Главное меню

Павел Васильев, поэма «Соляной бунт»

Павел Васильев. Pavel Vasilyev

Биография и стихотворения П. Васильева

«Соляной бунт» (отрывок)

Соляной бунт

Свадьба

Жёлтыми крыльями машет крыльцо, 
Жёлтым крылом 
Собирает народ, 
Гроздью серебряных бубенцов 
Свадьба 
Над головою 
Трясёт. 

Лёгок бубенец, 
Мала тягота, -  
Любой бубенец - 
Божья ягода. 
На дуге растёт, 
На берёзовой, 
А крыта дуга 
Краской розовой. 
В Куяндах дуга 
Облюбована, 
Розой крупною 
Размалёвана. 

Свадебный хмель 
Тяжелей венцов, 
День-от свадебный 
Вдосталь пьян. 
Горстью серебряных бубенцов 
Свадьба швыряется 
В синь туман. 
Девьей косой 
Перекручен бич, 
Сбруя в звездах, 
В татарских, литых. 
Встал на телеге 
Корнила Ильич. 
- Батюшки-светы! Чем не жених! 

Синий пиджак, что небо, на нём, 
Будто одет на дерево, -  
Андель с приказчиком вдвоём 
Плечи ему обмеривал. 
Кудерь табашный - 
На самую бровь, 
Да на лампасах - 
Собачья кровь. 

Кони! Нестоялые, 
Буланые, чалые… 
Для забавы жарки 
Пегаши да карьки, 
Проплясали целый день - 
Хорошая масть игрень: 
У чёрта подкована, 
Цыганом ворована, 
Бочкой не калечена, 
Бабьим пальцем мечена, 
Собакам не вынюхать 
Тропота да иноходь! 
А у невестоньки 
Личико бе-е-ло, 
Глазыньки тё-ёмные… 
- Видно, ждёт… 
- Ты бы, Анастасьюшка, песню спела? 
- Голос у невестоньки - чистый мёд… 
- Ты бы, Анастасьюшка, лучше спела? 
- Сколько лет невесте? 
- Шашнадцатый год. 

Шестнадцатый год. Девка босая, 
Трёпаная коса, 
Самая белая в Атбасаре, 
Самая спелая, хоть боса. 
Самая смородина Настя Босая: 
Родинка у губ, 
До пяты коса. 
Самый чубатый в Атбасаре 
Гармонист ушёл на баса. 

Он там ходил, 
Размалина, 
Долга-а, 
На нижних водах, 
На басах, 
И потом 
Вывел саратовскую, 
Чтобы Волга 
Взаплески здоровалась с Иртышом. 

И за те басы, 
За тоску-грустёбу 
Поднесли чубатому 
Водки бас *, 

Чтобы размалина, 
Взаплески, чтобы 
Пальцы по ладам, 
Размалина, 
В пляс: 
Сапоги за юбкою, 
Голубь за голубкою, 
Зоб раздув, 
Голубь за голубкою, 
Сапоги за юбкою, 
За ситцевой вьюгою, 
Голубь за подругою, 
Книзу клюв. 
Сапоги за юбкою 
Напролом, 
Голубь за голубкою, 
Чертя крылом. 
Каблуки - тонки, 
На полёт легки, 
Поднялась на носки - 
Всё у-ви-дела! 

А гостей понаехало полный дом: 
Устюжанины, 
Меньшиковы, 
Ярковы. 
Машет свадьба 
Узорчатым подолом, 
И в ушах у неё 
Не серьги - подковы. 

Устюжанины, мешанные с каргызом, 
Конокрады, хлёстанные пургой, 
Большеротые, с бровью сизой, 
Волчьи зубы, ноги дугой. 

Меньшиковы, рыжие, скопидомы, 
Кудерем одним подожгут што хошь, 
Хвастуны, 
Учёс, 
Коровья солома, 
Спит за голенищем спрятанный нож. 

А ЯркОвы - чистый казацкий род: 
Лихари, зачинщики, 
Пьяные сани, 
Восьмерные кольца, первый народ, 
И живут, 
Станицами атаманя. 

Девка устюжанинская 
Трясёт косой, 
Шепчет яркОвским девкам: - Ишь, 
Выворожила, стерва, 
Выпал Босой - 
Первый король на цельный Иртыш. 

Да яркОвским что! 
У них у самих 
Не засиживалась ни одна: 
Дышит легко в волосах у них 
Поздняя, северная весна… 

Пологи яблоневые у них. 
Стол шатая, 
Встаёт жених. 
Бровь у него летит к виску, 
Смотрит на Настю 
Глазом суженным. 
Он, словно волка, гонял тоску, 
Думал - 
О девке суженой. 

Он дождался гульбы! И вот 
Он дождался гостей звать! 
За локоток невесту берёт 
И ведёт невесту - 
Плясать. 

И ведёт невесту свою 
Кружить её - птицу слабую, 
Травить её, лисаньку, под улю-лю 
И выведать сырой бабою. 
Зажать её всю 

Легонько в ладонь, 
Как голубя! Сердце услышать, 
Пускать и ловить её под гармонь, 
И сжать, чтобы стала тише, 
Чтоб сделалась смирной. 
Рядом садить, 
Садовую, счастье невдалеке, 
В глаза заглядывать, 
Ласку пить, 
Руку ей нянчить в своей руке. 

- Ох, Анастасея… 
Ох, моя 
Охотка! Роса. Медовая. 
Эх, Анастасья, эх, да я… 
Анастась!.. 
Судьба! 
Темнобровая! 

Я ли, алая, тебя бить? 
Я ли, любая, не любить? 
Пошепчи, 
Поразнежься, 
Хоть на столько… 
- Жениху! 
С невестою! 
Горько! 

И Арсений ДерОв, старый бобёр, 
Гость заезжий, 
Купец с Урала, 
Володетель 
Солёных здешних озёр, 
Чаркой машет, смеётся: 
- Мало!.. 

Он смеётся мало, а нынче, в хохот, 
Он упал на стол 
От хохота охать. 
Он невесте, невесте 
Дом подарил, 
Жениху подарил - вола, 
Он попов поил, звонарей поил, 
Чтобы гуще шёл туман от кадил, 
Чтобы грянули колокола. 

Ему казаки - друзья, 
Ему казаки - опора, 
Ему с казаком 
Не дружить нельзя: 
Казаки - 
Зашшитники 
От каргызья, 
От степного 
Хама 
И вора! 

А к окну прилипли, плюща носы. 
Грудой 
У дома свален народ - 
Слушать, как ушёл на басы 
Гармонист 
Знаменитый тот. 
Видеть, как Арсений ДерОв 
Показывает доброту, 
Рассудить, 
Что жених, 
Как чёрт остробров, 
Рассудить 
Про невесту ту. 
За полночь, за ночь… 
Над станицей месяц - 
Узкая цыганская серьга. 
Лошади устали 
Бубенцом звенеть… 
За полночь, за ночь… 
За рекой, в тальниках дальних, 
Крякая, 
Первая утка поднялась, 
Щуки пудовые 
По тёплой воде 
Начертили круги. 
Сыпались по курятникам 
Пух и помёт, 
И пошатывались 
Петухи на нашестах, 
Не кричали, - зарю пили… 
Свадебное перо 
Ночь подметала, 
Спали гости, которые не разошлись. 

А жених увёл невесту туда, 
Где пылали розаны на ситце, 
Да подушки-лебеди 
В крылья не били, 
Да руки заломанные, 
Да такая жаркая 
Жарынь-жара… 

1933


* Бас (вернее - бос) - кружка для водки. (Примеч. автора.)