 
во Львове в ноябре 2004) 
«Бий жидів і москалів!» - 
Пишет Львов, вернее, Львiв, 
Демократии новейшей 
Чудо-формулу открыв. 

Мэр законный вмиг смещён. 
Новый тут же окрещён, 
Демократией новейшей 
В узурпации прощён. 

Большинство в земле «торчит». 
Меньшинство «Ганьба!» кричит, 
Демократии новейшей 
На майдане суд вершит, 

Большинства права украв, 
Конституцию поправ, 
Демократией новейшей 
Доказав: лишь доллар прав. 

Вырастают, как грибы, 
Демократии рабы - 
Демократии новейшей, - 
Заклиная: «Бий їх! Бий!» 

Всё и вся, и всех предав, 
Рубль на доллар разменяв, 
Демократии новейшей 
Есть ещё один анклав. 

12 декабря 2004


Киевская революция

Герой убил дракона 
И влез на пьедестал, 
И, как во время Оно, 
Драконом тоже стал. 

Так рвут оковы почки, 
Безудержны, весной, 
Надеясь с новой строчки 
Начать роман лесной. 

Но, вызрев и листочки 
Чуть пролистав вперёд, 
Вдруг убедятся почки: 
Роман - всё тот же, тот!.. 

…Герой уже у трона! 
Ему уж невтерпёж! 
Уже с лицом дракона… 
Но всё же - как хорош! 

8 декабря 2004


***

Что ж за тоска!?. Всё, вроде, так, как прежде. 
Спешу, спешу вперёд по декабрю. 
Всё хорошо, как будто, и надежде 
Последних слов пока не говорю. 

Всё хорошо… Но что тоскою полнит 
И тихим ужасом сжимает грудь? 
И память ничего не хочет помнить, 
Что б вывело опять на светлый путь. 

Что было там, давно, - уже неправда. 
Улыбки искренней кривая тень 
Висит на мне, как щит с ворот Царьграда, 
И прикрывает нынешний мой день. 

Но что под ней? Под ней - тоска и ужас, 
Тоска и ужас, - просто, хоть кричи! 
Но так - нельзя. И вспоминаешь, тужась, 
Завет: таи, скрывайся и молчи! 

И, натянув дежурную улыбку, 
Таю, молчу, и - много говорю… 
А всё вокруг - так призрачно, так зыбко! 
И я бегу, бегу по декабрю… 

3 декабря 2004


Страдания стихотворца

Не изменилось ничего! 
Тираж в 16 тысяч 
Прошёл и канул… И кого 
Винить теперь иль высечь?!. 

А там - стихи мои! стихи - 
Красиво: к строчке строчка! 
16 тысяч - так тихи, 
И я - как в одиночке. 

А там так хвалят мой талант! 
Но, видно, мелким шрифтом, 
Раз не пришёл стоять отряд 
Поклонниц возле лифта. 

Прошла неделя, и газет 
16 тысяч снова 
Явились, так сказать, на свет… 
А дифирамбов - нет как нет, 
И ничего другого… 

27 ноября 2004


Дочке

Ах, как жаль мне тебя, моя дочка, 
Пусть и выросла ты на версту! 
Ты моя вся, как дерева почка, 
И боюсь: я в тебе прорасту. 

Так же ты непреклонно упряма 
И наотмашь всё бьёшь словом «Нет!» 
Так же слушать не хочешь ты маму, 
Да и я ль тебе - авторитет?.. 

Ах ты, молодость, молодость!.. Смыло, 
Как волной, её!.. Юность прошла 
В увлеченьях, в кумирах… А силам 
Мы ведь тоже не знали числа!.. 

Где теряется всё?.. Вдруг угасли 
Мир людской переделать мечты… 
Год мелькнул ли, мгновение, час ли - 
А уж выросла, дочка, и ты. 

И забыл я другие тревоги. 
Всех - не вытянуть мне нипочём. 
Лишь твою наблюдаю дорогу 
И подставить пытаюсь плечо. 

Но потуги мои покушеньем 
Числишь ты на суверенитет 
И свои слишком твёрдые мненья 
Защищаешь твердеющим «Нет!» 

Твой избранник - один и навеки, 
Лучше всех и красивее всех!.. 
Дай вам бог, чтоб он был человеком 
И когда минет время утех… 

…Юность - к жизни дальнейшей отстрочка, 
В ней идти порой, как по ножу… 
Ах, как жаль мне тебя, моя дочка! 
Но об этом я вслух не скажу… 

21 ноября 2004


Стихи в газете

Целый день ожидал дифирамбов. 
Целый вечер на каждый звонок 
Выбегал… Но… не прорвана дамба. 
Но… остался, как пень, одинок. 

Но… никто не заметил за торгом… 
И стихи мои в пол-полосы 
Не прочли, задыхаясь, с восторгом… 
А они были впрямь хороши!.. 

Правда, им далеко до кроссвордов, 
Анекдотов им не обойти, 
А воров криминальные морды, 
Как и в жизни, и здесь впереди. 

Но и так ведь - какая победа! 
Пусть бандит рядом, тут же кроссворд, 
Средь рекламно-продажного бреда 
Вдруг - стихи без каких-либо квот!.. 

Только кто же читать будет это?.. 
Сам, наверно, сто раз прочитал 
И, себя ощущая поэтом, 
Ждал весь день и весь вечер похвал… 

…Ладно! Жду ещё! Буду негордым! 
Пусть согнусь ожиданьем в дугу!.. 
Что стихи мои хуже кроссвордов 
Допустить я никак не могу!.. 

18 ноября 2004


Поэты и овал

Я с детства не любил овал! 
Я с детства угол рисовал! 
Павел Коган 

Я с детства полюбил овал… 
Наум Коржавин 
Тот с детства не любил овал; 
А тот - любил их с детства. 
Но каждый всё ж поэтом стал 
Фигуры той посредством. 

Тот - только угол воспевал; 
Тот - сплюснутому кругу 
Лишь дифирамбы создавал, 
Как божеству иль другу. 

Тот, что терпеть не мог изгиб, 
Не напечатал строчки, 
Хотя поэт был. Он погиб, 
Оставив лишь листочки. 

А тот, что обожал овал, 
Остался жив, но тоже 
Как будто вовсе не писал, 
Хотя писал он всё же. 

Но: тот - поэт, и тот - поэт, - 
Заметить можно смело, - 
И тот, что жив, и тот, что - нет… 
Знать, не в овале дело!.. 

…Кто в детстве угол иль овал 
Из нас, шутя, не рисовал! 

14 ноября 2004


***

Беден язык мой и как-то совсем не красив. 
Тянет на точность: технарская бродит закваска. 
А из красот - выделяется только курсив, 
И троеточьями строчки пестрят под завязку. 

Мыслить - одно, а другое - в словах передать. 
Да ещё так, чтоб звучало отменно красиво. 
Да ещё так, чтоб струилась в словах благодать 
Без многоточий на каждом шагу, без курсива. 

Дался сегодня мне этот несчастный курсив! 
Я ведь курсивом нечасто… почти не грешу. 
Просто рифмуется с словом «красиво», «красив», - 
Что за поэт буду я, если в стих не впишу! 

Есть ещё средства другие - их целый массив: 
Знак восклицанья, вопроса, ступеньками строчки… 
Но не спасает ничто, даже тот же курсив, 
Даже когда вместо слов многочисленны точки. 

Но что же делать поэту, свой плод доносив? 
Стих в оформленьи красивом увидеть не прочь я. 
И появляется вдруг в междусловьи курсив, 
И в междумысльях пестрят и пестрят многоточья. 

Я никогда в жизни не был ревнив и спесив, 
Но за свои постоять я готов мысли-клочья. 
Беден вот только язык. Но спасает курсив, 
И на местах лучших слов расцвели многоточья… 

13 ноября 2004


***

Моя Голгофа. 
Мой крестный путь. 
Опять и снова. 
Не продохнуть. 

На поруганье 
Иду к толпе. 
Стою под бранью. 
Один. В мольбе. 

Прошу облегчить 
Последний путь: 
Ничто не лечит 
Кривую суть. 

Но кто же вправе 
Суд отменить: 
Свою отраву 
По капле пить? 

И поднимаюсь. 
К версте верста 
Иду, сгибаясь, 
Путём Христа. 

9 ноября 2004


Осенний романс

Раскинув лапы, в парке ёлочки стоят - 
Все в жёлтых листьях, облетевших с тополей, 
Как будто девочки, решившие наряд 
Украсить свой, пока нет дома матерей. 

На шею - бусы, в уши - серьги, брошь - на грудь, 
На локоть - сумочка… Ну в общем, чем не дама? 
А если к зеркалу на каблуках шагнуть, - 
Чуть ниже ростом, а так - вылитая мама… 

Спешат девчонки быстро вырасти до мам. 
И это им, конечно, скоро удаётся. 
Но так ли счастье благосклонно к их домам? 
Оно, похоже, где-то в детстве остаётся… 

Девчонки милые! Счастливый свой наряд 
Желаю вам носить всегда - до зимних дней… 
Сестрёнки ваши в парке выстроились в ряд - 
В зелёных платьях в жёлтых листьях с тополей… 

30 октября 2004


Шизофренический сонет

Делаю вид, что живу… 
Тщательно лезвием бреясь, 
Делаю вид, что надеюсь 
Днём на приват-рандеву. 

Счастье, как прежде, зову, 
Даже себе не осмелясь, 
Вслух произнесть, будто ересь: 
Делаю вид, что живу. 

Кажется: «я» моих - два, 
Только одним - уж во рву, 
Все растранжирив слова, 

Я прорастаю в траву; 
Ну а другим - я едва 
Делаю вид, что живу. 

23 октября 2004


Встречи

Встречались мы когда-то во дворах, 
В песочницах выкапывая ямки… 
Потом, встречаясь тут же спозаранку, 
Шли в школу мы с портфелями в руках… 
И, разлетевшись, словно стая птах, 
Встречались на нечастых мы гулянках: 
На свадьбах, на крестинах, - ох! да ах!.. 
…Теперь, песочные разрушив замки, 
Встречаемся лишь на похоронах… 

19 октября 2004


Сонет о друзьях

«Общение - это поиск слабостей друг у друга» 
Юношеский афоризм 
Друзья садились мне на голову 
Всегда… О, тяжкая планида! 
Дружить, конечно, это здорово, - 
Я не открою Атлантиды! 

Но, то ли я наивен с виду, 
То ль слишком мягок, словно олово, 
Друзья садились мне на голову, 
А возражал - встречал обиду. 

Казалось, им в общеньи надо 
Лишь доказать моё ничтожество, 
И я от этого убожества 

Спешил избавиться в досаде… 
…Теперь скучаю в одиночестве: 
Никто на голову не сядет!.. 

16 октября 2004


Осень
Сонет

Лежат, побитые морозом, 
Листочки, листики, листы, 
И, поражён метаморфозой 
Извечной, вдруг застынешь ты, 

И, отрешась от суеты 
И от суровой жизни прозы, 
Взглянёшь вокруг, и выйдут слёзы 
От этой вечной красоты… 

…Спешим, бежим, проходим мимо… 
Ни вниз, ни в небо не взглянуть, 
Ни полной грудью не вздохнуть - 

Находим веские причины… 
И лишь к концу неотвратимо 
Торим бессмысленный свой путь… 

14 октября 2004


***

Клубочком, как шавка, свернусь на диване 
И тихо забудусь, как будто в нирване. 
Не хочется вовсе не то что вставать, 
Не хочется даже вот так вот лежать. 

И кажется мне, будто муха, отныне 
Я в липкой увяз навсегда паутине, 
И - доктор последних на свете наук - 
Пьёт кровь мою медленно чёрный паук. 

Он хватку ослабит свою временами, 
И я шевельну ненадолго руками, 
И что-то пытаюсь в ответ предпринять, 
Но, чёрный, впивается в тело опять. 

Он мой, он прирос, раз почувствовав слабость, 
И выпита им беспричинная радость, 
Когда-то полнящая сердце моё, 
Лишь тело как будто живёт - не своё. 

Лежу. Телевизор мигает экраном, 
Прельщая напрасно красивым дурманом. 
Я кнопки на пульте старательно жму, 
Но знаю: свою не покинуть тюрьму. 

Всё кончено. Дело за малым - за сроком, 
Когда лишь за телом придут ненароком. 
Тогда и откроется давний обман: 
Душа уж покинула этот диван. 

12 октября 2004


***

Я обиделся на весь мир, 
Но он этого не заметил. 
Каждый день в нём другой кумир, - 
Мне ли претендовать на это? 

Я и в прошлую бытность был 
Слишком скромным, чтоб отличаться; 
Обещал… Подавал… Да сплыл… 
Что ж на мир теперь обижаться! 

Он не любит голов, в тиши 
Молча зреющих в гениальность. 
Ах, спеши, молодой, спеши! 
Зазеваешься чуть, и - старость! 

Оглянёшься, а в жизни пир 
Правят внуки уже и дети. 
Обижаться начнёшь на мир, 
Но он этого не заметит. 

8 октября 2004


***

Какой-то чёрный-чёрный юмор: 
Я наяву, 
Хотя назад три года умер, 
Пока живу. 

Хожу и даже улыбаюсь 
Другим порой, 
Хотя давно уж обретаюсь 
В земле сырой. 

И даже строю, строю планы, 
Как дальше быть, 
Хотя и знаю: без обмана 
По ним не жить. 

Встаю утрами из могилы, 
Живым рядясь, 
И день тяну, от горькой были 
Отгородясь. 

А ночь приходит, - и в могилу 
Опять ложусь, 
К утру найду подняться силу - 
И вновь явлюсь. 

Но скоро вычерпать остатки 
Придётся мне, 
И не подняться, и остаться 
Лежать на дне. 

И скажут, может быть: он умер, 
Хотя не жил, 
И, словно ворон, чёрный юмор 
Над ним кружил. 

7 октября 2004


***

Как ни странно, а жизнь продолжается, 
Несмотря на сплошные прозрения 
В стариках: что, мол, всё повторяется 
И достойно всего лишь презрения. 

Так же в парках целуются парочки. 
Так же женщины, словно с арбузами, 
Ходят, новые пряча подарочки 
До поры под широкими блузами. 

Так же будут расти они, битые, 
В тех же шишках, что папы и мамы их, 
Открывая по-новой - открытое, 
Наступая на грабли те самые. 

Кто придумал игру эту глупую - 
Нас создав, разлагать вновь на атомы, 
И играет, меняя и путая 
Полководцев с простыми солдатами? 

Есть ли в этом какой-нибудь замысел? 
Очень хочется, но уж не верится, 
И, пожалуй, не стоит уж тратить сил, 
Чтобы в худшем ещё раз увериться. 

Ах, как трудно понять и поверить нам, 
Что и с нами плохое случается, 
Что и мир к нам повёрнут не передом, 
Что на нас ничего не кончается, 
Как ни странно, - и жизнь продолжается!.. 

1 октября 2004


Страна воров

Страна воров… От мала до велика 
Воруют все в тебе - и стар и млад… 
И кажется порою: ты велика 
Совсем не тем, о чём все говорят… 

Великая в веках литература!.. 
Златой, за ним - второй и третий век… 
Но воровская здесь твоя натура 
Проглядывает хитро из-под век… 

Великий космос! Первые, ну как же! 
Ну а потом всё как бы во-вторых… 
Украсть украли, как и раньше, так же, 
Но красть - похоже, в пользу до поры… 

Великая по площади?.. Большая 
По общему количеству людей?.. 
Загадочная будто бы душа, и 
Туманность неразгаданных идей?.. 

…Ты о великом самом разговоры 
Ведёшь, не уставая, все века… 
А граждане твои при этом - воры, - 
Страна воров, ты этим велика… 

23 сентября 2004


***

Хрустнула улитка под ногою… 
Так и время обошлось с тобою. 

Панцирь твой не выдержал напора 
Бесконечно длящегося спора. 

И лежишь ты, жалкий и забытый, 
Наступившим временем убитый. 

22 сентября 2004


Летняя картинка

Я видел розу летнюю в цвету 
Последнюю, - в ней будто билась кровь. 
И я сказал печально на ходу: 
В ней жизнь сама! Но ждёт уж рок, суров! 

Ни дуновенья не было в тот день, 
Лишь мимо в белых крыльях проплыла, 
Колебля воздух, бабочка, как тень, 
И цвет опал, и роза умерла. 

14 сентября 2004


Перевод стихотворения «Sommerbild» Фридриха Хеббеля (Friedrich Hebbel)

Издателям

«Очень искренно, но - увы…» 
«Ну подумайте чуточку сами!..» 
Ладно, хоть отвечаете вы, - 
Даже это сродни с чудесами! 

Бьюсь, как рыба на берегу, 
Голос мой никому не слышен; 
Это - всё, что пока берегу 
Из подаренного мне свыше. 

Так ли он наивен и прост? 
Как другими взглянуть глазами? 
Но не строится что-то мост, 
Неиздатели, между нами. 

Вы завалены, - не вздохнуть: 
Виршеписцев полна планета. 
Только в свалке ли этой путь 
Начинается для поэта?.. 

…Я не знаю, живьём дождусь 
Иль, как водится, лишь посмертно, 
Только вспомните вы, клянусь, 
Как попробовали на вкус 
Стих мой - между вторым и десертом… 

14 сентября 2004


К сожалению, я - не еврей!

К сожалению, я - не еврей, 
Хоть фамилией, кажется, вышел. 
Жаль, такое даётся лишь свыше! 
Ах, я был бы намного бодрей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Правда, дед мой как будто портняжил, 
А отец, хоть рабочим был даже, 
Как бы хобби имел - брадобрей… 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Правда, бизнес торговый имею, 
Но такой… просто тьфу! Не умею 
В деле этом быть гибче, хитрей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
И, хотя не совсем уж обижен, 
Стало б много понятней и ближе 
Всё! Я стал бы умней и мудрей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Улыбался б я чаще, наверно, 
И хоть как бы ни делали скверно, 
К окружающим был бы добрей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я бы стал музыкантом, быть может, 
А пока только с постною рожей 
На гитаре бренчу, - дуралей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я бы стал бы известным поэтом, 
И неважно бы было при этом, 
Что в стихах моих - ямб ли, хорей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я урезал бы личные траты, 
Я б на «Боинг» скопил из зарплаты 
И по миру скитался б быстрей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я боялся бы только щекотки. 
Я б купил для футбольной Чукотки 
Выдающихся богатырей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я бы ездил по белому свету. 
Стала домом моим бы планета. 
Я б нигде не бросал якорей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Будь им, был бы невеждой поныне: 
Я б не знал, что такое свинина; 
Я б жевал за обедом курей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Ведь во рту у меня - как в пустыне; 
Пища, непережёвана, стынет. 
Ах, будь им, с этим было б «о'кей»! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
И, наверное, так не напрасно. 
Ведь пугает порою ужасно 
Даже стрижка волос и ногтей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я б, устав, словно чёрт, от работы 
И дождавшись заветной субботы, 
Торопил бы её: поскорей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Ах, как всё стало б ясно при этом! 
Я б отсюда с последним приветом 
Смылся, скрылся, сбежал поскорей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Я б сбежал, если б службы «достали», 
И меня б безуспешно искали 
Под крылом у самих королей. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей, 
А какой-то не тот и не этот… 
Предки тоже гуляли по свету! 
Не у тех, правда, были дверей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
И теперь уж, наверно, не стану. 
Разве, правда, бумаги достану… 
Только вряд ли: быть надо шустрей! 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Не писал бы, а занялся делом, 
Потихоньку хотя бы, несмело, 
А потом всё смелей и смелей… 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Может, нации есть и покруче, - 
Стойка, неистребима, живуча, 
Есть одна, будто в поле пырей… 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
Скольких знаю - плохого не видел! 
Ни один, никогда не обидел! 
И считали других за людей!.. 
К сожалению, я - не еврей! 

К сожалению, я - не еврей! 
И хоть знаю: вы разные тоже, 
Я люблю ваши славные рожи! 
И звучит мой рефрен всё грустней: 
К сожалению, я - не еврей! 
К сожалению, я - не еврей!.. 

10 сентября 2004


Новейшая мудрость

В мозги к нам, как Феникс устойчива, 
Бездушна, груба, безымянна, 
Новейшая мудрость настойчиво, 
Безудержно лезет с экрана. 

Отвергнуты напрочь, непризваны, 
Оставлены классики нами, 
И мы говорим афоризмами 
Из пошлой и глупой рекламы. 

7 сентября 2004


Беслан

Бесланская бойня! 
Разрушены мифы! 
И в нашей обойме - 
Лишь клиники Склифа! 

А где же спецслужбы, 
Что часто, обильно, 
Победно и дружно 
Снимаются в фильмах? 

Где мудрые шефы? 
Где славная «Альфа»? 
И эти не дрейфят! 
Но так ли!.. Но разве?.. 

Но разве иначе 
Нельзя было в школе?!. 
Беслан горько плачет 
От горя и боли! 

Четыреста жизней! 
Расстрелянный праздник! - 
Живым укоризной: 
А так ли!.. А разве?.. 

А разве?.. А может!.. 
…И верилось в чудо; 
Надеялись: всё же 
И те - тоже люди. 

Но есть и средь Homo 
Безродна, безлица, 
Без сердца, без дома 
Порода - убийцы. 

С такими не надо 
Вести разговоры, 
Такие ведь рады 
Лишь плачу и горю. 

Мы верили стойко: 
Готовят - там знают! - 
Ответ им такой, как 
Они понимают. 

Но… вышло ужасно! 
Вернее - не вышло! 
Мы ищем напрасно 
Какого-то смысла! 

Ужасная бойня!.. 
…Уроки такие 
Ты ль снова спокойно 
Забудешь, Россия?! 

Уснёшь ли ты вновь 
Вся в оковах обмана, 
Забыв смерть и кровь, 
Смерть и ужас Беслана?!. 

5 сентября 2004


Первое сентября

Зацвело всё, запахло, кругом белизна, 
Будто вновь, в день один, наступила весна; 

Щебет, радостный звон, будто птичий, стоит. 
Это молодость наша по школам спешит! 

Это новая поросль, хоть осень грядёт, 
В ярких свежих цветах выступает вперёд! 

Как букеты стоит на линейках она, 
Будто вновь к нам сегодня вернулась весна. 

1 сентября 2004


***

Скажи мне хорошее слово, 
Пройдись, как бывало, рукой, 
И, может быть, стану я снова 
Тот прежний, другой, не такой; 

И, может быть, явятся силы 
Судьбу переделать всерьёз. 
Зря ль столько о прошлом пролили 
Мы, каждый в отдельности, слёз? 

Зря, что ли?.. Пора уж, пожалуй, 
Количеству их перейти 
В какое-то качество… Встали 
Законы на нашем пути. 

А может, повергнем основы: 
Пройдём той же самой рекой! 
Скажи лишь хорошее слово, 
Пройдись, как бывало, рукой… 

31 августа 2004


Астрологический этюд

Ты - Рак по гороскопу, 
Но - безобиден он, 
А кажется мне, что ты - 
Как будто Скорпион. 

Но - не самец, а - самка, 
Жестокая в любви: 
Супруг твой - в чёрной рамке, 
Клешни твои - в крови. 

Свои повадки знаешь: 
Сперва - любовь, потом - 
Меня ты пожираешь. 
Но - медленно, живьём; 

Мутация, наверно! 
Всегда есть что-то впрок: 
Чуть сделается скверно, 
А под клешнёй - кусок!… 

Со Знаками быть строже 
Решаю, озверев. 
Ведь как-никак я всё же 
Не Скорпион, а Лев! 

И малая букашка 
Жизнь превращает в ад! 
Нет, лучше Рак-милашка, 
Чтоб пятился назад, 

Когда я тихо рыкну… 
Ах, это давний сон! 
Никак я не привыкну, 
Что в доме - Скорпион… 

14 августа 2004


***

Всё! всё! всё! Жизнь кончена! - я знаю. 
Всё быстрее день спешит за днём. 
Я, как зомби, ем, встаю, гуляю, - 
И ни капли радости ни в чём! 

Всё вокруг постыло и отвратно! 
Лезет наглость с толстым кошельком… 
Я хочу в социализм обратно, 
Пусть с убогим общим котелком. 

Я хочу быть милого завода 
Винтиком, из тысячи одним. 
Я хочу авралов в конце года. 
Я хочу отгулов к выходным. 

Я хочу уйти в законный отпуск: 
Всё забыв, куда-нибудь махну! 
А в бюро в моей ячейке пропуск 
Полежит, пока я отдохну. 

Я бы съездил к матери в деревню. 
Ни таможен, к чёрту, ни границ! 
Не видать бы, словно монстров древних, 
Этих красных, злых и алчных лиц! 

Я хочу обед по расписанью: 
Очередь тарелками звенит!.. 
Я хотел бы в соцсоревнованьи 
Премию и вымпел получить! 

Я хочу большие выходные: 
Долгих-долгих, два предолгих дня! 
Заводчане, вправду как родные, 
Встретив, поприветствуют меня… 

Я хотел бы… Я хочу… Хочу ли? 
Кажется, уж больше не хочу!.. 
Никому, что было, не вернули… 
Никому возврат не по плечу… 

Прежний путь старательно обхаяв, 
Наглость прёт повсюду напролом… 
…Я, как зомби, ем, встаю, гуляю… 
День спешит, спешит, спешит за днём… 

13 августа 2004


***

Пятьдесят третий круг 
Жалкого бытия… 
Кто ты, усталый друг? 
Может быть, это - я? 

Кто ты - поник без сил, 
Тонет твоя ладья, 
Вёсла свои сложил? 
Может быть, это - я? 

Кто, будто среди льдин, 
Бьётся, кроша края, 
Словно торос, один? 
Может быть, это - я? 

Кто столько важных дел 
Метил свершить, снуя, 
Только вот не успел? 
Может быть, это - я? 

Кто был, как бог, любим, 
Радость вокруг творя, 
А теперь - нелюдим? 
Может быть, это - я? 

Я - это! я, я, я! 
Злой лишь во мне недуг, - 
С ним завершаю я 
Жалкого бытия 
Пятьдесят третий круг. 

9 августа 2004


***

Жду прихода первой строчки 
Снова, вроде 
Загулявшей поздно дочки, - 
Не приходит. 

Жду, неверием тяжёлым 
Наполняясь. 
Жду, умом напрасно квёлым 
Напрягаясь. 

Прозреваю в ожиданьи 
И тревоге: 
Видно, все мои страданья 
Впрямь от бога. 

Но - звонок! Ещё - не точка! 
Дверь открылась. 
Вот и дочка!.. Вот и строчка 
Появилась!.. 

7 августа 2004


О новых гвоздях

Гвозди б делать из этих людей: 
Крепче б не было в мире гвоздей. 
Н. С. Тихонов. «Баллада о гвоздях» 
Что-то не видно сегодня людей, 
Крепких, негнущихся, словно гвоздей. 

Может, повыбило их на войне?.. 
Может, такие сейчас не в цене?.. 

Только их подвиг - не подвиг уже… 
Подвиг - пред всеми пройтись неглиже. 

Подвиг - как баба, намазать лицо. 
Подвиг - сказать матерное словцо. 

А мужеложец - всегдашний изгой - 
Самый сегодняшний главный герой; 

Блеет он тонким своим голоском… 
Кажется, так бы и дал молотком - 

Как по гвоздю!.. Но из этих людей - 
Ни мужиков никаких, ни гвоздей!.. 

4 августа 2004


***

Мы с моей подружкой Валей 
Так вчера переживали! 
Нам такое рассказали 
   И клялись, что не обман! 

Будто все, - нас убеждали, - 
Все-все-все, и я, и Валя, 
Родились не как мы знали - 
   Не от пап и не от мам! 

В зоопарк мы побежали. 
Люди там толпой стояли, - 
Видно, всё им передали 
   Точно так же, как и нам. 

Мы кричали, мы визжали, 
На решётки мы влезали 
И камней перекидали 
   Внутрь, наверное, карман. 

Но ОНИ - не отвечали!.. 
Видно, просто не узнали! 
Или, может быть, мы с Валей - 
   Не от этих обезъян? 

30 июля 2004


Околокомпьютерный романс

Перечёркиваю, перечёркиваю, 
Удаляю из памяти прочь!.. 
Скоро, будто на мой монитор, на мою 
Жизнь - уляжется чёрная ночь. 

Оператор не станет меня оживлять, 
Поспешит, будто диск, заменить 
На другого, моложе, свежей, чтоб опять 
Поменять, если станет сбоить. 

Нет резона, нет смысла возиться с старьём, - 
Тормозит оно вечный прогресс; 
Хорошо, если станет хотя бы сырьём 
Для чего-то, пройдя через пресс. 

Я почти что готов превратиться в утиль. 
Всё мне - как в чёрно-белом кино. 
Перечёркнута быль… Превращается в пыль 
Всё, что смыслом казалось полно… 

28 июля 2004


***

Ненавижу эту землю, этот говор, 
Этот весь национальный колорит! 
Ненавижу этот рынок, этот город, 
Где прожить обманом каждый норовит! 

Ненавижу изо всех щелей ползущих 
Мелких хищников, не знающих преград, 
Ненавижу бесконечно что-то жрущих, 
Всё хватающих, всё тянущих подряд! 

Ненавижу, ненавижу, ненавижу 
Муравейник этот в проклятой стране! 
Не желаю, не стараюсь больше выжить 
В бесконечной и бессмысленной возне! 

Я хотел бы лишь на родину вернуться! 
Там - и воздух чище, и вода светлей, 
И, когда тебе навстречу улыбнутся, 
Знаешь, что не ждёт удар из-за плечей! 

Я хотел бы умереть в родной деревне, 
И, хоть бог всегда мне был не брат, не сват, 
Крест простой прошу поставить на горе мне, 
Там, где близкие умершие лежат. 

Может, всё же с ними сможет состояться 
Разговор, что не был начат никогда, 
И пойму, что надо было возвращаться 
Много раньше и не ехать никуда… 

…Ничего на свете нет родней и ближе 
Дома детства - там, на дальнем берегу!.. 
…Я себя бессильной злобой ненавижу, 
Что исправить ничего уж не могу… 

24 июля 2004


***

С каждым днём до гробовой доски 
Путь короче и яснее нам… 
Люди умирают от тоски 
По прошедшим лучшим временам. 

Люди умирают на Земле 
От своей ненужности живым… 
Длинными штрихами на челе 
Жизнь пером рисует роковым. 

Долгая печаль сквозит в глаэах, 
Безответный тянется вопрос, 
Будто в тех настенных образах, 
До которых, может, не дорос. 

Может, всё же что-то в этом есть? 
Так поверить хочется порой, 
Будто в том, чтоб на Земле отцвесть, 
Смысл какой-то есть ещё другой. 

Осыпаясь, вянут лепестки 
По простым законам мировым… 
Люди умирают от тоски, 
От своей ненужности живым… 

21 июля 2004


Мысли
Сонет

Высоких мыслей - нет. 
Заботы, деньги, боли, 
Зарвавшийся сосед, 
Поборы в средней школе 

И в высшей (правда, в доле 
Повыше…). Детский бред, 
Чтоб переделать свет, 
Уже не снится боле. 

Кормящий бизнес хил 
Настолько, что без сил 
Валишься. И нависли, 

Всё заслонив собой, 
Тяжёлой чередой 
Одни, как выжить, мысли. 

17 июля 2004


Быль-небыль

Раньше него созрела, 
Что-то в нём рассмотрела, 
Твёрдо внушить сумела 
   Себе, что пришла любовь. 
И, как в ночных страницах, 
Стал он отважный рыцарь 
И за любовь стал биться, 
   Хоть вовсе был не готов. 

Вряд ли он даже ведал, 
Что, только ею бредя, 
Он совершал победы, 
   Прекрасен, весёл, высок, 
Что, к ней любовью полный, 
К цели он шёл упорно, 
Что, взревновав, весь чёрный, 
   Хотел прострелить висок. 

Жив он остался чудом. 
Множились пересуды. 
И удивлялись люди. 
   Лишь он ничего не знал. 
Просто гулял с девчонкой 
В скучной своей сторонке, 
И невзначай ребёнка 
   Им случай наколдовал. 

Только не так всё было 
Пошленько и уныло. 
Ночь их побег укрыла 
   С венчаньем в урочный час. 
Вскачь умчались от стражи 
В огневом экипаже. 
Может, кто-то и скажет, 
   Что был там всего лишь ЗАГС. 

Был он примерным мужем. 
С рюмкою, правда, дружен 
И чуть-чуть-чуть недужен, 
   Зато (или это сон?): 
Ежедневно - с цветами, 
Еженощно - с стихами. 
Частыми ж синяками 
   Её награждал не он. 

Дружно, без укоризны, 
Как говорят, по жизни 
Шли они и отчизне 
   Взрастили двоих детей. 
Но, как обычно, сажей 
Всё завистники мажут: 
«Хуже не было, - скажут, - 
   Таких семейных сетей!» 

С ней он, случалось, дрался, 
А когда напивался, 
Так порой выражался, 
   Что прямо хоть стой, хоть сядь! 
А по другой легенде - 
Был благородным денди 
И не умел совсем-де 
   Ни драться и ни кричать. 

Так вот они и жили, 
Жили да не тужили, 
И вокруг говорили: 
   «А всё-таки есть любовь!» 
…Но и поныне споры 
Длятся: мол, просто вором 
Был он… и под забором… 
   …Ах, хватит! Довольно слов!.. 

…Правда где тут? Где - кривда? 
«Вряд ли у индивида 
Может быть столько видов!» - 
   Взовьётся иной знаток. 
…Опыт нам всё же кажет: 
Если рассказчик в раже, 
Каждый стать может даже, 
   Кем быть никогда не мог… 

17 июля 2004


***

День только начался, а я уже об отдыхе 
Мечтаю - и веду к нему обратный счёт. 
И мне в глаза смеясь, светило жжёт без продыху 
И по небу нарочно медленно ползёт. 

И знаю, что ничем особым не отметится 
Вечерний отдых, жданый прямо от утра, 
Что ничего уже мне нового не встретится. 
Да и зачем оно?.. Такая вот пора! 

Таков мой возраст, что уж нового не хочется. 
Забыться старым ждёт усталая душа 
И каждый вечер вновь в прошедшее уносится, 
Воспоминанья потихоньку вороша. 

Там ждут меня глаза, - в них только восхищение - 
Опять, опять, и вновь, и сколь угодно раз! 
И за любой мой грех там ждёт меня прощение, 
И полон счастья вновь прожитый каждый час. 

Но всё (да и мечты) когда-нибудь кончается, 
И переходит в сон в прошедшее улёт. 
И новый день опять упорно начинается. 
И я опять веду к концу обратный счёт. 

8 июля 2004


День - до вечера

День - до вечера. День - до вечера. 
Ночь - от вечера до утра. 
Будто кем-то она размечена 
И уходит - моя пора. 

Будто кто-то решил намеренно 
Сократить мой на свете путь, 
Чтоб туда, где ничто немерено, 
Поскорей ушёл отдохнуть. 

Чтоб напрасно ничем не мучился 
И не мучил ничем других… 
Жизнь - для тех лишь, кто не соскучился, 
Для весёлых и молодых. 

Жизнь - живых принимает сторону, 
И печален земной удел 
У того, кто впопад и вовремя 
Не свершил всех, что нужно, дел. 

Только к старости он опомнится, 
Что уходит его пора, 
Что быстрей день к закату клонится 
И что так коротка становится 
Ночь - от вечера до утра! 

25 июня 2004


***

Не хочется домой. 
И никуда не хочется. 
Мой дом уже не мой. 
Былое не воротится. 

А был ли он моим? 
Иль это только кажется? 
А может был чужим 
Всегда он и - останется? 

Один, всегда один 
Гуляю неприкаянный. 
Ненужный господин. 
Товарищ бывший пламенный. 

Вдруг выбросила жизнь 
С дороги на обочину. 
Поднялся, опершись 
На что-то в червоточине, 

На что-то, что никак 
Мне не приносит радости. 
Устал от вечных врак, 
От грязи и от гадости. 

Устал, что дальше жить 
Почти уже не хочется. 
И можно всё забыть. 
Былое не воротится. 

7 июня 2004


Моему «Фиату»

Ну что, «Фиат» мой, настоялся?.. 
Два года?.. Больше?.. Что ж ты, друг?.. 
Не я ль к тебе всегда касался 
Благоговейно!.. Что ж ты вдруг!.. 

Иль я тебя не мыл, не холил, 
Не красил битые бока?.. 
Стоишь теперь и лучшей доли 
Не ждёшь уже, наверняка? 

Тебя ль хоть раз я не заправил, 
Не смазал, масла не долил?.. 
Я лишь «шиповки» не поставил… 
И ты за то мне отомстил?.. 

Спасибо, что перевернулся 
Ты осторожно два раза, 
И что я цел домой вернулся, 
И не зашлись ничьи глаза! 

Ты пожалел меня, я знаю, 
На той дороге роковой. 
Но всё же я не понимаю, 
Чем провинился пред тобой? 

Всегда помыт, всегда ухожен… 
В то утро, правда, я спешил, 
Но путь мне не казался сложен. 
Туман был, правда, выше сил! 

Но - не впервые. Было надо. 
Асфальт надёжно вывозил. 
Я шёл не так, как за наградой, 
И там, где надо, тормозил. 

И кто же знал, что в той низине 
Намёрз ледок! Ну кто же знал! 
А я тебя, мою машину, 
Нарочно будто разогнал! 

Ты заюлил, не удержался… 
Мелькнуло лишь: «Ну всё! Привет!» 
Спасибо всё ж, что ты сорвался 
Не в правый, а в другой кювет! 

Там, справа, мощные деревья, 
Высокий склон… Ни я, ни ты 
Не жили б: не писал теперь я, 
И ты ушёл бы - на винты… 

Но ты сумел, ты оттолкнулся 
От огражденья в краткий миг - 
И мягко так перевернулся, 
И вот… тебе пишу я стих… 

Ты - не бездушная машина. 
Капот открывши, в гараже 
Зовёшь, как женщина мужчину, 
Меня два года ты уже. 

А я хожу, хожу, всё мимо, 
Пешком все ноги истоптал, 
И вряд ли скоро, обозримо, 
Тебя взведу на пьедестал… 

Прости, «Фиат», меня за это! 
Кураж я растерял с тех пор, 
Как ты меня едва со света 
Не сжил… Остался лишь укор, 

И жалости чуть-чуть осталось 
К нам молодым - тебе и мне… 
…А может, напрягёмся малость 
И будем снова  - «на коне»?!. 

28 мая 2004


Секрет разгадан

Секрет разгадан. Только поздно. 
Секрета нет. Насквозь до дна - 
Прозрачна и совсем безбожна - 
Натура женская видна. 

Кокетство, смены настроенья, 
Загадочно манящий взор - 
Всё только камни к построенью 
Семьи и дома. С давних пор. 

И мы, велениям послушны 
Неясных сил, бурлящих в нас, 
Бежим, наивны, простодушны, 
Покорены игрою глаз. 

Инстинкт обыденный природа 
В наряд прекрасный облекла. 
Работа продолженья рода 
Простая - вряд ли б нас влекла. 

Околдовать, забыть заставить 
Себя, призвание своё, 
И во главу угла поставить 
Одни лишь прихоти Её! 

Она ж, детей родивши с мукой, 
Потом всю жизнь мужчинам мстит: 
И лишь скандалами и скукой 
За свой обман благодарит. 

И вот былой сердечной раны 
Смешной покажется игра. 
Секрет разгадан. Только рано. 
С ним - умирать пришла пора. 

27 мая 2004


Сонет о прошлом

«Не ходи по старым адресам…» 
Е. Долматовский 
Не ходить по старым адресам 
Призывал твой друг тебя, Евгений. 
Был он несомненно просто гений, 
Друг твой этот, - убеждаюсь сам. 

С возрастом всё чаще к небесам 
Обращаем взор мы, и колени 
Преклоняем, и былые тени 
Кажутся сродни нам чудесам. 

Только к ним навстречу не спеши. 
Жизнь твоих героев изменила, 
И они не так уж хороши. 

А кого-то спрятала могила. 
Не звони туда и не пиши. 
Прошлое оставь таким, как было. 

22 мая 2004


Отец

Отец, мы так и не поговорили 
О главном, о тебе, и обо мне. 
Мы столько лет бок о бок, близко, жили, 
Но всё ж не стали близкими вполне. 

Тебя я помню что-то мастерящим. 
Мы с братом - под руками. Ты на нас 
Покрикиваешь часто… Только чаще 
Молчащим ты мне помнишься сейчас. 

Простые, односложные ответы… 
Ты будто в думу вечно погружён. 
А мы, готовые нашкодить дети, 
Вокруг толчёмся… Сладок этот сон! 

Всё, что умеем делать мы руками 
Сейчас, - заслуга всё-таки твоя. 
Не всё ж передаётся нам словами!.. 
О, сколько не сказали - ты, и я! 

Теперь уж поздно. Восемь лет с тобою 
За нас обоих, молча, говорю. 
При жизни не случилось нам… Порою 
Заплачу или от стыда горю. 

Я сам - отец, и дед уже, и те же 
Проблемы, хоть седая голова: 
Чем старше дети, тем всё реже, реже 
Находятся сердечные слова. 

Нет времени. Спешим, спешим куда-то. 
Куда? Зачем? А жизнь почти прошла. 
С детьми, и с мамой, и с далёким братом 
При случае лишь скажем: «Как дела?». 

У многих так?.. Мне кажется порою, 
Что мы одни живём вот так - вразброд - 
И следуем мы в этом за тобою, 
Отец… Не прав я?.. Кто ж тут разберёт? 

Винить кого-то просто: вот, мол, гены 
Являются причиной неудач, 
И если сын не стал хоть в чём-то гений, 
Отец виновен… Так вот. Плачь - не плачь. 

Мне горько, но почти таких претензий 
Читаю тень в наследников глазах: 
Ты - должен им - ни больше, и ни меньше! 
И ты - виновник в бедах и грехах! 

Я вспоминаю и свои обиды 
Тогдашние - на вас… Отец, прости! - 
Прошу сейчас. Ведь раньше с гордым видом 
И я молчал, и, как обычно, ты. 

Мы так с тобой и не поговорили 
О главном, обо мне, и о тебе… 
Кто знает, что важнее в этом мире?… 
…Я ж - благодарен за тебя судьбе. 

15 мая 2004


***

Умер тот, умер этот, 
Ну а тот превратился в бомжа. 
Вот - ещё одно лето, 
И весна - как она хороша! 

Отсинели сирени, 
И акаций уж близится срок. 
Упаду на колени, - 
Только где ты, всевидящий бог! 

Закричу от бессилья: 
Не вернуть, не исправить судьбу, 
Не расправить уж крылья, 
Не взлететь. Сил - едва на ходьбу. 

Поздно! Только потери 
Остаётся по пальцам считать: 
Не вошёл, не поверил, 
Не сказал, и уже - не сказать… 

Поздно! Скованный бытом 
По рукам, по ногам, по душе, 
Бьюсь в пространстве закрытом. 
Шанс единственный - в карандаше. 

И черкаю бумагу, 
Стерпит всё, как считают, она. 
Что осталась - отвагу 
И любовь - ей вверяю сполна. 

Для кого лишь, не знаю! 
Будут скомканы эти листки. 
Кто чужое читает!.. 
…Опадают цветов лепестки. 

Вот - ещё одно лето, 
И весна - как она хороша! 
Умер тот, умер этот, 
И не видно того уж бомжа… 

14 мая 2004


Жизнь - книга
Сонет

Жизнь - книга. В ней под красочной обложкой 
Вначале - только яркие страницы. 
Но ждут, всегда готовы проявиться, 
Листы другие - помрачней немножко. 

Читаем мы. Читают нас сторожко. 
И вот у нас уже - другие лица. 
Порой такая выпадет дорожка, 
Что легче просто взять и удавиться. 

И я свою уже кончаю книгу. 
Прочёл и вырвал лучшие листочки. 
Остались - чёрные. А вместо точки 
Увижу в эпилоге только фигу. 

Захлопнутый небрежною ладошкой, 
Закончусь я под выцветшей обложкой. 

9 мая 2004


Окопавшиеся в журналах
Сонет

Окопавшиеся в журналах, 
Публикующие себя, 
Словоблудьем своим анналы 
Исторические губя, 

Жаль мне вас: как же вы устали, 
О победах своих трубя! 
Скольких дружно вы освистали! 
Скольких славите, не любя! 

Ваши мнения, крепче стали, 
По выращиванью раба 
Сколько судеб перелистали, 
В ссылки, в тюрьмы их погребя! 

Говорят, вы другие стали… 
Как! горбатый - уж без горба? 

3 мая 2004


***

Купил - продал (тем лучше, чем дороже!), 
Продал - купил (дешевле - значит, класс!). 
Идут, бегут, в машинах едут - рожи: 
Рубли горят - в лице - на месте глаз. 

А жизнь - идёт, спешит, проходит мимо, 
И где-то ждёт уже конечный счёт, - 
И в нём учёт другой уже - не мнимый: 
Доход - не тот, да и расход - не тот. 

Но мы бежим, делами прикрывая 
Нас ждущую разгадку бытия; 
Мы в прятки с ней без устали играем: 
Не в этот раз! Не может быть! Не я! 

И, если вдруг пришлось остановиться, 
Задумавшись: куда же я бегу? - 
Стеной взойдут вокруг чужие лица, 
И каждое - принадлежит врагу. 

Они - судьбы посланники прямые, - 
Расслабился - так получай урок: 
Такие, даже числясь как живые, 
Взяты в учёт, и им назначен срок. 

Вот так и мне мой срок назначен, знаю, 
Но нет взглянуть вперёд открыто сил… 
И всё бегу, бегу, в игру играя: 
Купил - продал; и вновь: продал - купил. 

1 мая 2004


Одуванчик

Жёлтый одуванчик на столе 
Лепестки беспечно распустил, - 
Это значит, там - в родной земле - 
Час восхода солнца наступил. 

Одуванчик тянется к окну; 
Стебелёк натужно воду пьёт; 
И, наверно, кажется ему: 
Он в земле по-прежнему растёт. 

Но, к закату лепестки смежив, 
Он уснёт - теперь уж навсегда. 
Будто жил, хотя и не был жив; 
Будто цвёл, но не принёс плода. 

22 апреля 2004


***

«Не отобрали для печати 
Мы, к сожаленью, ничего…» - 
Который день хожу в печали 
От невезенья своего! 

Себя взбодрить пытаюсь шуткой: 
Мол, крепче тот, кого побьют, - 
И легче станет - на минутку, 
Но больше - тягостных минут! 

В чём дело?.. Строчек гениальных 
С десяток есть в моих стихах! 
Но почему ж «не отобрали»? 
Иль «пробежали» впопыхах? 

«А может?..» - И предположенье 
Одно приходит за другим; 
Толпу врагов воображенье 
Рисует, строгую - к чужим: 

Они - в журналах «окопались», 
Газеты их - не для чужих. 
Они отметить гениальность 
Всегда готовы… У своих. 

Они готовы с наслажденьем 
Прогнать с порога чужака. 
С чужими - крепче убежденья 
И твёрже бьющая рука. 

У них, наверно, даже Пушкин, 
Будь здесь, поэтом бы не стал: 
Его поэзия - игрушки; 
Другою - занят пьедестал. 

Бетонных рифм и мыслей рати - 
Везде… Из опытов его 
Не отобрали б для печати 
Они, конечно, ничего. 

16 апреля 2004


Не будите бомжей

Не будите бомжей, не трогайте! 
Пусть на тёплой земле полежат! 
Никого ведь они не трогают - 
Просто выпили чуть и спят. 

Сколько им тёплых дней осталося? - 
Может быть, это лето - и всё! 
Ведь и так через них промчалося, 
Раздавив, судьбы колесо. 

Так пускай хоть чуть-чуть понежатся, 
Позабывшись по-детски во сне!.. 
…Что-то часто теперь мерещиться 
Стал такой же конец и мне!.. 

Пусть бодрюсь и не пью я горькую 
И посматриваю свысока, 
Но - нет-нет, и - по строчкам шоркая, 
Вздрогнет вдруг невзначай рука. 

И они ведь - недавно, может быть - 
Шли, брезгливо косясь на таких, 
Грязных, с битой небритой рожею, 
А теперь вот - в когорте их. 

Вот и я теперь, как по лезвию, 
Между этим и тем прохожу… 
…Молодые, сильные, трезвые! 
Не будите бомжей, прошу! 

Не будите бомжей, не трогайте! 
Пусть на тёплой земле полежат! 
Лучше рядом, презрев все строгости, 
Положите чуть-чуть деньжат… 

8 апреля 2004


Женщина, море и Евтушенко

На лодке хлипкой 
(Дрожит перо!) 
На море влипли 
Аж пятеро: 

Король, культурник, 
Доцент, поэт 
И дама!.. Буря! 
Спасенья нет! 

Король пинг-понга 
Вспотел, хоть жми! 
Доцентик подло 
Поник плечьми! 

Культурник Миша 
Дрожит, как мышь!.. 
Но страха выше - 
Лишь двое! Лишь! 

Лишь та девчонка 
(Таких уж нет!) 
Да Евтушёнко - 
Большой поэт! 

Она, как гений, 
Веслом гребёт, 
А ей Евгений - 
Стихи поёт! 

Но - мало! мало! 
Жаль, ветер стих!.. 
…И всё же стало - 
На целый стих! 

6 апреля 2004


Написано по прочтениии стихотворения «Женщина и море» Е. Евтушенко.

***

Ты всё ждёшь. Только принц твой на белом коне 
Не приехал. И даже хотя бы пешком 
Не пришёл. И не вспомнил. Но кажется мне, 
Что он - был, и тебе хорошо он знаком. 

Он тебя, как принцессу, лелеять хотел. 
Но - другой рисовался тебе наяву. 
Он - был рядом. Но только средь будничных дел 
Так и не состоялось у вас рандеву. 

Он пытался, как мог, сам построить дворец, 
Чтоб в него поселить дорогую, любя. 
Но всегда находился другой молодец, 
Чей дворец был, конечно, достойней тебя. 

Он пытался творить. Он, пылая, слагал 
Оды, сплошь о любви, о тебе лишь стихи. 
Но всегда находился другой идеал, - 
Лишь ему ты прощала любые грехи. 

Он, углубившись в прозу, подходы искал: 
Стал добытчиком, как большинство мужиков. 
Но и этот, - казалось тебе, - не скакал 
Никогда на коне; принц - совсем не таков. 

Так и ищет твой взгляд - в далеке, в стороне, - 
Тот, что рядом, не может быть - принц и поэт. 
Ты всё ждёшь. Только принц твой на белом коне 
Не приедет уже. Ведь его уже - нет. 

4 апреля 2004


Молодые

Мы идём, взметая брызги, 
Под дождём; 
Оступясь, с весёлым визгом 
Упадём. 

Если молоды, не страшно 
И упасть! 
Ни невзгода не опасна, 
Ни напасть! 

Встанем, крепче от падений 
Становясь! 
Нам и горечь поражений 
Будет всласть! 

Без борьбы в пылу аншлага - 
Что за жизнь?! 
Мы - по краю! Шаг! Полшага! 
Берегись! 

Без оглядки мостик шаткий 
Перейдём! 
И за схваткой - только схватки 
Новой ждём! 

Нам успех и укоризна - 
Нипочём! 
Нам важней, чтоб было в жизни - 
Горячо! 

Тёплых мест, зарплат и пенсий - 
Мы не ждём! 
И идём, идём под песни - 
Под дождём. 

3 апреля 2004


***

На воре - вор! И сам уже привычно, 
Без угрызений, не своё беру. 
Не красть сегодня - просто неприлично! 
Крадущий - главный в жизненном пиру! 

Воруют всё - от спички до машины. 
Воруют все - и бомж, и президент. 
Как следствие (а может, как причина) 
Вора везде сопровождает мент. 

Конвой или секьюрити-охрана, - 
Какая разница?!. Чем больше ты украл, 
Тем больше охраняющих! И странен 
Другой для нас - ворующих - финал. 

А тех, кто внешне выглядит здоровым, 
Но не крадёт пока, таких и то - 
Воров потенциальных - участковый 
Хранит для больших уровнем ментов. 

А ангелы-хранители - средь первых 
Толкутся сами в воровском пиру. 
И нет средь них таких, в ком сдали нервы, 
Кто скажет вдруг: «Чужого - не беру!» 

Учёные! Мыслители! Поэты! 
Довольно! Хватит головы ломать 
О назначеньи!.. Ерунда всё это! 
Смысл жизни человека - воровать! 

28 марта 2004


VIP-персоны

На «Мерседесах» - ВИП-персоны; 
Охрана их почти выносит; 
Для них неведомы препоны, 
И ни о чём они не просят. 

А вот другие - тоже ВИПы, 
Коль взять по букве от названий; 
О них снимать не станут клипы: 
Нет ни чинов у них, ни званий. 

«В» - это наши ветераны; 
«И» - это наши инвалиды; 
«П» - (для кого-то - будто рана) 
Пенсионеры разных видов. 

Они - пешочком, на трамваях, 
В очередях, где как бы льготы. 
Они - страны фундамент (сваи, 
Почти ушедшие в болото). 

А наверху, как в море волны, 
Всегда и всем по горло сыты, 
Волнуются, собою полны, 
Персоны важные - элита! 

Они - готовы лезть из кожи! 
Новоиспеченное барство!.. 
Но я уверен всё же, всё же, 
Что не они страны богатство! 

…По настоящему богата 
Страна, где есть закон законов, 
Что лишь, когда старик, тогда ты - 
Особо важная персона! 

26 марта 2004


***

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели. 
С. П. Гудзенко. «Моё поколение» 
Вас не нужно жалеть. Да и вы ведь того не хотели. 
Вот и губим без жалости память ушедшей войны. 
Вас почти уже нет. Вас и после войны не жалели, 
Вас, собою удобривших землю великой страны. 

Только стала ли наша земля вашей жертвой добрее? 
Мы, шутя, продаём уходящих отцов ордена, 
И, как вы завещали, мы вас вообще не жалеем, 
Даже шутим порою: «Подумаешь, эта война! 

Лучше б сдались тогда, вот и жили теперь бы как немцы! 
Это что ж за победа, когда большинство - в нищете?» 
И бегут, и бегут победители-переселенцы 
К побеждённым в страну, будто к самой высокой мечте. 

Мы большую страну, за которую вы умирали, 
По клочкам и без боя раздали удельным князькам. 
Вашу память, глумясь, мы на звёздочках красных распяли, 
И, смеясь, продаём её вашим заклятым врагам. 

А по улицам нашим с приветствием «хайль» маршируют 
И со свастикой - наши, но будто чужие, юнцы… 
Где же мы проиграли, что «наци» победу пируют? 
Где же ваша победа? За что ж вы погибли, отцы? 

А из ваших врагов нам упорно рисуют героев, 
И растут обелиски глядевшим в прицелы на вас… 
Помню строгий завет, только всё-таки жаль мне порою 
Вас, не живших почти, молодыми ушедших от нас. 

Но вы правы: жалеть вас живым нам, наверно, не надо. 
Можно только о нас, о самих, о таких, пожалеть… 
Предающих отцов, продающих за деньги награды - 
Пожалейте вы нас… Ну а вас - мы не вправе жалеть. 

25 марта 2004


***

Не исправить уже, не исправить 
Ничего в нашей общей судьбе. 
И уже на любовь мы не вправе. 
Безразличны: ты - мне, я - тебе. 

По привычке встречаемся взглядом, 
Только счастье в глазах не горит… 
Жизнь запущенным кажется садом, 
Что плодов никому не дарит. 

Мы с тобой не живём - доживаем, 
Завершая земную юдоль, 
Будто вправду в театре играем, 
Исполняя привычную роль. 

И идёт день за днём, ночь за ночью, - 
Всё ясней их конец впереди… 
Прежних радостей - в памяти - клочья. 
Не буди их и не береди! 

Всё, что было, вернуться заставить 
Не по силам ни мне, ни тебе… 
Не исправить уже, не исправить 
Ничего в нашей общей судьбе… 

23 марта 2004


***

Ещё одна весна, 
Как надо, началась. 
Как будто ото сна 
Природа поднялась. 

Сошёл, растаяв, снег. 
А наверху в ветвях 
Звучит, как детский смех, 
Запев каких-то птах. 

Земля лежит черна. 
Уж пылится асфальт. 
Весна! Опять весна! 
Чудесный месяц март! 

Одёжку можно снять, 
Как кожу у змеи; 
Ах, если б можно взять 
И душу с ней сменить! 

Чтоб не было пустот, 
Зияющих до дна… 
…Ах, я уже не тот! 
И уж не та весна!.. 

19 марта 2004


***

За столом соберёмся 
На коротенький миг,  
И опять разбредёмся - 
Каждый прочь от других. 

Каждый - будто в скорлупку, 
Будто в панцирь глухой, 
И к себе - на минутку - 
Ни кого! ни ногой! 

И, недавно родные 
И с единой судьбой, 
Мы - чужей чем чужие, 
Лишь под крышей одной! 

Каждый вторит и вторит 
О себе об одном, 
И обид и укоров 
Разрастается ком… 

Что же с нами случилось? 
Для чего? Почему?.. 
Жизнь, как солнце, светилась, 
А теперь - как в дыму. 

Что же будет? Что дальше? 
Так и будем одни?.. 
Только жальше и жальше 
Уходящие дни! 

Их немного осталось 
Наших дней золотых… 
…За столом мы собрались, 
Как обычно, на миг… 

18 марта 2004


***

Исковерканные лица… 
Как их много, боже мой! 
Впору встать и помолиться, 
И уйти, уйти с сумой, 

И просить, просить прощенья 
Неизвестно у кого, 
Ждать, надеясь, возвращенья 
Счастья, счастья своего, 

Ясных глаз и светлых мыслей, 
И любви возврата ждать, - 
И уже иного смысла 
В этой жизни не искать. 

И тогда, возможно, биться 
Станет сердце, как весной!.. 
…Исковерканные лица!.. 
Как их много, боже мой!.. 

14 марта 2004


***

Одни враги, кругом одни враги! 
Куда ни глянь - стоят наизготовку. 
И среди них одни - особо ловки: 
Те, что недавно были дороги. 

У них - не дрогнет бьющая рука, 
Сомнений нет: а может быть не надо? 
Они не знают никакой пощады 
И бьют, и бьют, и бьют наверняка. 

Известно им, наперсникам моим, 
Что, тяжелы, мои поникли плечи, 
Что на удар ударом не отвечу, 
Тем более - по бывшим по своим. 

Они - по фронту, с флангов и в тылу, - 
Я окружён жестокими врагами, 
По большей части бывшими друзьями, 
Совсем недавно зваными к столу. 

Известны им все слабые места, - 
Они туда стараются ударить… 
И кажется порой, до этой свары 
Мы неспроста встречались, неспроста… 

Ищу напрасно дружеской руки, 
Ни в чьих глазах не увидать участья. 
Стоят стеной, - у них я в полной власти, - 
Одни враги… Кругом - одни враги… 

14 марта 2004


***

Вот выросли дочки, 
Но помнят одно лишь плохое… 
…На дереве почки 
Стреляют весенней красою; 

Им серость их веток - 
Докучна, порою - противна: 
«Ах, если б не эти… 
Летали, летали б мы дивно! 

Ах, бабочек вольных 
Судьба бесконечно прекрасна! 
Держать нас довольно! 
Пора!.. Неужели не ясно!..» 

И ветер сдувает 
Весенних цветов лепесточки… 
…Вот так вот бывает: 
Большими вдруг вырастут дочки, 

И нас осуждают, 
Блистая весенней красою, 
И всё забывают, 
И помнят одно лишь плохое… 

10 марта 2004


***

Окно напротив. Из-под занавески 
Наискосок - седая голова. 
Там - женщина… (Порой бывают резки, 
Простите, в адрес ваш мои слова!) 

Она весь день, бессменна, неподвижна 
И одинока, будто на посту, 
Глядит во двор, чужой пытаясь жизнью 
Своей заполнить жизни пустоту. 

Ты кто?.. Недавно девочкой беспечной 
Ты прыгала, от радости смеясь, 
А жизнь казалась сказкой бесконечной, 
Что только-только-только началась! 

Где всё?.. Девчонки прыгают другие, 
Визжа, - звенят в стекле их голоса… 
Ах! - вспомнятся денёчки золотые, 
Блеснёт и тихо скатится слеза… 

…Темнеет день. Но свет не зажигает 
В окне напротив женщина… Она 
Тускнеет и бесследно исчезает 
Навеки в бездне чёрного окна. 

5 марта 2004


Мальчик-гномик

Мальчик-гномик у подмёрзшей лужи, 
Как и я когда-то, каблуком 
Бьёт по льду. Урок ему - не нужен. 
Кто же ходит в школу прямиком! 

Громкий треск. Водою заплывает 
Белая лучистая звезда… 
Ах! такое только раз бывает 
И не повторится никогда! 

Ах, какое счастье! Под ногами 
Гнётся и потрескивает лёд! 
Мальчик-гномик движется кругами, 
Но - вперёд, но всё-таки вперёд! 

И до школы пара луж осталась, 
И, пока не начался урок, 
Надо их проверить… Только - жалость! - 
Вдруг звучит безжалостный звонок. 

Хватит совершать свои открытья! 
В строй! И - от звонка и до звонка!.. 
…Как мне жаль - порой готов завыть я! - 
То ль себя, а то ли - паренька… 

3 марта 2004


***

Утомил меня город, 
Даже мой небольшой. 
Каждый день мне он вторит: 
«Ты - чужой! Ты - чужой! 

Ты во мне - как южанин, 
В снег попавший зимой. 
Ты - не мой горожанин! 
Ты - не мой! Ты - не мой!» 

Так порой одиноко 
Среди тысяч, хоть вой! 
Бесконечно далёки!.. 
«Я - не твой! Я - не твой! 

В узких улицах тесно 
От твоих мелочей!..» 
Задыхаюсь от песни: 
«Я - ничей! Я - ничей!» 

29 февраля 2004


***

Снова - будто какой-то провал.
Жизнь и вправду - как по синусоиде. 
В столько дней - ни строки не сказал! - 
По такому печалюсь вот поводу. 

Каждый раз - снова кажется: всё! 
Исписался! закончился! скуксился! 
Но скрипит вновь судьбы колесо, 
Чтоб опять - и воспрял, и помучился. 

Только чаще - задержки в пути, 
Остановки по всякому поводу; 
Всё трудней на вершину взойти 
И продолжить свою синусоиду. 

Жизнь - как маятник: взлёт и - обвал; 
Без паденья - подъём не получится… 
…Афоризм вот, страдая, создал, - 
Что ж, за это не грех и помучиться! 

28 февраля 2004


Надоело
Сонет

Надоело - быть виноватым, 
И униженным вечно быть, 
И ходить, будто раб, горбатым 
От привычки, что будут бить, 

И пред важным ментом, пузатым, 
Ненавидимым, лебезить, 
И слепым умирать солдатом, 
Чтобы маршалам легче жить… 

Надоело!.. Но - звук!.. Привычно 
Я отпрядываю назад: 
Мимо, воя сиреной зычно, 
Мчится вдруг «Мерседесов» ряд, - 
В них избранники рока лично - 
Сквозь меня, развалясь, глядят… 

20 февраля 2004


За что?

За что?.. Никого не обидел 
Умышленно… Жил без греха 
Как будто… Но счастья не видел, 
И вряд ли увижу… Рука 

Судьбы осеняет незримо - 
И смелых, и тех, кто несмел; 
За что же дары её мимо 
Обходят мой скромный удел?.. 

За что?.. Где ж вы, высшие силы? 
И где справедливость от вас? 
За что мне сдаётся: могила - 
Единственный выход, - подчас?.. 

За что?.. Как умел, так работал; 
Не хапал, не жрал, и не грёб… 
За что же под старость заботой 
Отмечен, как шишкою в лоб?.. 

За что, для чего наказанья 
Назначил мне кто-то?.. И - кто?.. 
…Шли праведники на страданья, 
Святыми чтоб стать… Разве что! 

19 февраля 2004


***

Наверно всё же жить тогда на свете 
Не стоит дальше, если вновь и вновь 
К вам даже ваши собственные дети 
Открыто проявляют нелюбовь. 

13 февраля 2004


***

Я зациклился на обидах - 
Будто карты, тасую их. 
Взгляд скользит, на прекрасных видах 
Не задерживаясь на миг. 

Всё - в себе… Что когда-то было - 
Вновь, и вновь, и опять - живёт, 
Отнимая у жизни силы, 
Не давая глядеть вперёд. 

И ведь знаю, что не исправить 
Ничего в том, что было, мне, 
Но никак себя не избавить 
От копания в старине. 

Все обидчики - живы! живы! 
Даже те, кто давно ушёл! 
Из-за них - путь пошёл мой криво, 
Из-за них - мне нехорошо, 

Из-за них - мне доныне виден 
В каждом встреченном новом - враг! 
…Я зациклился на обидах 
И не выйду из них никак. 

12 февраля 2004


***

Стали вдруг отжившим поколеньем… 
За борт - все, кто не имеет сил 
Подгибать по-новому колени, 
Идеалов прежних не сносил. 

Чужды - эти хохмы, прибаутки, 
Бесконечный беспричинный смех, 
Грязные бессовестные шутки 
(Чем грязней - тем более успех!). 

Неужели мы такими были? 
Вспоминаю: нет! как будто, нет! 
Да, и мы безудержно шутили, 
Но какой-то оставляли свет - 

Свет, как говорят, в конце тоннеля… 
Или только кажется сейчас, 
Будто мы тогда не так взрослели, 
И обид не видели от нас 

Ставшие отжившим поколеньем?.. 
…Вот и наш приблизился черёд: 
Нас, как из поленницы поленья 
Время в топку жизни подаёт… 

7 февраля 2004


***

Есть вещи, за какие стыдно… 
До этих пор… Горит щека… 
Всё - как вчера… И так обидно, 
Что не исправить уж никак! 

Сказал не то, в себя не веря… 
А где кричать бы - промолчал… 
Открыл не те, что нужно, двери, 
А те, что надо бы, - не стал… 

Лицо в огне… Остепенился 
Как будто внешне с ходом лет, 
Но тот, ошибочный, не скрылся 
И шлёт из прошлого привет: 

«Не забывай своих ошибок!..» 
Они в тебя вросли, вросли, - 
И ты, под тяжким грузом гибок, 
Клонишься, гнёшься до земли… 

Что делать?!. Жить, - как ни обидно! - 
(Сдаётся жизни только трус!) 
И всё, за что доныне стыдно, 
Нести - как крест, как вечный груз… 

1 февраля 2004


***

Дать потомство и умереть, 
Завещав свой удел ему, - 
Вот такая вот просто смерть - 
Смысл единственный, смысл всему. 

Варианты как будто есть, 
Но итог для всего - один: 
В свет могильщиков произвесть, 
Будь ты червь или господин. 

И неважно: съедят живьём, 
Иль зароют под горький плач… 
Эту чашу мы дважды пьём: 
Молодой - старику - палач. 

Не печалься же: мудр творец, - 
Жизнь за гробом, конечно, есть; 
И естественный твой конец 
Для потомков - благая весть. 

1 февраля 2004


Хозяин
Сонет

Он один в нашем доме хозяин, 
Самый первый у нас по уму. 
Только утром откроет глаза он, - 
Все тотчас подбегают к нему. 

Всех рассудит - кто «против», кто «за» он; 
Всё распишет - «зачем», «почему»… 
От него отвернуться нельзя и 
Убежать, - он ведь главный в дому! 

Он - одна в нашем доме икона! 
Власть его - бесконечно сильна, 
И ему безоглядно, с поклоном, 
Подчиняется даже жена! 

Он у нас, будто в Турции визирь, 
Почитаем!.. Ведь он - телевизор! 

31 января 2004


С каждым годом

С каждым годом всё больше и больше красивых девчат 
Появляются и пробегают со взглядом насквозь; 
И настойчиво слышится голос подросших внучат: 
Ты, мол, дедушка, снова, как раньше, со временем врозь! 

С каждым годом становятся ночи и дни холодней 
И короче, как будто куда-то зачем-то спешат; 
И всё больше - счастливых, но ставших вчерашними - дней, 
И всё больше - ночей впереди, что приходом страшат! 

С каждым годом в душе - всё тревожней и всё тяжелей: 
От ошибок, от бед так и хочется всех оградить! 
Но смешны наши страхи для взрослыми ставших детей, - 
Их, как нас молодых, ничего на Земле не страшит! 

С каждым годом всё меньше и меньше надёжных друзей, - 
Кто ушёл в никуда, кто торит в одиночестве путь… 
Где вы? помните ль счастье прошедших немеряных дней? 
Или так же, как я, ждёте повода, чтоб отдохнуть? 

С каждым годом растут недостатки у нас всё сильней, 
А достоинств немнимых - хватает уж пальцев, чтоб счесть… 
Хорошо, если совесть осталась чиста в беге дней, 
И не в пятнах всё то, что когда-то звалось словом «честь». 

С каждым годом - обиды из мелких в большие растут, 
И ошибки любые возводятся в ранг роковых… 
Будто в чёрных очках проверяется пройденный путь, 
И клеймятся виновными все, кто не был в таковых… 

С каждым годом - бессмысленность жизни ясней и ясней, 
С каждым годом - мы словно готовим себя под венец, 
С каждым годом - мы с жизнью… мы будто прощаемся с ней, 
С каждым годом, и днём, и секундой - всё ближе конец… 

27 января 2004


Тянитолкай

Вон - собачий тянитолкай 
Упирается в восемь ног, - 
До весны ждать никак не мог! 
А сейчас ведь январь, не май! 

И морозец не так уж слаб! 
Но сильнее - любви экстаз: 
И скользя - гололёд сейчас! - 
Упираются восемь лап! 

В них - камнями кидают, и 
Лает хрипло собратьев хор, 
Будто каждому встал затор - 
В восемь лап - поперёк пути. 

Лишь поэт, что душой озяб, 
Встрепенётся вдруг: да! да! да! 
Жизнь не кончится никогда! 
Ведь за жизнь - целых восемь лап! 

17 января 2004


Всё - не так
Сонет

Всё - не так, всё - не в такт, всё - не вовремя. 
В одиночестве горьком - вишу, 
Будто плод перезревший, несорванный, 
И стихи в неизвестность пишу, 

И, волнуясь, неровно дышу, 
Как юнец… И, судьбою издёрганный, 
Как обычно - не в лад и не вовремя - 
У неё снисхожденья прошу. 

Только много молящих других - 
Своевременных, громких, спешащих 
И неровно, но сильно, дышащих - 
Заглушают мой слабенький стих. 

У меня ж, как всегда: всё - не так, 
Всё - не в лад, невпопад, и - не в такт. 

15 января 2004


О будущем

В. И. Бебелю
Я не планирую будущее… 
Так, кой-какие мечты 
Вроде бы всё же живут ещё, и 
Мне, словно к гробу цветы, 

Будут они, несвершённые, 
Видимо… Вот и весь план. 
Дни мои, где-то сочтённые, 
Кроет пока что туман. 

И не желаю я вехами 
Метить оставшийся путь. 
Мне б дотянуть человеком и 
В жизни иной отдохнуть. 

День завершаю усталостью 
В битве за хлеба кусок. 
Жив ещё! - этою малостью 
Счастлив, - трухлявый пенёк. 

Что тут?.. куда тут планировать? 
С богом - ещё один день! 
Только не надо утрировать: 
Это - усталость, не лень! 

Можно, конечно, попробовать 
Всё наперёд расписать: 
Пункты, подпункты, - до гроба их 
Строго сверяясь, считать. 

Только… Бог с ними - подпунктами! 
Катит на нас колесо 
С именем грозным - Фортуна. Мы 
Ждём: в этот раз - пронесёт!.. 

И… и проносит, случается… 
Только всё чаще теперь 
Хворостям путь открывается, 
Даже в закрытую дверь… 

Как тут!.. ну что тут планировать! 
Разве запишешь болезнь?.. 
Впору одно лишь муссировать: 
Спеть лебединую песнь, 

Если смогу… Вот - и буду с тем 
Двигаться как-то вперёд! 
Вот - мои планы о будущем, 
…Если оно меня ждёт. 

14 января 2004


Моя неделя

Я, в сущности, по понедельникам 
Являюсь беспечным бездельником, 
И, если куда выхожу, 
Не переступаю межу. 

В работу включаюсь по вторникам, 
Но, будучи всё же затворником, 
Я обществом не дорожу 
И часто домой ухожу. 

И в дни ниже среднего - средами - 
Я не отличаюсь победами, 
И - честно народу скажу! - 
Частенько в окошко гляжу. 

А долгими - в жизнь! - четвергами 
Хожу по квартире кругами 
И от вдохновенья дрожу, 
Но чаще - в диване лежу. 

Вот разве что где-то по пятницам, 
С дивана сорвав свою задницу, 
Энергией брызжа, хожу, 
Но глядь: вновь в диване лежу. 

И только одними субботами, 
Обуян земными заботами, 
Я часто в народ выхожу 
И даже в том смысл нахожу. 

А в светлые все воскресения 
Я жду от себя воскресения, 
И в небо с надеждой гляжу, 
И дома… сижу иль лежу. 

13 января 2004


Снег

Морозно. Снег глаза слепит. 
Иду, прищурясь, по дороге; 
И громко под ногой скрипит, 
Ворчит как-будто кто-то строгий. 

Но мне не страшен грозный скрип, - 
Ласкает ухо звук бодрящий; 
И сам я - чуточку охрип, 
Морозным воздухом дышащий. 

Урчат машины, потихоньку 
По снегу мимо проезжая, 
Скользя и рыская, вдогонку 
Рой снежных искр поднимая. 

Собачка резвая зарылась, 
Играя, в снег, - вот-вот вскочит! 
Земля как простыней укрылась, 
И снег, горя, глаза слепит. 

10 января 2004


***

…и, что голос имел, не узнал… 
В. Высоцкий 
Жил не там, где желал, 
Жил не так, как хотел. 
Слишком рано устал, 
Слишком поздно прозрел. 

И, что голос имел, 
Лишь беззубым узнал; 
Что-то будто бы спел, - 
Только кто же слыхал? 

Что-то вроде сказал, 
Упоительно смел, 
Только вновь опоздал: 
Кто-то раньше успел. 

И с судьбой перешёл 
Вовсе будто на ты, 
Только… поезд ушёл - 
У последней черты… 

10 января 2004


Тридцатилетняя война

Ну что ж! Тридцатилетняя война 
Закончилась… И - полным пораженьем… 
Поверженная в прах, глядит Она 
Теперь уж - с очень общим выраженьем. 

И Он - уж с прежним пылом не глядит. 
Всё - всё равно! И Он - повержен, сдался. 
Лишь мысль порой случайно удивит: 
За что? за что ж так долго он сражался? 

Ответа - нет… А может, за грехи 
Наложено такое наказанье, 
И вот теперь, когда глаза сухи, 
Откроется им правда о страданьи?.. 

…Хотя не всё же мрачно было так! 
И светлые бывали перемирья, 
И Он - наивный, может быть, чудак - 
Пытался всё-таки расправить крылья. 

Но бес уснувший возвращался вновь, 
И вновь страда у них возобновлялась, 
И удалялась в прошлое любовь, 
И ненависть, шагая, приближалась… 

И вот - дошла… Но как, но как мала! 
И как бессильна! Будто бы и нету! 
Все силы умертвила, забрала 
И молча ждёт последнего ответа… 

Зачем? За что? Кому была нужна 
Борьба, где судьбы только лишь ломались? 
Зачем тридцатилетняя война 
Закончилась?.. Уж лучше б продолжалась… 

7 января 2004


***

Жизнь наша - это миф, 
Что создаём мы сами, 
Свой образ возлюбив, 
Как тот - в старинной раме. 

И если нет любви 
Иль вдруг пришли сомненья, - 
Хоть бога призови, 
Не избежать паденья! 

Коль лепим образ мы 
Небрежными руками, 
Нет ни на ком вины, - 
Во всём виновны сами! 

И если вдруг себе 
Вы сами - не по нраву, 
Такой своей судьбе 
Лишь вам искать управу! 

Лепите образ вновь 
(Лишь стоит оглянуться!), 
Чтоб прежняя любовь 
Могла к нему вернуться! 

И, горести забыв 
(Их брать с собой не надо!), 
Творите жизни миф 
Самим себе в отраду! 

5 января 2004


Подробнее о своём:

Мои стихи, отношусь к которым в соответствии с названием страницы:

Всё то, что считаю хорошими стихами, - на следующих страницах:

Все мои стихи (включая даже баловство в несколько строк) в хронологическом порядке - на следующих страничках:

Ну и отсортированное по жанрам:

И, наконец, то, к чему отношусь абсолютно несерьёзно, но что делалось в своё время не без вдохновения:

И ещё. «Кликнув» «иконку» внизу, Вы попадёте на мою страницу на сайте Стихи.Ру

Виктор Пицман - автор электронного журнала Стихи.Ru