Главное меню

Роберт Рождественский, цикл «Алёшкины мысли»

Роберт Рождественский. Robert Rozhdestwensky

Биография и стихотворения Р. Рождественского

Поэмы:

«Ожидание (монолог женщины)»

«210 шагов»

«Посвящение»

«До твоего прихода»

«Поэма о разных точках зрения»

«Письмо в тридцатый век»

«Реквием»

Моя любовь

«Алёшкины мысли»

Алёшкины мысли

внуку Алексею 

Стихи эти родились не так давно. Родились после того, как у меня появился внук. Назвали его Алёшей, и он сразу же стал самым главным человеком в нашей большой семье.

Конечно, сначала он, как и все дети, ничего не говорил. Только плакал иногда, а ещё – улыбался. Но пришло время, и однажды он произнёс слово «мама». Потом – «дай». Потом – «папа», «баба», «деда».

«Деда» – это я.

Но говорил он до поры не слишком много. И я его понимаю, ведь настоящие мужчины, в отличие от настоящих женщин, говорят лишь тогда, когда им есть что сказать.

Так что Алёшка больше ползал, пыхтел, что-то строил из кубиков, а чаще всего просто сидел, внимательно смотрел вокруг и думал. Думал много, хмурился и улыбался своим мыслям, однако выразить их, конечно, ещё не умел, не мог. Вот тогда-то я и решил помочь ему, – написать стихи от его имени.

Можно считать, что эти стихи мы сочинили вдвоём, чётко распределив свои обязанности: Алёшка – думал, а я – писал.

1

Значит, так:
             завтра нужно ежа отыскать,
до калитки на левой ноге проскакать,
и обратно - на правой ноге - до крыльца,
макаронину спрятать в карман
                             (для скворца!),
с лягушонком по-ихнему поговорить,
дверь в сарай
              самому попытаться открыть,
повстречаться, побыть
                      с дождевым червяком, -
он под камнем живёт,
                     я давно с ним знаком…
Нужно столько узнать,
                      нужно столько успеть!
А ещё -
        покричать, посмеяться, попеть!
После
вылепить из пластилина коня…

Так что вы разбудите пораньше
меня!


2

Это ж интересно прямо: 
значит, у мамы есть мама?! 
И у этой мамы - мама?! 
И у папы - тоже мама?! 
Ну, куда не погляжу, 
всюду мамы, 
            мамы, 
                  мамы! 
Это ж интересно прямо!… 

А я опять 
один сижу. 


3

Если папа бы раз в день 
                        залезал бы под диван, 
если мама бы раз в день бы 
                           залезала под диван, 
если бабушка раз в день бы 
                           залезала под диван, 
то узнали бы, 
как это интересно!! 


4

Мне на месте не сидится. 
Мне - бежится! 
               Мне - кричится! 
Мне - играется, 
                рисуется, 
лазается и танцуется! 
Вертится, 
ногами дрыгается, 
ползается и подпрыгивается. 

Мне - кривляется, 
                  дурачится, 
улыбается и плачется, 
ёрзается и поётся, 
падается 
и встаётся! 
Лично 
      и со всеми вместе 
к небу 
хочется взлететь! 
Не сидится мне 
               на месте… 
А чего на нём 
сидеть?! 


5

«Комары-комары-комарики, 
не кусайте меня! 
                 Я же - маленький!..» 
Но летят они, 
и жужжат они: 
«Сильно сладкий ты… 
                      Извини». 


6

Со мною бабушка моя, 
и, значит, главный в доме - 
                            я!.. 
Шкафы мне можно открывать, 
цветы кефиром поливать, 
играть подушкою в футбол 
и полотенцем чистить пол. 
Могу я есть руками торт, 
нарочно 
хлопать дверью!.. 

А с мамой 
          это не пройдёт. 
Я уже проверил. 


7

Я иду по хрустящему гравию 
и тащу два батона торжественно. 
У меня и у папы правило: 
помогать 
этим слабым женщинам. 
От рождения 
            крест наш таков… 
Что они без нас - 
мужиков! 


8

Пока меня не было, 
                   взрослые 
чего только не придумали! 
Придумали снег  
               с морозами, 
придумали море 
               с дюнами. 
Придумали кашу вкусную, 
ванну 
      и мыло пенное. 
Придумали песню грустную, 
которая - 
колыбельная. 
И хлеб с поджаристой коркою! 
И ёлку 
в конце декабря!.. 

Вот только 
           лекарства горькие 
они придумали 
зря! 


9

Мой папа большой,
                  мне спокойно с ним,
мы под небом шагаем
                    всё дальше и дальше…

Я когда-нибудь
               тоже стану большим.
Как небо.
А может, как папа даже!


10

Все меня настырно учат - 
от зари и до зари: 
«Это - мама… 
               Это - туча… 
Это - ложка… 
Повтори!..» 
Ну, а я в ответ молчу. 
Или - изредка - мычу. 
Говорить я 
           не у-ме-ю, 
а не то что - 
не хочу… 

Только это всё - до срока! 
День придёт, 
             чего скрывать, - 
буду я ходить 
и громко 
всё на свете 
             называть! 
Назову я птицей - птицу, 
дымом - дым, 
травой- траву. 
И горчицею - горчицу, 
вспомнив, 
          сразу назову!… 
Назову я домом - дом, 
маму - мамой, 
ложку - ложкой… 

«Помолчал бы ты немножко!..» - 
сами скажете 
потом. 


11

Мне сегодня засыпается 
                       не очень. 
Темнота в окно крадётся сквозь кусты. 
Каждый вечер 
             солнце прячется от ночи… 
Может, 
       тоже боится 
темноты? 


12

Собака меня толкнула, 
и я 
    собаку толкнул. 
Собака меня лизнула, 
и я 
    собаку лизнул. 
Собака вздохнула громко. 

А я 
    собаку погладил, 
щекою прижался к собаке, 
задумался 
и уснул. 


13

В сарай, где нету света, 
                         я храбро заходил! 
Ворону со двора 
                прогнал отважно!.. 
Но вдруг приснилось ночью, 
                           что я 
                                 совсем один. 
И я заплакал. 
Так мне стало страшно. 


14

Очень толстую книгу сейчас я, 
попыхтев, 
разобрал на части. 
Вместо книги толстой 
                     возник 
целый поезд 
из тоненьких книг!.. 

У меня, 
        когда книги читаются, 
почему-то всегда разлетаются. 


15

Я себя испытываю - 
родителей 
воспитываю. 

«Сиди!..» - 
            а я встаю. 
«Не пой!..» - 
              а я пою.
«Молчи!..» - 
             а я кричу. 
«Нельзя!..» - 
              а я хо-чу-у!! 
После этого всего 
в дому 
что-то нарастает… 

Любопытно, 
           кто кого 
в результате воспитает? 


16

Вся жизнь моя (буквально вся!) 
пока что - 
из одних «нельзя»! 
Нельзя крутить собаке хвост, 
нельзя из книжек строить мост 
(а может, даже - замок 
из книжек 
толстых самых!) 

Кран у плиты нельзя вертеть, 
на подоконнике сидеть, 
рукой огня касаться, 
ну, и ещё - кусаться. 

Нельзя солонку в чай бросать, 
нельзя на скатерти писать, 
грызть грязную морковку 
и открывать духовку. 
Чинить электропровода 
(пусть даже осторожно)… 

Ух, я вам покажу, когда 
всё-всё 
        мне будет можно! 


17

Жду 
    уже четыре дня, 
кто бы мне ответил: 
где я был, 
           когда меня 
не было 
на свете? 


18

Есть такое слово - 
                   «горячо!» 
Надо дуть, 
           когда горячо, 
и не подходить  
               к горячо. 
Чайник зашумел - 
                 горячо! 
Пироги в духовке - 
                   горячо!.. 
Над тарелкой пар - 
                   горячо!.. 

…А «тепло» - 
это мамино плечо. 


19

Высоко на небе - 
                 туча, 
чуть пониже тучи - 
                   птица, 
а еще пониже - 
               белка, 
и совсем пониже - 
                  я… 
Эх бы, прыгнуть 
                выше белки! 
А потом бы - 
             выше птицы! 
А потом бы - 
             выше тучи! 
И оттуда крикнуть: 
«Э-э-э-эй!!» 


20

Приехали гости. 
Я весел и рад. 
Пьют чай 
         эти гости, 
едят мармелад. 
Но мне не дают 
мармелада. 

… Не хочется плакать, 
                        а - 
надо! 


21

Эта песенка проста: 
жили-были два кота - 
чёрный кот и белый кот - 
в нашем доме. 
Вот. 

Эта песенка проста: 
как-то ночью два кота - 
чёрный кот и белый кот - 
убежали! 
Вот. 

Эта песенка проста: 
верю я, что два кота - 
чёрный кот и белый кот - 
к нам вернутся! 
Вот. 


22

Ничего в тарелке не осталось. 
Пообедал я. 
            Сижу. Молчу. 
Как же это мама догадалась, 
что теперь я 
только спать хочу?! 


23

Дождик бежит по траве 
с радугой 
          на голове! 
Дождика я не боюсь, 
весело мне, 
я смеюсь! 
Трогаю дождик рукой: 
«Здравствуй! 
             Так вот ты какой!…» 
Мокрую глажу траву… 

Мне хорошо! 
Я - живу. 


24

Да, некоторые слова 
легко 
запоминаются. 
К примеру, 
           есть одна трава, - 
крапивой 
называется… 

Эту 
    вредную траву 
я, как вспомню, 
так реву! 


25

Эта зелень до самых небес 
называется тихо: 
                 Лес-с-с… 
Эта ягода слаще всего 
называется громко: 
                   О-о-о! 
А вот это косматое, 
                    чёрное 
(говорят, 
что очень учёное), 
растянувшееся среди трав, 
называется просто: 
                   Ав! 


26

Я только что с постели встал 
и чувствую: 
            уже устал!! 
Устал всерьёз, а не слегка. 
Устала 
       правая щека, 
плечо устало, 
голова… 

Я даже заревел сперва! 
Потом, подумав, 
                перестал: 
да это же я спать 
устал! 


27

Я, наверно, жить спешу, - 
бабушка права. 
Я уже произношу 
разные 
       слова. 
Только я их сокращаю, 
сокращаю, 
упрощаю: 
до свиданья - 
              «данья», 
машина - 
         «сина», 
большое - 
          «шое», 
спасибо - 
          «сиба»… 

Гости к нам вчера пришли, 
я был одет красиво. 
Гостей я встретил и сказал: 
«Данья!.. 
Шое сиба!..» 


28

Я вспоминал сегодня прошлое. 
И вот о чём 
            подумал я: 
конечно, 
мамы все - хорошие. 
Но только лучше всех - 
                       моя! 


29

Виноград я ем, 
               уверенно держу его в горсти. 
Просит мама, 
просит папа, 
просит тетя: 
             «Угости!…» 
Я стараюсь их не слышать, 
                          мне их слышать не резон. 
«Да неужто наш Алёша - жадный?! 
                                Ах, какой позор!..» 
Я не жадный, я не жадный, 
                          у меня в душе разлад. 
Я не жадный! 
Но попался очень вкусный виноград!.. 
Я ни капельки не жадный! 
                         Но сперва наемся сам… 
…Если что-нибудь останется, 
я всё другим отдам! 

1989