Главное меню

Николай Асеев, поэма «Чёрный принц»

Николай Асеев. Nikolai Aseyev

Биография и стихотворения Н. Асеева

Другие поэмы:

«Маяковский начинается»

«Свердловская буря»

«Лирическое отступление»

«Будённый»

«Чёрный принц»

«Чёрный принц»

Баллада об английском золоте,
затонувшем в 1854 году у входа
в бухту Балаклавы
1

Белые бивни
   бьют
   в ют. 
В шумную пену
   бушприт
   врыт. 
Вы говорите:
   шторм -
   вздор? 
Некогда длить
   спор!

Видите, в пальцы нам
   врос
   трос, 
так что и этот
   вопрос
   прост:
мало ли видел
   матрос
   гроз, - 
не покидал
   пост.

Даже и в самый
   глухой
   час 
ветер бы вынес
   слугой
   нас, 
выгнувши парус
   в тугой
   пляс, 
если б - не тот
   раз.

Слишком угрюмо
   выл
   вал…
Бурный у трюма
   был 
   бал… 
Море на клочья
   рвал
   шквал… 
Как удержать
   фал?

Но не от ветра
   скрипел
   брус, - 
глупый заладил
   припев
   трус: 
«Слишком тяжёлый
   у нас
   груз. 
Слышите стен
   хруст?»

Шкипер рванул его:
   «Брысь
   вниз. 
Будешь морочить нас
   правь
   вплавь. 
Слишком башку твою
   весь
   рейс 
клонит золота
   вес».

Этот в ответ:
   «Груз -
   сух, 
море - стекло,
   и циклон -
   глух, 
если ты в траверс
   чужих
   бухт 
станешь, как добрый
   друг.

Если ж пушечный
   рвёт
   рот 
тёплых и ласковых
   вод
   ход,- 
даже речной
   уведёт
   брод 
в чёрный
   водоворот.

Пороха с нами
   сто 
   тонн.
В золоте нашем
   злой
   звон. 
Тот, кто дрожа
   сторожит
   бастион,- 
тот же моряк
   он.

В тыл ему станет
   наш
   десант. 
Тени бредут
   редут
   спасать… 
Нет, если есть
   ещё
   небеса, 
наши слетят
   паруса».

Взрыв рук
   простёрт
   за борт. 
Тёмен
   восток
   и жесток. 
Бурей рангоут
   всклокочен
   в стог… 
А человек -
   листок.

Скалы видали
   в пяти
   шагах, 
как человечья
   тоска
   нага,
как человечья
   душа 
   строга
даже
   и у врага.

Белые бивни
   бьют
   в ют. 
В шумную пену
   бушприт
   врыт. 
Кто говорит:
   шторм -
   вздор, 
если утёс -
   в упор?!

2

Старая Англия,
   встань, грозна, 
В Чёрное море
   пошли грома. 
Станут русские
   твёрже знать 
мощь твоих
   плавучих громад.

Грянь канонадой
   в далёкий порт, 
круглые ядра
   на берег ринь. 
Семь вымпелов,
   наклоните борт. 
Стань в полукружье их,
   «Чёрный принц».

Золотом красным
   наполнен трюм.
Взвесил слитки
   лорд-казначей.
Много матросских
   суровых дум 
сдавит оно
   в черноте ночей.

«Чёрный принц»
   покидает рейд. 
Лорд-казначей
   отошёл ко сну. 
Сон его пучит
   клокастый бред: 
руки со дна
   берут казну.

Страшно в трюме
   горит заря. 
Ветер, что ли,
   трубит в жерло: 
«Дна не найдут
   твои якоря, 
канет в бездну
   тяжёлый лот».

Хриплый голос
   гремит сквозь сон: 
«Лорд-казначей,
   скажи жене, - 
скрыли под грузом
   моё лицо
восемьдесят
   саженей.

Лорд-казначей,
   я - не трус. 
Помни, помни,
   что я сказал, - 
сильные руки 
   подымут груз, 
бросят в лицо
   твоим внукам залп».

Лорд-казначей,
   не спи, не спи. 
Крепче в руке
   сжимай ключи. 
Будет Вестминстер
   в пыль разбит 
золотом, вставшим
   со дна пучин.

Станет луною
   сверкать гладь. 
Золотом будет
   звенеть стих. 
Это тяжёлая
   дней кладь 
гордых потомков
   потопит твоих».

С белой постели
   встаёт лорд. 
Окна в тумане
   мешают спать. 
Тих и спокоен
   безмолвный порт. 
Волны на Темзе
   не всхлынут вспять.

3

Белые бивни
   бьют
   в ют.
В шумную пену
   бушприт
   врыт. 
Вы говорите:
   шторм -
   вздор? 
Мало ль их было
   с тех пор?!

Месяца блеском
   облит
   мыс. 
Долго ли шли
   корабли
   вниз? 
Веет ли в Англии
   наш
   бриз, 
переходя
   в свист?

Гор гранитный
   кулак
   груб. 
Если скула
   о скалу -
   труп. 
Ласково стелется
   поутру
   дым 
из больших
   труб.

Мокрою крысой
   скользит
   кран. 
Долго лизать нам
   рубцы
   ран. 
Выйди же,
   лет прорезав
   туман, 
бриг из чужих
   стран!

Грохот подъёмных
   цепей,
   грянь. 
Прошлое тёмных
   зыбей,
   встань.
Всё просквози
   и промой
   всклянь, 
утра синяя
   рань.

Тот, кто погиб,
   нам
   не враг. 
Наши враги
   затаили
   страх. 
Видят: над зыбью
   утихших
   влаг 
вьётся советский
   флаг.

Это не только
   России
   цвет. 
Это - всем,
   кто увидел
   свет, 
всем, кто развеял
   клокастый
   бред 
ради алеющих
   лет.

Кончен спор
   дублона
   с рублём. 
Ветер в песню
   навеки
   влюблён. 
Пойте ж эту
   над кораблём 
каждый в сердце
   своём!

1923