Главное меню

Сергей Чекмарёв

Чекмарёв Сергей Иванович [31 декабря 1909 (13 января 1910), Москва - 11 мая 1933, около деревни Ада-Байта, Зианчуринский район Башкортостана], русский поэт.
Сергей Чекмарёв. Serge Chekmarev

В стихах, письмах, дневниках (опубликованы в 1956-57) - настроения молодежи начала 30-х годов.

Подробнее

Фотогалерея (2)

Стихи (3):

Размышления на станции Карталы

И вот я, поэт, почитатель Фета, 
Вхожу на станцию Карталы, 
Раскрываю двери буфета, 
Молча оглядываю столы. 

Ночь. Ползут потихоньку стрелки. 
Часы говорят: «Ску-чай, ску-чай». 
Тихо позванивают тарелки, 
И лениво дымится чай. 

Что же! Чай густой и горячий. 
Лэкин карманда акса юк! 
В переводе на русский это значит, 
Что деньгам приходит каюк. 

Куда ни взглянешь - одно и то же: 
Сидят пассажиры с лицами сов. 
Но что же делать? Делать что же?… 
Как убить восемнадцать часов? 

И вот я вытаскиваю бумагу, 
Я карандаш в руках верчу, 
Подобно египетскому магу, 
Знаки таинственные черчу. 

Чем сидеть, уподобясь полену, 
Или по залу в тоске бродить, 
Может быть, огненную поэму 
Мне удастся сейчас родить. 

Вон гражданка сидит с корзиной - 
Из-под шапки русая прядь, - 
Я назову её, скажем, Зиной 
И заставлю любить и страдать. 

Да, страдать, на акацию глядя, 
Довольно душистую к тому ж… 
А вон тот свирепый усатый дядя 
И будет её злополучный муж. 

Вы поглядите, как он уселся! 
Разве в лице его виден ум? 
Он не поймёт её пылкого сердца, 
Её благородной… Но что за шум? 

Что случилось? Люди свирепо 
Хватают корзины и бегут, 
Потом зажигается много света, 
Потом раздаётся какой-то гуд. 

И вот, промчав сквозь овраги и горы, 
Разгоняя ночей тоску, 
Останавливается скорый - 
Из Магнитогорска в Москву. 

Чтоб описать, как народ садится, 
Как напирает и мнёт бока, 
Конечно, перо моё не годится, 
Да и талант маловат пока. 

Мне ведь не холодно и не больно 
Они уезжают, ну и пусть! 
Отчего же в душе невольно 
Начинает сгущаться грусть? 

Поезд стоит усталый, рыжий, 
Напоминающий лису. 
Я подхожу к нему поближе, 
Прямо к самому колесу. 

Я говорю ему: - Как здоровье? 
Здравствуй, товарищ паровоз!! 
Я заплатил бы своею кровью 
Сколько следует за провоз. 

Я говорю ему: - Послушай 
И пойми, товарищ состав! 
У меня болят от мороза уши, 
Ноет от холода каждый сустав. 

Послушай, друг, мне уже надоело 
Ездить по степи вперёд-назад, 
Чтобы мне вьюга щёки ела, 
Ветер выхлёстывал глаза. 

Жить зимою и летом в стаде, 
За каждую тёлку отвечать. 
В конце концов, всего не наладить, 
Всех буранов не перекричать. 

Мне глаза залепила вьюга, 
Мне надоело жить в грязи. 
И как товарища, как друга 
Я прошу тебя: отвези! 

Ты отвези меня в ту столицу, 
О которой весь мир говорит, 
Где электричеством жизнь струится, 
Сотнями тысяч огней горит. 

Возьми с собой, и в эту субботу 
Меня уже встретит московский перрон, 
И разве я не найду работу 
Где-нибудь в тресте скрипеть пером? 

Я не вставал бы утром рано, 
Я прочитал бы книжек тьму, 
А вечером шёл бы в зал с экраном, 
В его волшебную полутьму. 

Я в волейбол играл бы летом 
И только бы песни пел, как чиж… 
Что ты скажешь, состав, на это? 
Неужели ты промолчишь? 

Что? Распахиваешь ты двери? 
Но, товарищ, ведь я шучу! 
Я уехать с тобой не намерен, 
Я уехать с тобой не хочу. 

Я знаю: я нужен степи до зарезу, 
Здесь идут пятилетки года. 
И если в поезд сейчас я залезу, 
Что же будет со степью тогда? 

Но нет, пожалуй, это неверно, 
Я, пожалуй, немного лгу. 
Она без меня проживёт, наверно, - 
Это я без неё не могу. 

У меня никогда не хватит духу - 
Ни сердце, ни совесть мне не велят 
Покинуть степи, гурты, Гнедуху 
И голубые глаза телят. 

Ну так что же! Ведь мы не на юге. 
Холод, злися! Буран, крути! 
Всё равно, сквозь завесу вьюги 
Я разгляжу свои пути. 

?


***

Пушистый снег, 
Пушистый снег, 
Пушистый снег валится, 
Несутся сани, как во сне, 
И всё в глазах двоится. 
Вот сосенки, 
Вот сосенки, 
Вот сосенки направо, 
А ты грустишь о Тосеньке… 
Какой чудак ты, право! 
А ну пугни, 
А ну пугни, 
А ну пугни Гнедуху! 
Пониже голову пригни, 
Помчимся что есть духу. 
Ведь хорошо, 
Ведь хорошо, 
Ведь хорошо в снегу быть, - 
Осыпал белый порошок 
Твои глаза и губы. 
На сердце снег, 
На сердце снег, 
На сердце снег садится. 
Храни в груди весёлый смех, 
Он в жизни пригодится! 

?


В пути

Сегодня вьюга бесится, 
     ехать не велит, 
Мерин мой игреневый 
     ушами шевелит. 

- Ты что, овёс-то даром ел 
     по целому мешку? 
Давай, давай прокатимся 
     по белому снежку! 

Чтобы глаза заискрились, 
     чтоб ветер щёки жёг, 
Чтобы снежинки вихрились 
     в переплетеньях ног… 

Кого, скажи, пугаешь ты, 
     косматая метель? 
Мы все здесь люди взрослые, 
     нет маленьких детей. 

Нам всё равно, голубушка, 
     хоть вой ты иль не вой, - 
Твой голосок пронзительный 
     мы слышим не впервой. 

Среди снежинок шёлковых, 
     в нагроможденье скал, 
Я только здесь нашёл себе, 
     чего всю жизнь искал… 

Ты что прижался, слушаешь, 
     мерин, мою речь? 
А ну, рвани как бешеный 
     метелице навстречь! 

Я всё-таки, товарищи, 
     жалею горожан: 
Стоят машины сложные 
     у них по гаражам. 

Там иглы, карбюраторы, 
     и чёрт их разберёт! 
А мы помашем палкою - 
     и движемся вперёд. 

Скорость, направление 
     и качество езды 
Легко мы регулируем 
     при помощи узды. 

Тяжёлое чудовище, 
     пузатый автобУс, 
Он был бы здесь, в ущелиях, 
     обузой из обуз. 

Скажи мне: он проехал бы, 
     ну, вот на этот стог? 
Конечно, не проехал бы, 
     он сразу тут бы сдох! 

А с поршнями и кольцами 
     возился человек, 
Он не смыкал над книгами 
     своих усталых век. 

Он думал над машинами 
     десятки тысяч лет… 
Таких, как мой игреневый, 
     ещё покамест нет, - 

С такой вот тёплой кожею 
     и гривою коня, 
С такой вот хитрой рожею, 
     глядящей на меня. 

И вот он снова мчит меня, 
     нисколько не устав. 
Опять мелькает в воздухе 
     скакательный сустав. 

И всё уже не нужное 
     я стряхиваю с лет, 
И вьюгою за санками 
     заравнивает след… 

?


Биография

Окончил Московский мясомолочный институт (1932) и был направлен на работу зоотехником в Башкирию. Был найден убитым в ходе поездки в дальнее хозяйство.

Стихи Чекмарёва, хранившиеся у его родных, были впервые опубликованы в 1956 в журнале «Новый мир». В 1957 вышла книга «Стихи, письма, дневники» с предисловием Михаила Луконина, на которую, в частности, откликнулся рецензией в «Литературной газете» Евгений Евтушенко. Составитель книги Светлана Ильичёва в 1968 опубликовала отдельным изданием биографический очерк о Сергее Чекмарёве.

Именем Чекмарёва в 1961 названа улица в Уфе. В районном центре Исянгулово ему в том же году установлен памятник.


ЧЕКМАРЁВ, Сергей Иванович [31.XII.1909 (13.I.1910), Москва, - 11.V.1933, Башкирия] - русский советский поэт. После окончания сельско-хозяйственного института (учился в Воронеже, потом в Москве) поехал в Башкирию зоотехником во вновь организованный совхоз. Весной 1933 в реке Большая Сурень было найдено тело Чекмарёва (причины его гибели не выяснены). Среди вещей Чекмарёва оказались три тетради стихов, которые лишь в 1956 были частично опубликованы («Новый мир», 1956, № 1). В 1957 вышла книга Чекмарёва «Стихи, письма, дневники». Достоинства книги не только в отдельных самобытных и удачных произведениях, но и в исключительной цельности и правдивости её автора, в современности его мироощущения.

Соч.: Стихи, письма, дневники. [Составитель С. Ильичёва, предисл. и ред. М. Луконина], М., 1959; Стихи, письма, дневники. [Предисл. и подгот. текста С. Ильичёвой], М., 1968.

Лит.: Евтушенко Е., Жизнь продолжается, «Лит. газета», 1956, 10 марта; Ильичёва С., Сергей Чекмарёв, М., 1968.

М. А. Лапшин

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. - Т. 8. - М.: Советская энциклопедия, 1975

Стихотворения взяты из книги:

1. Чекмарёв С. И. Стихи, письма, дневники. - М.: Сов. Россия, 1968