Главное меню

Самуил Маршак

Маршак Самуил Яковлевич [22 октября (3 ноября) 1887, Воронеж - 4 июля 1964, Москва], русский поэт, переводчик.
Самуил Маршак. Samuil Marshak

Стихи, сказки, пьесы для детей. Переводы Р. Бернса, сонетов У. Шекспира, сказок разных народов и др. Философские стихи («Избранная лирика», 1962; Ленинская премия, 1963), лирические эпиграммы. Литературная критика (книга «Воспитание словом», 1961). Книга воспоминаний «В начале жизни» (1960). Государственная премия СССР (1942, 1946, 1949, 1951).

Подробнее

Фотогалерея (15)

Цикл (1):

Пьеса-сказка (1):

Стихи (31):

Вчера и сегодня

Лампа керосиновая, 
Свечка стеариновая, 
Коромысло с ведром 
И чернильница с пером. 

1

Лампа плакала в углу, 
За дровами на полу: 
     - Я голодная, 
     Я холодная! 
Высыхает мой фитиль. 
На стекле густая пыль. 
     Почему - 
     Я не пойму - 
Не нужна я никому? 

А бывало, зажигали 
Ранним вечером меня. 
В окна бабочки влетали 
И кружились у огня. 

Я глядела сонным взглядом 
Сквозь туманный абажур, 
И шумел со мною рядом 
Старый медный балагур. 

Познакомилась в столовой 
Я сегодня с лампой новой. 
Говорили, будто в ней 
Пятьдесят горит свечей. 

Ну и лампа! На смех курам! 
Пузырёк под абажуром. 
В середине пузырька - 
Три-четыре волоска. 

Говорю я: - Вы откуда, 
Непонятная посуда? 
Любопытно посмотреть, 
Как вы будете гореть. 
Пузырёк у вас запаян. 
Как зажжёт его хозяин? 

А гражданка мне в ответ 
Говорит: - Вам дела нет! 

Я, конечно, загудела: 
- Почему же нет мне дела? 
В этом доме десять лет 
Я давала людям свет 
И ни разу не коптела! 
Почему же нет мне дела? 

Да при этом, - говорю, - 
Я без хитрости горю. 
По старинке, по привычке, 
Зажигаюсь я от спички, 
Вот как свечка или печь. 
Ну, а вас нельзя зажечь. 

Вы, гражданка, - самозванка! 
Вы не лампочка, а склянка! 

А она мне говорит: 
- Глупая вы баба! 
Фитилёк у вас горит 
Чрезвычайно слабо. 

Между тем как от меня 
Льётся свет чудесный, 
Потому что я родня 
Молнии небесной! 

Я - электрическая 
Экономическая 
     Лампа! 

Мне не надо керосина. 
Мне со станции машина 
Шлёт по проволоке ток. 
Не простой я пузырёк! 

Если вы соедините 
Выключателем две нити, 
Зажигается мой свет. 
Вам понятно или нет? 

2

Стеариновая свечка 
Робко вставила словечко: 
- Вы сказали, будто в ней 
Пятьдесят горит свечей? 
Обманули вас бесстыдно: 
Ни одной свечи не видно! 

3

Перо в пустой чернильнице, 
 Скрипя, заговорило - 
- В чернильнице-кормилице 
 Кончаются чернила. 

Я, старое и ржавое, 
 Живу теперь в отставке. 
В моих чернилах плавают 
 Рогатые козявки. 

У нашего хозяина 
 Теперь другие перья. 
Стучат они отчаянно, 
 Палят, как артиллерия. 

     Запятые, 
     Точки,
     Строчки - 
Бьют кривые молоточки. 

Вдруг разъедется машина - 
Едет вправо половина… 
Что такое? Почему? 
Ничего я не пойму! 

4

Коромысло с ведром 
Загремело на весь дом: 

- Никто по воду не ходит, 
Коромысла не берёт. 
Стали жить по новой моде - 
Завели водопровод. 

Разленились нынче бабы. 
Али плечи стали слабы? 

Речка спятила с ума - 
По домам пошла сама! 

А бывало, с перезвоном 
К берегам её зелёным 
Шли девицы за водой 
По улице мостовой. 

Подходили к речке близко, 
Речке кланялися низко: 
- Здравствуй, речка, наша мать, 
Дай водицы нам набрать! 

А теперь двухлетний внучек 
Повернёт одной рукой 
Ручку крана, точно ключик, - 
И вода бежит рекой… 

Нынче в людях мало смысла, 
Пропадает коромысло! 

?


Круглый год

Январь

Открываем календарь - 
Начинается январь. 

В январе, в январе 
Много снегу на дворе. 

Снег - на крыше, на крылечке. 
Солнце в небе голубом. 
В нашем доме топят печки. 
В небо дым идёт столбом. 


Февраль

Дуют ветры в феврале, 
Воют в трубах громко. 
Змейкой мчится по земле 
Лёгкая позёмка. 

Поднимаясь, мчатся вдаль 
Самолётов звенья. 
Это празднует февраль 
Армии рожденье. 


Март

Рыхлый снег темнеет в марте. 
Тают льдинки на окне. 
Зайчик бегает по парте 
И по карте 
На стене. 


Апрель

Апрель, апрель! 
На дворе звенит капель. 

По полям бегут ручьи, 
На дорогах лужи. 
Скоро выйдут муравьи 
После зимней стужи. 

Пробирается медведь 
Сквозь лесной валежник. 
Стали птицы песни петь, 
И расцвёл подснежник. 


Май

Распустился ландыш в мае 
В самый праздник - в первый день. 

Май цветами провожая, 
Распускается сирень. 


Июнь

Пришёл июнь. 
«Июнь! Июнь!» - 
В саду щебечут птицы… 
На одуванчик только дунь 
И весь он разлетится. 


Июль

Сенокос идёт в июле, 
Где-то гром ворчит порой. 
И готов покинуть улей 
Молодой пчелиный рой. 


Август

Собираем в августе 
Урожай плодов. 
Много людям радости 
После всех трудов. 

Солнце над просторными 
Нивами стоит. 
И подсолнух зёрнами 
Чёрными 
Набит. 


Сентябрь

Ясным утром сентября 
Хлеб молотят сёла, 
Мчатся птицы за моря - 
И открылась школа. 


Октябрь

В октябре, в октябре 
Частый дождик на дворе. 

На лугах мертва трава, 
Замолчал кузнечик. 
Заготовлены дрова 
На зиму для печек. 


Ноябрь

День седьмого ноября - 
Красный день календаря. 
Погляди в своё окно: 
Всё на улице красно. 

Вьются флаги у ворот, 
Пламенем пылая. 
Видишь, музыка идёт 
Там, где шли трамваи. 

Весь народ - и млад и стар - 
Празднует свободу. 
И летит мой красный шар 
Прямо к небосводу! 


Декабрь

В декабре, в декабре 
Все деревья в серебре. 

Нашу речку, словно в сказке, 
За ночь вымостил мороз, 
Обновил коньки, салазки, 
Ёлку из лесу привёз. 

Ёлка плакала сначала 
От домашнего тепла. 
Утром плакать перестала, 
Задышала, ожила. 

Чуть дрожат её иголки, 
На ветвях огни зажглись. 
Как по лесенке, по ёлке 
Огоньки взбегают ввысь. 

Блещут золотом хлопушки. 
Серебром звезду зажёг 
Добежавший до верхушки 
Самый смелый огонёк. 
          ___

Год прошёл, как день вчерашний. 
Над Москвою в этот час 
Бьют часы Кремлёвской башни 
Свой салют - двенадцать раз. 

?


Весёлый счёт

От одного до десяти

Вот один иль единица, 
Очень тонкая, как спица, 

А вот это цифра два. 
Полюбуйся, какова: 

Выгибает двойка шею, 
Волочится хвост за нею. 

А за двойкой - посмотри - 
Выступает цифра три. 

Тройка - третий из значков - 
Состоит из двух крючков. 

За тремя идут четыре, 
Острый локоть оттопыря. 

А потом пошла плясать 
По бумаге цифра пять. 

Руку вправо протянула, 
Ножку круто изогнула. 

Цифра шесть - дверной замочек: 
Сверху крюк, внизу кружочек. 

Вот семёрка - кочерга. 
У неё одна нога. 

У восьмёрки два кольца 
Без начала и конца. 

Цифра девять иль девятка - 
Цирковая акробатка: 

Если на голову встанет, 
Цифрой шесть девятка станет. 

Цифра вроде буквы О - 
Это ноль иль ничего. 

Круглый ноль такой хорошенький, 
Но не значит ничегошеньки! 

Если ж слева, рядом с ним 
Единицу примостим, 
Он побольше станет весить, 
Потому что это - десять. 


Эти цифры по порядку 
Запиши в свою тетрадку. 
Я про каждую сейчас 
Сочиню тебе рассказ. 

1

В задачнике жили 
Один да один. 
Пошли они драться 
Один на один. 

Но скоро один 
Зачеркнул одного. 
И вот не осталось 
От них ничего. 

А если б дружили 
Они меж собою, 
То долго бы жили 
И было б их двое! 

2

Две сестрицы - две руки 
Рубят, строят, роют, 
Рвут на грядке сорняки 
И друг дружку моют. 

Месят тесто две руки - 
Левая и правая, 
Воду моря и реки 
Загребают, плавая. 

3

Три цвета есть у светофора, 
Они понятны для шофера: 

Красный свет - 
Проезда нет. 
Жёлтый - 
Будь готов к пути, 
А зелёный свет - кати! 

4

Четыре в комнате угла. 
Четыре ножки у стола. 
И по четыре ножки 
У мышки и у кошки. 

Бегут четыре колеса, 
Резиною обуты. 
Что ты пройдёшь за два часа, 
Они - за две минуты. 

5

Пред тобой - пятёрка братьев. 
Дома все они без платьев. 
А на улице зато 
Нужно каждому пальто. 

6

Шесть 
Котят 
Есть 
Хотят. 
Дай им каши с молоком. 
Пусть лакают языком, 
Потому что кошки 
Не едят из ложки. 

7

Семь ночей и дней в неделе. 
Семь вещей у вас в портфеле: 
Промокашка и тетрадь, 
И перо, чтобы писать, 
И резинка, чтобы пятна 
Подчищала аккуратно, 
И пенал, и карандаш, 
И букварь - приятель ваш. 

8

Восемь кукол деревянных, 
Круглолицых и румяных, 
В разноцветных сарафанах 
На столе у нас живут. 
Всех Матрёшками зовут. 

Кукла первая толста, 
А внутри она пуста. 

Разнимается она 
На две половинки. 
В ней живет ещё одна 
Кукла в серединке. 

Эту куколку открой - 
Будет третья во второй. 

Половинку отвинти, 
Плотную, притёртую, - 
И сумеешь ты найти 
Куколку четвёртую. 

Вынь её да посмотри, 
Кто в ней прячется внутри. 

Прячется в ней пятая 
Куколка пузатая, 
А внутри пустая. 
В ней живёт шестая. 
А в шестой - 
Седьмая, 
А в седьмой - 
Восьмая. 

Эта кукла меньше всех, 
Чуть побольше, чем орех. 


Вот, поставленные в ряд, 
Сёстры-куколки стоят. 

- Сколько вас? - у них мы спросим, 
И ответят куклы: - Восемь! 

9

К девяти без десяти, 
К девяти без десяти, 
К девяти без десяти 
Надо в школу вам идти. 
В девять слышится звонок. 
Начинается урок. 

К девяти без десяти 
Детям спать пора идти. 
А не ляжете в кровать - 
Носом будете клевать! 

0

Вот это ноль иль ничего. 
Послушай сказку про него. 

Сказал весёлый, круглый ноль 
Соседке-единице: 
- С тобою рядышком позволь 
Стоять мне на странице! 

Она окинула его 
Сердитым, гордым взглядом: 
- Ты, ноль, не стоишь ничего. 
Не стой со мною рядом! 

Ответил ноль: - Я признаю, 
Что ничего не стою, 
Но можешь стать ты десятью, 
Коль буду я с тобою. 

Так одинока ты сейчас, 
Мала и худощава, 
Но будешь больше в десять раз, 
Когда я стану справа. 

Напрасно думают, что ноль 
Играет маленькую роль. 

Мы двойку в двадцать превратим. 
Из троек и четвёрок 
Мы можем, если захотим, 
Составить тридцать, сорок. 

Пусть говорят, что мы ничто, - 
С двумя нолями вместе 
Из единицы выйдет сто, 
Из двойки - целых двести! 

?


Весёлая азбука про всё на свете

Аист с нами прожил лето, 
А зимой гостил он где-то. 

Бегемот разинул рот: 
Булки просит бегемот. 

Воробей просил ворону 
Вызвать волка к телефону. 

Гриб растёт среди дорожки, - 
Голова на тонкой ножке. 

Дятел жил в дупле пустом, 
Дуб долбил, как долотом. 

Ель на ёжика похожа: 
Ёж в иголках, ёлка - тоже. 

Жук упал и встать не может. 
Ждёт он, кто ему поможет. 

Звёзды видели мы днём 
За рекою, над Кремлём… 

Иней лёг на ветви ели, 
Иглы за ночь побелели. 

Кот ловил мышей и крыс. 
Кролик лист капустный грыз. 

Лодки по морю плывут, 
Люди вёслами гребут. 

Мёд в лесу медведь нашёл, - 
Мало мёду, много пчёл. 

Носорог бодает рогом. 
Не шутите с носорогом! 

Ослик был сегодня зол: 
Он узнал, что он осёл. 

Панцирь носит черепаха, 
Прячет голову от страха. 

Роет землю серый крот - 
Разоряет огород. 

Спит спокойно старый слон - 
Стоя спать умеет он. 

Таракан живёт за печкой, - 
То-то тёплое местечко! 

Ученик учил уроки - 
У него в чернилах щёки. 

Флот плывёт к родной земле. 
Флаг на каждом корабле. 

Ходит по лесу хорёк, 
Хищный маленький зверёк. 

Цапля, важная, носатая, 
Целый день стоит, как статуя. 

Часовщик, прищурив глаз, 
Чинит часики для нас. 

Школьник, школьник, ты силач: 
Шар земной несёшь, как мяч! 

Щёткой чищу я щенка, 
Щекочу ему бока. 

Эта кнопка и шнурок - 
Электрический звонок. 

Юнга - будущий матрос - 
Южных рыбок нам привёз. 

Ягод нет кислее клюквы. 
Я на память знаю буквы. 

?


Ежели вы вежливы

Ежели вы 
Вежливы 
И к совести 
Не глухи, 
Вы место 
Без протеста 
Уступите 
Старухе. 

Ежели вы 
Вежливы 
В душе, а не для виду, 
В троллейбус 
Вы поможете 
Взобраться 
Инвалиду. 

И ежели вы 
Вежливы, 
То, сидя на уроке, 
Не будете 
С товарищем 
Трещать, как две сороки. 

И ежели вы 
Вежливы, 
Поможете 
Вы маме 
И помощь ей предложите 
Без просьбы - 
То есть сами. 

И ежели вы 
Вежливы, 
То в разговоре с тётей, 
И с дедушкой, 
И с бабушкой 
Вы их не перебьёте. 

И ежели вы 
Вежливы, 
То вам, товарищ, надо 
Всегда без опоздания 
Ходить на сбор отряда, 

Не тратить же 
Товарищам, 
Явившимся заранее, 
Минуты на собрание, 
Часы на ожидание! 

И ежели вы вежливы, 
То вы в библиотеке 
Некрасова и Гоголя 
Возьмёте не навеки. 

И ежели вы 
Вежливы, 
Вы книжечку вернёте 
В опрятном, не измазанном 
И целом переплёте. 

И ежели вы 
Вежливы, - 
Тому, кто послабее, 
Вы будете защитником, 
Пред сильным не робея. 

***

Знал одного ребёнка я. 
Гулял он с важной нянею. 
Она давала тонкое 
Ребёнку 
Воспитание. 

Был вежлив 
Этот мальчик 
И, право, очень мил: 
Отняв у младших 
Мячик, 
Он их благодарил, 
«Спасибо!» - говорил. 

Нет, ежели вы 
Вежливы, 
То вы благодарите, 
Но мячика 
У мальчика 
Без спросу 
Не берите! 

?


Первый день календаря

Первое 
Сентября, 
Первое 
Сентября! 
Первое 
Сентября - 
Первый день 
Календаря, - 

Потому что в этот день 
Все девчонки 
И мальчишки 
Городов 
И деревень 
Взяли сумки, 
Взяли книжки, 
Взяли завтраки 
Под мышки 
И помчались в первый раз 
В класс! 

Это было в Барнауле, 
В Ленинграде 
И в Торжке, 
В Благовещенске 
И в Туле, 
На Дону 
И на Оке, 

И в станице, 
И в ауле, 
И в далёком кишлаке. 

Это было 
На морском 
Берегу, 
Там, где берег 
Изгибается 
В дугу, 
Где ребята 
По-грузински 
Говорят, 
Где на завтрак 
Носят 
Сладкий виноград. 

Это было 
На Алтае, 
Между гор. 
Это было 
На Валдае, 
У озёр. 

Это было 
На Днепре, 
Среди полей, 
Там, где школа 
За стволами 
Тополей. 

Кто успел 
Прожить на свете 
Восемь лет, 
Тех сегодня 
До обеда 
Дома нет, - 

Потому что в этот день 
Все девчонки 
И мальчишки 
Городов 
И деревень 

Взяли сумки, 
Взяли книжки, 
Взяли завтраки 
Под мышки 
И помчались в первый раз 
В класс! 

?


Друзья-товарищи

День стоял весёлый 
Раннею весной. 
Шли мы после школы - 
Я да ты со мной. 

Куртки нараспашку, 
Шапки набекрень, - 
Шли куда попало 
В первый тёплый день. 

Шли куда попало - 
Просто наугад, 
Прямо и направо, 
А потом назад. 

А потом обратно, 
А потом кругом, 
А потом вприпрыжку, 
А потом бегом. 

Весело бродили 
Я да ты со мной, 
Весело вернулись 
К вечеру домой. 

Весело расстались - 
Что нам унывать? 
Весело друг с другом 
Встретимся опять! 

?


Кот и лодыри

Собирались лодыри 
На урок, 
А попали лодыри 
На каток. 

Толстый ранец с книжками 
На спине, 
А коньки под мышками 
На ремне. 

Видят, видят лодыри: 
Из ворот 
Хмурый и ободранный 
Кот идёт. 

Спрашивают лодыри 
У него: 
- Ты чего нахмурился, 
Отчего? 

Замяукал жалобно 
Серый кот: 
- Мне, коту усатому, 
Скоро год. 

И красив я, лодыри, 
И умён, 
А письму и грамоте 
Не учён. 

Школа не построена 
Для котят. 
Научить нас грамоте 
Не хотят. 

А теперь без грамоты 
Пропадёшь, 
Далеко без грамоты 
Не уйдёшь. 

Не попить без грамоты, 
Не поесть, 
На воротах номера 
Не прочесть! 

Отвечают лодыри: 
- Милый кот, 
Нам пойдёт двенадцатый 
Скоро год. 

Учат нас и грамоте 
И письму, 
А не могут выучить 
Ничему. 

Нам учиться, лодырям, 
Что-то лень. 
На коньках катаемся 
Целый день. 

Мы не пишем грифелем 
На доске, 
А коньками пишем мы 
На катке! 

Отвечает лодырям 
Серый кот: 
- Мне, коту усатому, 
Скоро год. 

Много знал я лодырей 
Вроде вас, 
А с такими встретился 
В первый раз! 

?


Угомон

Сон приходит втихомолку, 
Пробирается сквозь щёлку. 
Он для каждого из нас 
Сны счастливые припас. 

Он показывает сказки, 
Да не всем они видны. 
Вот закрой покрепче глазки - 
И тогда увидишь сны! 

А кого унять не может 
Младший брат - спокойный сон, 
Старший брат в постель уложит - 
Тихий, строгий Угомон. 

Спи, мой мальчик, не шуми. 
Угомон тебя возьми! 

          ___

Опустела мостовая. 
По дороге с двух сторон 
Все троллейбусы, трамваи 
Гонит в парки Угомон. 

Говорит он: - Спать пора. 
Завтра выйдете с утра! 

И троллейбусы, трамваи 
На ночлег спешат, зевая… 

          ___

Там, где гомон, там и он - 
Тихий, строгий Угомон. 
Всех, кто ночью гомонит, 
Угомон угомонит. 

Он людей зовёт на отдых 
В деревнях и городах, 
На высоких пароходах, 
В длинных скорых поездах. 

Ночью в сумраке вагона 
Вы найдёте Угомона. 
Унимает он ребят, 
Что улечься не хотят. 

Ходит он по всем квартирам. 
А подчас летит над миром 
В самолёте Угомон: 
И воздушным пассажирам 
Тоже ночью нужен сон. 

Под спокойный гул моторов, 
В синем свете ночника 
Люди спят среди просторов, 
Пробивая облака. 

          ___

Поздней ночью 
Угомону 
Говорят по телефону: 
- Приходи к нам, Угомон. 
Есть у нас на Малой Бронной 
Паренёк неугомонный, 
А зовут его Антон. 

По ночам он спать не хочет, 
Не ложится на кровать, 
А хохочет 
И грохочет 
И другим мешает спать. 

Люди просят: - Не шуми, 
Угомон тебя возьми! 

Говорит неугомонный: 
- Не боюсь я Угомона. 
Посмотрю я, кто кого: 
Он меня иль я его! 

          ___

Спать ложатся все на свете. 
Спят и взрослые и дети, 
Спит и ласточка и слон, 
Но не спит один Антон. 

До утра не спит и слышит, 
Как во сне другие дышат, 
Тихо тикают часы, 
За окошком лают псы. 

Стал он песни петь от скуки, 
Взял от скуки книгу в руки. 
Но раздался громкий стук - 
Книга выпала из рук. 

Да и как читать в постели: 
Лампа светит еле-еле… 

Начал пальцы он считать: 
- Раз-два-три-четыре-пять, - 
Но сбивается со счёта - 
Не даёт считать дремота… 

Вдруг он слышит: - Дили-дон! - 
Появился Угомон. 

Проскользнул он в дом украдкой, 
Наклонился над кроваткой, 
А на нитке над собой 
Держит шарик голубой. 

Да как будто и не шарик, 
А светящийся фонарик. 
Синим светом он горит, 
Тихо-тихо говорит: 

- Раз. Два. 
Три. Четыре. 
Кто не спит у вас в квартире? 
Всем на свете нужен сон. 
Кто не спит, тот выйди вон! 

          ___

Перестал фонарь светиться, 
А из всех его дверей 
Разом выпорхнули птицы - 
Стая быстрых снегирей. 

Шу! Над мальчиком в постели 
Шумно крылья просвистели. 
Просит шёпотом Антон: 
- Дай мне птичку, Угомон! 

- Нет, мой мальчик, эта птица 
Нам с тобою только снится. 
Ты давно уж крепко спишь… 
Сладких снов тебе, малыш! 

          ___

В лес, луною озарённый, 
Угомон тропой идёт. 
Есть и там неугомонный, 
Непоседливый народ. 

Где листвою шелестящий 
Лес в дремоту погружён, 
Там прошёл лесною чащей 
Седобровый Угомон. 

Он грозит синичке юной, 
Говорит птенцам дрозда, 
Чтоб не смели ночью лунной 
Отлучаться из гнезда - 

Так легко попасть скворчатам, 
Что выходят по ночам, 
В плен к разбойникам крылатым - 
Совам, филинам, сычам… 

          ___

С Угомоном ночью дружен 
Младший брат - спокойный сон. 
Но и днём бывает нужен 
Тихий, строгий Угомон. 

Что случилось нынче в школе? 
Нет учительницы, что ли? 

Расшумелся первый класс 
И бушует целый час. 

Поднял шум дежурный Миша. 
Он сказал: - Ребята, тише! 

- Тише! - крикнули в ответ 
Юра, Шура и Ахмет. 

- Тише, тише! - закричали 
Коля, Оля, Галя, Валя. 

- Тише-тише-тишина! - 
Крикнул Игорь у окна. 

- Тише, тише! Не шумите! - 
Заорали Витя, Митя. 

- Замолчите! - на весь класс 
Басом выкрикнул Тарас. 

Тут учительница пенья 
Просто вышла из терпенья, 
Убежать хотела вон… 
Вдруг явился Угомон. 

Оглядел он всех сурово 
И сказал ученикам: 
- Не учи 
Молчать 
Другого, 
А молчи 
Побольше 
Сам! 

?


Счастье

Как празднично сад расцветила сирень 
Лилового, белого цвета. 
Сегодня особый - сиреневый - день, 
Начало цветущего лета. 

За несколько дней разоделись кусты, 
Недавно раскрывшие листья, 
В большие и пышные гроздья-цветы, 
В густые и влажные кисти. 

И мы вспоминаем, с какой простотой, 
С какою надеждой и страстью 
Искали меж звёздочек в грозди густой 
Пятилепестковое «счастье». 

С тех пор столько раз перед нами цвели 
Кусты этой щедрой сирени. 
И если мы счастья ещё не нашли, 
То, может быть, только от лени. 

?


[1]

Ландыш

Чернеет лес, теплом разбуженный, 
Весенней сыростью объят. 
А уж на ниточках жемчужины 
От ветра каждого дрожат. 

Бутонов круглые бубенчики 
Ещё закрыты и плотны, 
Но солнце раскрывает венчики 
У колокольчиков весны. 

Природой бережно спелёнутый, 
Завёрнутый в зелёный лист, 
Растёт цветок в глуши нетронутой, 
Прохладен, хрупок и душист. 

Томится лес весною раннею, 
И всю счастливую тоску 
И всё своё благоухание 
Он отдал горькому цветку. 

?


***

Как призрачно моё существованье!
А дальше что? А дальше - ничего…
Забудет тело имя и прозванье, -
Не существо, а только вещество.

Пусть будет так. Не жаль мне плоти тленной,
Хотя она седьмой десяток лет
Бессменно служит зеркалом вселенной,
Свидетелем, что существует свет.

Мне жаль моей любви, моих любимых.
Ваш краткий век, ушедшие друзья,
Исчезнет без следа в неисчислимых,
Несознанных веках небытия.

Вам всё равно, взойдёт ли вновь светило,
Рождая жизнь бурливую вдали,
Иль наше солнце навсегда остыло,
И жизни нет, и нет самой земли…

Здесь, на земле, вы прожили так мало,
Но в глубине открытых ваших глаз
Цвела земля, и небо расцветало,
И звёздный мир сиял в зрачках у вас.

За краткий век страданий и усилий,
Тревог, печалей, радостей и дум
Вселенную вы сердцем отразили
И в музыку преобразили шум.

?


[1]

Бессмертие

Года четыре 
Был я бессмертен. 
Года четыре 
Был я беспечен, 
Ибо не знал я о будущей смерти, 
Ибо не знал я, что век мой не вечен. 

Вы, что умеете жить настоящим, 
В смерть, как бессмертные дети, не верьте. 
Миг этот будет всегда предстоящим - 
Даже за час, за мгновенье до смерти. 

1960


[4]

***

Когда вы долго слушаете споры 
О старых рифмах и созвучьях новых, 
О вольных и классических размерах, - 
Приятно вдруг услышать за окном 
Живую речь без рифмы и размера, 
Простую речь: «А скоро будет дождь!» 

Слова, что бегло произнёс прохожий, 
Не меж собой рифмуются, а с правдой, 
С дождём, который скоро прошумит. 

1952


[1,4]

О моде

Ты старомоден. Вот расплата 
За то, что в моде был когда-то. 

?


[2]

***

Пустынный двор, разрезанный оврагом, 
Зарос бурьяном из конца в конец. 
Вот по двору неторопливым шагом 
Идёт домой с завода мой отец. 

Лежу я в старой тачке, и спросонья 
Я чувствую - отцовская рука 
Широкою горячею ладонью 
Моих волос касается слегка. 

Заходит солнце. Небо розовато. 
Фабричной гарью тянет. Но вовек 
Не будет знать прекраснее заката 
Лежащий в старой тачке человек. 

?


[3]

***

Я прохожу по улицам твоим. 
Где каждый камень - памятник героям. 
Вот на фасаде надпись: 
                       «Отстоим!» 
А сверху «р» добавлено: 
                        «Отстроим!» 

?


[3]

Наш герб

Различным образом державы 
Свои украсили гербы: 
Вот леопард, орёл двуглавый 
И лев, встающий на дыбы. 

Таков обычай был старинный, - 
Чтоб с государственных гербов 
Грозил соседям лик звериный 
Оскалом всех своих зубов. 

То хищный зверь, то птица злая, 
Подобье потеряв своё, 
Сжимают в лапах, угрожая, 
Разящий меч или копьё. 

Где львов от века не бывало, 
С гербов свирепо смотрят львы 
Или орлы, которым мало 
Одной орлиной головы! 

Но не орёл, не лев, не львица 
Собой украсили наш герб, 
А золотой венок пшеницы, 
Могучий молот, острый серп. 

Мы не грозим другим народам, 
Но бережём просторный дом, 
Где место есть под небосводом 
Всему, живущему трудом. 

Но если рано или поздно 
На дом наш недруг посягнёт, 
Его расплющит молот грозный 
И острый серп его сожнёт. 

Не будет недругом расколот 
Союз народов никогда. 
Неразделимы серп и молот, 
Земля, и колос, и звезда! 

1946


[3,4]

Послание
75-летнему К. И. Чуковскому
от 70-летнего С. Маршака

Корней Иванович Чуковский, 
Прими привет мой маршаковский. 

Пять лет, шесть месяцев, три дня 
Ты пожил в мире без меня, 
А целых семь десятилетий 
Мы вместе прожили на свете. 

Я в первый раз тебя узнал, 
Какой-то прочитав журнал, 
На берегу столицы невской. 
Писал в то время Скабичевский, 
Почтенный, скучный, с бородой. 
И вдруг явился молодой, 
Весёлый, буйный, дерзкий критик, 
Не прогрессивный паралитик, 
Что душит грудою цитат, 
Загромождающих трактат, 
Не плоских истин проповедник, 
А умный, острый собеседник, 
Который, книгу разобрав, 
Подчас бывает и неправ, 
Зато высказывает мысли, 
Что не засохли, не прокисли. 

Лукавый, ласковый и злой, 
Одних колол ты похвалой, 
Другим готовил хлёсткой бранью 
Дорогу к новому изданью. 

Ты строго Чарскую судил. 
Но вот родился крокодил, 
Задорный, шумный, энергичный, - 
Не фрукт изнеженный, тепличный. 
И этот лютый крокодил 
Всех ангелочков проглотил 
В библиотеке детской нашей, 
Где часто пахло манной кашей. 

Моё приветствие прими! 
Со всеми нашими детьми 
Я кланяюсь тому, чья лира 
Воспела звучно Мойдодыра. 
С тобой справляют юбилей 
И Айболит, и Бармалей, 
И очень бойкая старуха 
Под кличкой «Муха-Цокотуха». 

Пусть пригласительный билет 
Тебе начислил много лет, 
Но, поздравляя с годовщиной, 
Не семь десятков с половиной 
Тебе я дал бы, друг старинный. 

Могу я дать тебе - прости! - 
От двух, примерно, до пяти… 
Итак, будь счастлив и расти! 

1957


[2]
[См. страницу Чуковский Корней].

Быль-небылица
Разговор в парадном подъезде

Шли пионеры вчетвером 
В одно из воскресений, 
Как вдруг вдали ударил гром 
И хлынул дождь весенний. 

От градин, падавших с небес, 
От молнии и грома 
Ушли ребята под навес - 
В подъезд чужого дома. 

Они сидели у дверей 
В прохладе и смотрели, 
Как два потока всё быстрей 
Бежали по панели. 

Как забурлила в желобах 
Вода, сбегая с крыши, 
Как потемнели на столбах 
Вчерашние афиши… 

Вошли в подъезд два маляра, 
Встряхнувшись, точно утки, - 
Как будто кто-то из ведра 
Их окатил для шутки. 

Вошёл старик, очки протёр, 
Запасся папиросой 
И начал долгий разговор 
С короткого вопроса: 

- Вы, верно, жители Москвы? 
- Да, здешние - с Арбата. 

- Ну, так не скажете ли вы, 
Чей этот дом, ребята? 

- Чей это дом? Который дом? 
- А тот, где надпись «Гастроном» 
И на стене газета. 

- Ничей, - ответил пионер. 
Другой сказал: - СССР. 
А третий: - Моссовета. 

Старик подумал, покурил 
И не спеша заговорил: 

- Была владелицей его 
До вашего рожденья 
Аделаида Хитрово. - 
Спросили мальчики: - Чего? 
Что это значит «Хитрово»? 
Какое учрежденье? 

- Не учрежденье, а лицо! - 
Сказал невозмутимо 
Старик и выпустил кольцо 
Махорочного дыма. - 

Дочь камергера Хитрово 
Была хозяйкой дома, 
Его не знал я самого, 
А дочка мне знакома. 

К подъезду не пускали нас, 
Но, озорные дети, 
С домовладелицей не раз 
Катались мы в карете. 

Не на подушках рядом с ней, 
А сзади - на запятках. 
Гонял оттуда нас лакей 
В цилиндре и в перчатках. 

- Что значит, дедушка, «лакей»? 
Спросил один из малышей. 

- А что такое «камергер»? - 
Спросил постарше пионер. 

- Лакей господским был слугой, 
А камергер - вельможей, 
Но тот, ребята, и другой - 
Почти одно и то же. 

У них различье только в том, 
Что первый был в ливрее, 
Второй - в мундире золотом, 
При шпаге, с анненским крестом, 
С Владимиром на шее. 

- Зачем он, дедушка, носил, 
Владимира на шее?.. - 
Один из мальчиков спросил, 
Смущаясь и краснея. 

- Не понимаешь? Вот чудак! 
«Владимир» был отличья знак. 
«Андрей», «Владимир», «Анна» - 
Так назывались ордена 
В России в эти времена… - 
Сказали дети: - Странно! 

- А были, дедушка, у вас 
Медали с орденами? 
- Нет, я гусей в то время пас 
В деревне под Ромнами. 

Мой дед привёз меня в Москву 
И здесь пристроил к мастерству. 
За это не медали, 
А тумаки давали!.. 

Тут грозный громовой удар 
Сорвался с небосвода. 
- Ну и гремит! - сказал маляр. 
Другой сказал: - Природа!.. 

Казалось, вечер вдруг настал, 
И стало холоднее, 
И дождь сильнее захлестал, 
Прохожих не жалея. 

Старик подумал, покурил 
И, помолчав, заговорил: 

- Итак, опять же про него, 
Про господина Хитрово. 

Он был первейшим богачом 
И дочери в наследство 
Оставил свой московский дом, 
Имения и средства. 

- Да неужель жила она 
До революции одна 
В семиэтажном доме - 
В авторемонтной мастерской, 
И в парикмахерской мужской, 
И даже в «Гастрономе»? 

- Нет, наша барыня жила 
Не здесь, а за границей. 
Она полвека провела 
В Париже или в Ницце, 
А свой семиэтажный дом 
Сдавать изволила внаём. 

Этаж сенатор занимал, 
Этаж - путейский генерал, 
Два этажа - княгиня. 

Ещё повыше - мировой, 
Полковник с матушкой-вдовой, 
А у него над головой - 
Фотограф в мезонине. 

Для нас, людей, был чёрный ход, 
А ход парадный - для господ. 

Хоть нашу братию подчас 
Людьми не признавали, 
Но почему-то только нас 
Людьми и называли. 

Мой дед арендовал 
Подвал. 
Служил он у хозяев. 
А в «Гастрономе» торговал 
Тит Титыч Разуваев. 

Он приезжал на рысаке 
К семи часам - не позже, 
И сам держал в одной руке 
Натянутые вожжи. 

Имел он знатный капитал 
И дом на Маросейке. 
Но сам за кассою считал 
Потёртые копейки. 

- А чаем торговал Перлов, 
Фамильным и цветочным! - 
Сказал один из маляров. 
Другой ответил: - Точно! 

- Конфеты были Ландрина, 
А спички были Лапшина, 
А банею торговой 
Владели Сандуновы. 

Купец Багров имел затон 
И рыбные заводы. 
Гонял до Астрахани он 
По Волге пароходы. 

Он не ходил, старик Багров, 
На этих пароходах, 
И не ловил он осетров 
В привольных волжских водах. 

Его плоты сплавлял народ, 
Его баржи тянул народ, 
А он подсчитывал доход 
От всей своей флотилии 

И самый крупный пароход 
Назвал своей фамилией. 

На белых вёдрах вдоль бортов, 
На каждой их семёрке, 
Была фамилия «Багров» - 
По букве на ведёрке. 

- Тут что-то дедушка, не так: 
Нет буквы для седьмого! 

- А вы забыли твёрдый знак!- 
Сказал старик сурово. - 

Два знака в вашем букваре. 
Теперь не в моде твёрдый, 
А был в ходу он при царе, 
И у Багрова на ведре 
Он красовался гордо. 

Была когда-то буква «ять»… 
Но это - только к слову. 
Вернуться надо нам опять 
К покойному Багрову. 

Скончался он в холерный год, 
Хоть крепкой был породы, 
А дети продали завод, 
Затон и пароходы… 

- Да что вы, дедушка! Завод 
Нельзя продать на рынке. 
Завод - не кресло, не комод, 
Не шляпа, не ботинки! 

- Владелец волен был продать 
Завод кому угодно, 
И даже в карты проиграть 
Он мог его свободно. 

Всё продавали господа: 
Дома, леса, усадьбы, 
Дороги, рельсы, поезда, - 
Лишь выгодно продать бы! 

Принадлежал иной завод 
Какой-нибудь компании: 
На Каме трудится народ, 
А весь доход - в Германии. 

Не знали мы, рабочий люд, 
Кому копили средства. 
Мы знали с детства только труд 
И не видали детства. 

Нам в этот сад закрыт был вход. 
Цвели в нём розы, лилии. 
Он был усадьбою господ - 
Не помню по фамилии… 

Сад охраняли сторожа. 
И редко - только летом - 
В саду гуляла госпожа 
С племянником-кадетом. 

Румяный маленький кадет, 
Как офицерик, был одет. 
И хвастал перед нами 
Мундиром с галунами. 

Мне нынче вспомнился барчук, 
Хорошенький кадетик, 
Когда суворовец - мой внук - 
Прислал мне свой портретик. 

Ну, мой скромнее не в пример, 
Растёт не по-кадетски. 
Он тоже будет офицер, 
Но офицер советский. 

- А может, выйдет генерал, 
Коль учится примерно, - 
Один из маляров сказал. 
Другой сказал: - Наверно! 

- А сами, дедушка, в какой 
Вы обучались школе? 
- В какой? 
В сапожной мастерской 
Сучил я дратву день-деньской 
И натирал мозоли. 

Я проходил свой первый класс, 
Когда гусей в деревне пас. 

Второй в столице я кончал, 
Когда кроил я стельки 
И дочь хозяйскую качал 
В скрипучей колыбельке. 
Потом на фабрику пошёл, 
А кончил забастовкой, 
И уж последнюю из школ 
Прошёл я под винтовкой. 

Так я учился при царе, 
Как большинство народа, 
И сдал экзамен в Октябре 
Семнадцатого года! 

Нет среди вас ни одного, 
Кто знал во время оно 
Дом камергера Хитрово 
Или завод Гужона… 

Да, изменился белый свет 
За столько зим и столько лет! 
Мы прожили недаром. 
Хоть нелегко бывало нам, 
Идём мы к новым временам 
И не вернёмся к старым! 

Я не учён. Зато мой внук 
Проходит полный курс наук. 

Не забывает он меня 
И вот что пишет деду: 
«Пред лагерями на три дня 
Гостить к тебе приеду. 

С тобой ловить мы будем щук, 
Вдвоём поедем в Химки…» 

Вот он, суворовец - мой внук, - 
С товарищем на снимке! 

Прошибла старика слеза, 
И словно каплей этой 
Внезапно кончилась гроза. 
И солнце хлынуло в глаза 
Струёй горячей света. 

?


[3]

Рассказ о неизвестном герое

Ищут пожарные, 
Ищет милиция, 
Ищут фотографы 
В нашей столице, 
Ищут давно, 
Но не могут найти 
Парня какого-то 
Лет двадцати. 

Среднего роста, 
Плечистый и крепкий, 
Ходит он в белой 
Футболке и кепке. 
Знак «ГТО» 
На груди у него. 
Больше не знают 
О нём ничего. 

Многие парни 
Плечисты и крепки. 
Многие носят 
Футболки и кепки. 
Много в столице 
Таких же значков. 
Каждый 
К труду-обороне 
Готов. 

Кто же, 
Откуда 
И что он за птица 
Парень, 
Которого 
Ищет столица? 
Что натворил он 
И в чём виноват? 
Вот что в народе 
О нём говорят. 

Ехал 
Один 
Гражданин 
По Москве - 
Белая кепка 
На голове, - 
Ехал весной 
На площадке трамвая, 
Что-то под грохот колёс 
Напевая… 

Вдруг он увидел - 
Напротив 
В окне 
Мечется кто-то 
В дыму и огне. 

Много столпилось 
Людей на панели. 
Люди в тревоге 
Под крышу смотрели: 
Там из окошка 
Сквозь огненный дым 
Руки 
Ребёнок 
Протягивал к ним. 

Даром минуты одной 
Не теряя, 
Бросился парень 
С площадки трамвая 
Автомобилю 
Наперерез 
И по трубе 
Водосточной 
Полез. 

Третий этаж, 
И четвёртый, 
И пятый… 
Вот и последний, 
Пожаром объятый. 
Чёрного дыма 
Висит пелена. 
Рвётся наружу 
Огонь из окна. 

Надо ещё 
Подтянуться немножко. 
Парень, 
Слабея, 
Дополз до окошка, 
Встал, 
Задыхаясь в дыму, 
На карниз, 
Девочку взял 
И спускается вниз. 

Вот ухватился 
Рукой 
За колонну. 
Вот по карнизу 
Шагнул он к балкону… 
Еле стоит, 
На карнизе нога, 
А до балкона - 
Четыре шага. 

Видели люди, 
Смотревшие снизу, 
Как осторожно 
Он шёл по карнизу. 
Вот он прошёл 
Половину 
Пути. 
Надо ещё половину 
Пройти. 

Шаг. Остановка. 
Другой. Остановка. 
Вот до балкона 
Добрался он ловко. 
Через железный 
Барьер перелез, 
Двери открыл - 
И в квартире исчез… 

С дымом мешается 
Облако пыли, 
Мчатся пожарные 
Автомобили, 
Щёлкают звонко, 
Тревожно свистят. 
Медные каски 
Рядами блестят. 

Миг - и рассыпались 
Медные каски. 
Лестницы выросли 
Быстро, как в сказке. 
Люди в брезенте - 
Один за другим - 
Лезут 
По лестницам 
В пламя и дым… 

Пламя 
Сменяется 
Чадом угарным. 
Гонит насос 
Водяную струю. 
Женщина, 
Плача, 
Подходит 
К пожарным: 
- Девочку, 
Дочку 
Спасите 
Мою! 

- Нет, - 
Отвечают 
Пожарные 
Дружно, - 
Девочка в здании 
Не обнаружена. 
Все этажи 
Мы сейчас обошли, 
Но никого 
До сих пор 
Не нашли. 

Вдруг из ворот 
Обгоревшего дома 
Вышел 
Один 
Гражданин 
Незнакомый. 
Рыжий от ржавчины, 
Весь в синяках, 
Девочку 
Крепко 
Держал он в руках. 

Дочка заплакала, 
Мать обнимая. 
Парень вскочил 
На площадку трамвая, 
Тенью мелькнул 
За вагонным стеклом, 
Кепкой махнул 
И пропал за углом. 

Ищут пожарные, 
Ищет милиция, 
Ищут фотографы 
В нашей столице, 
Ищут давно, 
Но не могут найти 
Парня какого-то 
Лет двадцати. 

Среднего роста, 
Плечистый и крепкий, 
Ходит он в белой 
Футболке и кепке, 
Знак «ГТО» 
На груди у него. 
Больше не знают 
О нём ничего. 

Многие парни 
Плечисты и крепки, 
Многие носят 
Футболки и кепки. 
Много в столице 
Таких же 
Значков. 
К славному подвигу 
Каждый 
Готов! 

?


Вот какой рассеянный

Жил человек рассеянный 
На улице Бассейной. 

Сел он утром на кровать, 
Стал рубашку надевать, 
В рукава просунул руки - 
Оказалось, это брюки. 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

Надевать он стал пальто - 
Говорят ему: «Не то!» 

Стал натягивать гамаши - 
Говорят ему: «Не ваши!» 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

Вместо шапки на ходу 
Он надел сковороду. 

Вместо валенок перчатки 
Натянул себе на пятки. 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

         *

Однажды на трамвае 
Он ехал на вокзал 
И, двери открывая, 
Вожатому сказал: 

«Глубокоуважаемый 
Вагоноуважатый! 
Вагоноуважаемый 
Глубокоуважатый! 
Во что бы то ни стало 
Мне надо выходить. 
Нельзя ли у трамвала 
Вокзай остановить?» 

Вожатый удивился - 
Трамвай остановился. 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

Он отправился в буфет 
Покупать себе билет. 
А потом помчался в кассу 
Покупать бутылку квасу. 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

Побежал он на перрон, 
Влез в отцепленный вагон, 
Внёс узлы и чемоданы, 
Рассовал их под диваны, 
Сел в углу перед окном 
И заснул спокойным сном… 

«Это что за полустанок?» - 
Закричал он спозаранок. 
А с платформы говорят: 
«Это город Ленинград». 

Он опять поспал немножко 
И опять взглянул в окошко, 
Увидал большой вокзал, 
Почесался и сказал: 
«Это что за остановка - 
Бологое иль Поповка?» 
А с платформы говорят: 
«Это город Ленинград». 

Он опять поспал немножко 
И опять взглянул в окошко, 
Увидал большой вокзал, 
Потянулся и сказал: 

«Что за станция такая - 
Дибуны или Ямская?» 
А с платформы говорят: 
«Это город Ленинград». 

Закричал он: «Что за шутки! 
Еду я вторые сутки, 
А приехал я назад, 
А приехал в Ленинград!» 

Вот какой рассеянный 
С улицы Бассейной! 

1930


[4]

Что такое перед нами?
Загадки

***
Шумит он в поле и в саду, 
А в дом не попадёт. 
И никуда я не иду, 
Покуда он идёт. 
(Дождь)



***
Что такое перед нами: 
Две оглобли за ушами, 
На глазах по колесу 
И седёлко на носу? 
(Очки)



***
Синий домик у ворот. 
Угадай, кто в нём живёт. 

Дверца узкая под крышей - 
Не для белки, не для мыши, 
Не для вешнего жильца, 
Говорливого скворца. 

В эту дверь влетают вести, 
Полчаса проводят вместе. 
Вести долго не гостят - 
Во все стороны летят! 
(Почтовый ящик)



***
Принялась она за дело, 
Завизжала и запела. 
      Ела, ела 
      Дуб, дуб, 
      Поломала 
      Зуб. зуб. 
(Пила)



***
Всегда шагаем мы вдвоём, 
Похожие, как братья. 
Мы за обедом - под столом, 
А ночью - под кроватью. 
(Сапоги)



***
Бьют его рукой и палкой. 
Никому его не жалко. 
А за что беднягу бьют? 
А за то, что он надут! 
(Мяч)



***
Спозаранку за окошком - 
Стук, и звон, и кутерьма. 
По прямым стальным дорожкам 
Ходят красные дома. 

Добегают до окраин, 
А потом бегут назад. 
Впереди сидит хозяин 
И ногою бьёт в набат. 

Поворачивает ловко 
Рукоять перед окном. 
Там, где надпись «Остановка», 
Останавливает дом. 

То и дело на площадку 
Входит с улицы народ. 
А хозяйка по порядку 
Всем билетики даёт. 
(Трамвай)



***
Кто, на бегу пары клубя, 
Пуская дым 
Трубой, 
Несёт вперёд 
И сам себя, 
Да и меня с тобой? 
(Поезд)



***
Меня спроси, 
Как я тружусь. 
Вокруг оси 
Своей кружусь. 
(Колесо)



***
Его весной и летом 
Мы видели одетым. 

А осенью с бедняжки 
Сорвали все рубашки. 

Но зимние метели 
В меха его одели. 
(Дерево)



***
Была зелёной, маленькой, 
Потом я стала аленькой. 
На солнце почернела я, 
И вот теперь я спелая. 

Держась рукой за тросточку, 
Тебя давно я жду. 
Ты съешь меня, а косточку 
Зарой в своём саду. 
(Вишня)



***
Под Новый год пришёл он в дом 
Таким румяным толстяком. 

Но с каждым днём терял он вес 
И наконец совсем исчез. 
(Календарь)



***
Мы ходим ночью, 
Ходим днём, 
Но никуда 
Мы не уйдём. 

Мы бьём исправно 
Каждый час. 
А вы, друзья, 
Не бейте нас! 
(Часы)



***
В Полотняной стране 
По реке Простыне 
Плывёт пароход 
То назад, то вперёд. 
А за ним такая гладь - 
Ни морщинки не видать! 
(Утюг)



***
Музыкант, певец, рассказчик, 
А всего - кружок да ящик. 
(Патефон)



***
В снежном поле по дороге 
Мчится конь мой одноногий 
И на много-много лет 
Оставляет чёрный след. 
(Перо)



***
Самый бойкий я рабочий 
     В мастерской. 
Колочу я что есть мочи 
     День-деньской. 

Как завижу лежебоку, 
Что валяется без проку, 
Я прижму его к доске 
Да как стукну по башке! 

В доску спрячется бедняжка - 
Чуть видна его фуражка. 
(Молоток и гвоздь)



***
Держусь я только на ходу, 
А если стану, упаду. 
(Велосипед)



***
Он - ваш портрет, 
Во всём на вас похожий. 
Смеётесь вы - 
Он засмеётся тоже. 
Вы скачете - 
Он вам навстречу скачет. 
Заплачете - 
Он вместе с вами плачет. 
(Отражение в зеркале)



***
Хоть он на миг не покидал 
Тебя со дня рождения, 
Его лица ты не видал, 
А только отражения. 
(Ты сам)



***
Друг на друга мы похожи. 
Если ты мне строишь рожи, 
Я гримасничаю тоже. 
(Отражение в зеркале)



***
Я твой товарищ, капитан. 
Когда разгневан океан 
И ты скитаешься во мгле 
На одиноком корабле, - 
Зажги фонарь во тьме ночной 
И посоветуйся со мной: 
Я закачаюсь, задрожу - 
И путь на север укажу. 
(Компас)



***
Стоит в саду среди пруда 
Столбом серебряным вода. 
(Фонтан)



***
В избе - 
Изба, 
На избе - 
Труба. 

Я лучинку зажёг, 
Положил на порог, 
Зашумело в избе, 
Загудело в трубе. 

Видит пламя народ, 
А тушить не идёт. 
(Печь)



***
Я - лошадь твоя и карета. 
Глаза мои - два огня. 
Сердце, бензином согретое, 
Стучит в груди у меня. 

Я жду терпеливо и молча 
На улице, у ворот, 
И снова мой голос волчий 
Пугает в пути народ. 
(Автомобиль)



***
Вот зелёная гора, 
В ней глубокая нора. 
Что за чудо! Что за чудо! 
Кто-то выбежал оттуда 
На колёсах и с трубой, 
Хвост волочит за собой. 
(Паровоз)



***
Из темницы сто сестёр 
Выпускают на простор, 
Осторожно их берут, 
Головой о стенку трут, 
Чиркнут ловко раз и два - 
Загорится голова. 
(Спички)



***
Мой сердечный друг-приятель 
В чайном тресте председатель: 
Всё семейство вечерком 
Угощает он чайком. 

Парень дюжий он и крепкий, 
Без вреда глотает щепки. 
Хоть и ростом не велик, 
А пыхтит, как паровик. 
(Самовар)



***
Деревянная дорога, 
Вверх идёт она отлого: 
Что ни шаг - 
То овраг. 
(Лестница-стремянка)



***
Как пошли четыре братца 
Под корытом кувыркаться, 
Понесли меня с тобой 
По дороге столбовой. 
(Четыре колеса)



***
За стеклянной дверцей 
Бьётся чьё-то сердце - 
Тихо так, 
Тихо так. 
(Часы)



***
По дорожкам, по тропинкам 
Он бежит. 
А поддашь его ботинком - 
Он летит. 

Вверх и вбок его кидают 
На лугу. 
Головой его бодают 
На бегу. 
(Мяч)



***
Мы поймали нашу речку, 
Привели её домой, 
Жарко вытопили печку 
И купаемся зимой. 
(Водопровод)



***
Как безлиственная ветка, 
Я пряма, суха, тонка. 
Ты встречал меня нередко 
В дневнике ученика. 
(Единица)



***
Есть мальчик в доме у меня 
Трёх с половиной лет. 
Он зажигает без огня 
Во всей квартире свет. 

Он щёлкнет раз - 
Светло у нас. 
Он щёлкнет раз - 
И свет погас. 
(Электрическая лампочка)



***
Я конём рогатым правлю. 
Если этого коня 
Я к забору не приставлю, 
Упадёт он без меня. 
(Велосипед)



***
Она меня впускает в дом 
И выпускает вон. 
В ночное время под замком 
Она хранит мой сон. 

Она ни в город, ни во двор 
Не просится гулять. 
На миг заглянет в коридор - 
И в комнату опять. 
(Дверь)

?


Мистер Твистер

Приехав в страну, старайтесь 
соблюдать её законы и обычаи во 
избежание недоразумений… 
Из старого путеводителя 
1

Есть 
За границей 
Контора 
Кука. 
Если 
Вас 
Одолеет 
Скука 
И вы захотите 
Увидеть мир - 
Остров Таити, 
Париж и Памир, - 

Кук 
Для вас 
В одну минуту 
На корабле 
Приготовит каюту, 
Или прикажет 
Подать самолёт, 
Или верблюда 
За вами 
Пришлёт, 

Даст вам 
Комнату 
В лучшем отеле, 
Тёплую ванну 
И завтрак в постели. 

Горы и недра, 
Север и юг, 
Пальмы и кедры 
Покажет вам Кук. 

2

Мистер 
Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер 
Твистер, 
Делец и банкир, 
Владелец заводов, 
Газет, пароходов, 
Решил на досуге 
Объехать мир. 

- Отлично! - 
Воскликнула 
Дочь его Сюзи. - 
Давай побываем 
В Советском Союзе! 

Я буду питаться 
Зернистой икрой, 
Живую ловить осетрину, 
Кататься на тройке 
Над Волгой-рекой 
И бегать в колхоз 
По малину! 

- Мой друг, у тебя удивительный вкус! 
Сказал ей отец за обедом. - 
Зачем тебе ехать в Советский Союз? 
Поедем к датчанам и шведам. 
Поедем в Неаполь, поедем в Багдад! - 
Но дочка сказала: - Хочу в Ленинград! 
А то, чего требует дочка, 
Должно быть исполнено. Точка. 

3

В ту же минуту 
Трещит аппарат: 

- Четыре каюты 
Нью-Йорк - Ленинград, 
С ванной, 
Гостиной, 
Фонтаном 
И садом. 
Только смотрите, 
Чтоб не было 
Рядом 
Негров, 
Малайцев 
И прочего 
Сброда. 
Твистер 
Не любит 
Цветного народа! 

Кук 
В телефон 
Отвечает: 
- Есть! 
Будет исполнено, 
Ваша честь. 

4

Ровно 
За десять 
Минут 
До отхода 
Твистер 
Явился 
На борт парохода. 

Рядом - 
Старуха 
В огромных очках, 
Рядом - 
Девица 
С мартышкой в руках. 

Следом 
Четыре 
Идут 
Великана, 
Двадцать четыре 
Несут чемодана. 

5

Плывёт пароход 
По зелёным волнам, 
Плывёт пароход 
Из Америки к нам. 

Плывёт он к востоку 
Дорогой прямой. 
Гремит океан 
За высокой 
Кормой. 

Мистер 
Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер 
Твистер, 
Банкир и богач, 
Владелец заводов, 
Газет, пароходов, 
На океане 
Играет в мяч. 

Часть парохода 
Затянута сеткой. 
Бегает мистер 
И машет ракеткой. 

В полдень, устав от игры и жары, 
Твистер, набегавшись вволю, 
Гонит киём костяные шары 
По биллиардному полю. 

Пенятся волны, и мчится вперёд 
Многоэтажный дворец-пароход. 

В белых каютах 
Дворца-парохода 
Вы не найдёте 
Цветного народа: 
Негров, 
Малайцев 
И прочий народ 
В море качает 
Другой пароход. 

Неграм, 
Малайцам 
Мокро и жарко. 
Брызжет волна, 
И чадит кочегарка. 

6

Мистер 
Твистер, 
Миллионер, 
Едет туристом 
В СССР. 

Близится шум 
Ленинградского 
Порта. 
Город встаёт 
Из-за правого 
Борта. 

Серые воды, 
Много колонн. 
Дымом заводы 
Темнят небосклон. 

Держится мистер 
Рукою за шляпу, 
Быстро 
На пристань 
Сбегает 
По трапу. 

Вот, оценив 
Петропавловский 
Шпиль, 
Важно 
Садится 
В автомобиль. 

Дамы усажены. 
Сложены вещи. 
Автомобиль 
Огрызнулся зловеще 
И покатил, 
По асфальту 
Шурша, 
В лица прохожим 
Бензином 
Дыша. 

7

Мистер 
Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер 
Твистер, 
Миллионер, 
Владелец заводов, 
Газет, пароходов, 
Входит в гостиницу 
«Англетер». 

Держит во рту 
Золотую сигару 
И говорит 
По-английски 
Швейцару: 

- Есть ли 
В отеле 
У вас номера? 
Вам 
Телеграмму 
Послали 
Вчера. 

- Есть, - 
Отвечает 
Привратник усатый, - 
Номер 
Девятый 
И номер 
Десятый. 
Первая лестница, 
Третий этаж. 
Следом за вами 
Доставят багаж! 

Вот за швейцаром 
Проходят 
Цепочкой 
Твистер 
С женой, 
Обезьянкой 
И дочкой. 

В клетку зеркальную 
Входят они. 
Вспыхнули в клетке 
Цветные огни, 
И повезла она плавно и быстро 
Кверху семью отставного министра. 

8

Мимо зеркал 
По узорам ковра 
Медленным шагом 
Идут в номера 
Строгий швейцар 
В сюртуке 
С галунами, 
Следом - 
Приезжий 
В широкой панаме, 
Следом - 
Старуха 
В дорожных очках, 
Следом - 
Девица 
С мартышкой в руках. 

Вдруг иностранец 
Воскликнул: - 0 боже! 
- Боже! - сказали 
Старуха и дочь. 
Сверху по лестнице 
Шёл чернокожий, 
Тёмный, как небо 
В безлунную ночь. 

Шёл 
Чернокожий 
Громадного 
Роста 
Сверху 
Из номера 
Сто девяносто. 

Чёрной 
Рукою 
Касаясь 
Перил, 
Шёл он 
Спокойно 
И трубку 
Курил. 

А в зеркалах, 
Друг на друга 
Похожие, 
Шли 
Чернокожие, 
Шли 
Чернокожие… 

Каждый 
Рукою 
Касался 
Перил, 
Каждый 
Короткую 
Трубку 
Курил. 

Твистер 
Не мог 
Удержаться от гнева. 
Смотрит 
Направо 
И смотрит 
Налево… 

- Едем! - 
Сказали 
Старуха и дочь. - 
Едем отсюда 
Немедленно прочь! 
Там, где сдают 
Номера 
Чернокожим, 
Мы на мгновенье 
Остаться 
Не можем! 

Вниз 
По ступеням 
Большими 
Прыжками 
Мчится 
Приезжий 
В широкой панаме. 
Следом - 
Старуха 
В дорожных очках, 
Следом - 
Девица 
С мартышкой в руках… 

Сели в машину 
Сердитые янки, 
Хвост прищемили 
Своей обезьянке. 

Строгий швейцар 
Отдаёт им поклон, 
В будку идёт 
И басит в телефон: 

- Двадцать-ноль-двадцать, 
Добавочный триста. 
С кем говорю я?.. 
С конторой «Туриста»? 

Вам сообщу я 
Приятную весть: 
К вашим услугам 
Два номера есть - 
С ванной, гостиной, 
Приёмной, столовой. 
Ждём приезжающих. 
Будьте здоровы! 

9

Вьётся по улице 
Лёгкая пыль. 
Мчится по улице 
Автомобиль. 

Рядом с шофёром 
Сидит полулёжа 
Твистер 
На мягких 
Подушках из кожи. 

Слушает шелест бегущих колес, 
Туго одетых резиной, 
Смотрит, как мчится 
Серебряный пёс - 
Марка на пробке машины. 

Сзади трясутся старуха и дочь. 
Ветер им треплет вуали. 
Солнце заходит, и близится ночь. 
Дамы ужасно устали. 

Улица Гоголя, 
Третий подъезд. 
- Нет, - отвечают, - 
В гостинице мест. 

Улица Пестеля, 
Первый подъезд. 
- Нет, - отвечают, - 
В гостинице мест. 

Площадь Восстания, 
Пятый подъезд. 
- Нет, - отвечают, - 
В гостинице мест. 
Прибыло 
Много 
Народу 
На съезд. 
Нет, к сожаленью, 
В гостинице 
Мест! 

Правая 
Задняя 
Лопнула шина. 
Скоро 
Мотору 
Не хватит бензина… 

10

Мистер Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер Твистер, 
Миллионер, 
Владелец заводов, 
Газет, пароходов, 
Вернулся в гостиницу 
«Англетер». 

Следом - 
Старуха 
В дорожных очках, 
Следом - 
Девица 
С мартышкой в руках. 

Только они 
Позвонили 
У двери, - 
Вмиг осветился 
Подъезд в «Англетере». 
Пробило 
Сверху 
Двенадцать 
Часов. 
Строгий швейцар 
Отодвинул засов. 

- Поздно! - 
Сказал им 
Привратник 
Усатый. - 
Занят 
Девятый, 
И занят 
Десятый. 
Международный 
Готовится 
Съезд. 
Нету свободных 
В гостинице 
Мест! 

- Что же мне делать? 
Я очень устала! - 
Мистеру 
Твистеру 
Дочь прошептала. - 
Если ночлега 
Нигде 
Не найдём, 
Может быть, 
Купишь 
Какой-нибудь 
Дом? 

- Купишь! - 
Отец 
Отвечает, 
Вздыхая. - 
Ты не в Чикаго, 
Моя дорогая. 
Дом над Невою 
Купить бы я рад… 
Да не захочет 
Продать Ленинград! 

Спать нам придётся 
В каком-нибудь сквере! - 
Твистер сказал 
И направился к двери. 

Дочку 
И мать 
Поразил бы удар, 
Но их успокоил 
Усатый швейцар. 

Одну 
Уложил он 
В швейцарской на койку, 
Другой 
Предложил он 
Буфетную стойку. 

А Твистер 
В прихожей 
Уселся 
На стул, 
Воскликнул: 
- О боже! - 
И тоже 
Уснул… 

Усталый с дороги, 
Уснул на пороге 
Советской гостиницы 
«Англетер» 
Мистер 
Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер 
Твистер, 
Миллионер… 

11

Спит - 
И во сне 
Содрогается он: 
Снится ему 
Удивительный сон. 

Снится ему, 
Что бродягой 
Бездомным 
Грустно 
Он бродит 
По улицам тёмным. 
Вдруг 
Самолёта 
Доносится стук - 
С неба на землю 
Спускается 
Кук. 

Твистер 
Бросается 
К мистеру 
Куку, 
Жмёт на лету 
Энергичную руку, 
Быстро садится 
К нему в самолёт, 
Хлопает дверью - 
И к небу плывёт. 

Вот перед ними 
Родная Америка - 
Дом-особняк 
У зелёного скверика. 
Старый слуга 
Отпирает 
Подъезд. 
- Нет, - говорит он, 
В Америке 
Мест! 

Плотно 
Закрылись 
Дубовые двери. 
Твистер 
Проснулся 
Опять в «Англетере». 

Проснулся в тревоге 
На самом пороге 
Советской гостиницы 
«Англетер» 
Мистер Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер Твистер, 
Миллионер… 

Снял он пиджак 
И повесил на стул. 
Сел поудобней 
И снова заснул. 

12

Утром 
Тихонько 
Пришёл 
Паренёк, 
Ящик и щётки 
С собой приволок. 
Бодро и весело 
Занялся делом: 
Обувь собрал, 
Обойдя коридор, 
Белые туфли 
Выбелил мелом, 
Чёрные - 
Чёрною мазью натёр. 
Ярко, до блеска, 
Начистил суконкой… 

Вдруг на площадку, 
Играя мячом, 
Вышли из номера 
Два негритёнка - 
Девочка Дженни 
И брат её Том. 

Дети 
На Твистера 
Молча взглянули: 
- Бедный старик! 
Он ночует на стуле… 

- Даже сапог 
Он не снял 
Перед сном! - 
Тихо промолвил 
Задумчивый Том. 

Парень со щёткой 
Ответил: - Ребята, 
Это не бедный старик, 
А богатый. 
Он наотрез 
Отказался вчера 
С вами в соседстве 
Занять номера. 

Очень гордится 
Он белою кожей - 
Вот и ночует 
На стуле в прихожей! 

Так-то, ребята! - 
Сказал паренёк, 
Вновь принимаясь 
За чистку сапог - 
Жёлтых и красных, 
Широких и узких, 
Шведских, 
Турецких, 
Немецких, 
Французских… 

Вычистил 
Ровно 
В назначенный срок 
Несколько пар 
Разноцветных сапог. 

Только навёл 
На последние 
Глянец - 
Видит: 
Со стула 
Встаёт 
Иностранец, 
Смотрит вокруг, 
Достаёт портсигар… 

Вдруг 
Из конторы 
Выходит швейцар. 

- Есть, - 
Говорит он, - 
Две комнаты рядом 
С ванной, 
Гостиной, 
Фонтаном 
И садом. 
Если хотите, 
Я вас проведу, 
Только при этом 
Имейте в виду: 

Комнату справа 
Снимает китаец, 
Комнату слева 
Снимает малаец. 
Номер над вами 
Снимает монгол. 
Номер под вами - 
Мулат и креол!.. 

Миллионер 
Повернулся 
К швейцару, 
Прочь отшвырнул 
Дорогую сигару 
И закричал 
По-английски: 
- О'кэй! 
Дайте 
От комнат 
Ключи 
Поскорей! 

Взявши 
Под мышку 
Дочь 
И мартышку, 
Мчится 
Вприпрыжку 
По «Англетер» 
Мистер Твистер, 
Бывший министр, 
Мистер Твистер, 
Миллионер. 

?


[2]

Багаж

Дама сдавала в багаж 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картину, 
   Корзину, 
   Картонку 
И маленькую собачонку. 

Выдали даме на станции 
Четыре зелёных квитанции 
О том, что получен багаж: 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картина, 
   Корзина, 
   Картонка 
И маленькая собачонка. 

Вещи везут на перрон. 
Кидают в открытый вагон. 
Готово. Уложен багаж: 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картина, 
   Корзина, 
   Картонка 
И маленькая собачонка. 

Но только раздался звонок, 
Удрал из вагона щенок. 
Хватились на станции Дно: 
Потеряно место одно. 
В испуге считают багаж: 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картина, 
   Корзина, 
   Картонка… 
- Товарищи! Где собачонка? 

Вдруг видят: стоит у колёс 
Огромный взъерошенный пёс. 
Поймали его - и в багаж, 
Туда, где лежал саквояж, 
   Картина, 
   Корзина, 
   Картонка, 
Где прежде была собачонка. 

Приехали в город Житомир. 
Носильщик пятнадцатый номер 
Везёт на тележке багаж: 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картину, 
   Корзину, 
   Картонку, 
А сзади ведут собачонку. 

Собака-то как зарычит, 
А барыня как закричит: 
- Разбойники! Воры! Уроды! 
Собака - не той породы! 

Швырнула она чемодан, 
Ногой отпихнула диван, 
   Картину, 
   Корзину, 
   Картонку… 
- Отдайте мою собачонку! 

- Позвольте, мамаша! На станции, 
Согласно багажной квитанции, 
От вас получили багаж: 
   Диван, 
   Чемодан, 
   Саквояж, 
   Картину, 
   Корзину, 
   Картонку 
И маленькую собачонку. 

   Однако 
За время пути 
   Собака 
Могла подрасти! 

1926


[4]

Пожар

На площади базарной, 
На каланче пожарной 
Круглые сутки 
Дозорный у будки 
Поглядывал вокруг - 
     На север, 
     На юг, 
     На запад, 
     На восток, - 
Не виден ли дымок. 

И если видел он пожар, 
Плывущий дым угарный, 
Он поднимал сигнальный шар 
Над каланчой пожарной. 

И два шара, 
И три шара 
Взвивались вверх, бывало. 
И вот с пожарного двора 
Команда выезжала. 

Тревожный звон будил народ, 
Дрожала мостовая. 
И мчалась с грохотом вперёд 
Команда удалая. 

Теперь не надо каланчи, - 
Звони по телефону 
И о пожаре сообщи 
Ближайшему району. 

Пусть помнит каждый гражданин 
Пожарный номер: ноль-один! 

В районе есть бетонный дом - 
В три этажа и выше - 
С большим двором и гаражом 
И с вышкою на крыше. 

Сменяясь, в верхнем этаже 
Пожарные сидят, 
А их машины в гараже 
Мотором в дверь глядят. 

Чуть только - ночью или днём - 
Дадут сигнал тревоги, 
Лихой отряд борцов с огнём 
Несётся по дороге… 

Мать на рынок уходила, 
Дочке Лене говорила: 
- Печку, Леночка, не тронь. 
Жжётся, Леночка, огонь! 

Только мать сошла с крылечка, 
Лена села перед печкой, 
В щёлку красную глядит, 
А в печи огонь гудит. 

Приоткрыла дверцу Лена - 
Соскочил огонь с полена, 
Перед печкой выжег пол, 
Влез по скатерти на стол, 
Побежал по стульям с треском, 
Вверх пополз по занавескам, 
Стены дымом заволок, 
Лижет пол и потолок. 

Но пожарные узнали, 
Где горит, в каком квартале. 
Командир сигнал даёт, 
И сейчас же - в миг единый - 
Вырываются машины 
Из распахнутых ворот. 

Вдаль несутся с гулким звоном. 
Им в пути помехи нет. 
И сменяется зелёным 
Перед ними красный свет. 

В пять минут автомобили 
До пожара докатили, 
Стали строем у ворот, 
Подключили шланг упругий, 
И, раздувшись от натуги, 
Он забил, как пулемёт. 

Заклубился дым угарный. 
Гарью комната полна. 
На руках Кузьма-пожарный 
Вынес Лену из окна. 

Он, Кузьма, - пожарный старый, 
Двадцать лет тушил пожары, 
Сорок душ от смерти спас, 
Бился с пламенем не раз. 

Ничего он не боится, 
Надевает рукавицы, 
Смело лезет по стене. 
Каска светится в огне. 

Вдруг на крыше из-под балки 
Чей-то крик раздался жалкий, 
И огню наперерез 
На чердак Кузьма полез. 

Сунул голову в окошко, 
Поглядел… - Да это кошка! 
Пропадёшь ты здесь в огне. 
Полезай в карман ко мне!.. 

Широко бушует пламя… 
Разметавшись языками, 
Лижет ближние дома. 
Отбивается Кузьма. 

Ищет в пламени дорогу, 
Кличет младших на подмогу, 
И спешат к нему на зов 
Трое рослых молодцов. 

Топорами балки рушат, 
Из брандспойтов пламя тушат. 
Чёрным облаком густым 
Под ногами вьётся дым. 

Пламя ёжится и злится, 
Убегает, как лисица. 
А струя издалека 
Гонит зверя с чердака. 

Вот уж брёвна почернели… 
Злой огонь шипит из щели: 
- Пощади меня, Кузьма, 
Я не буду жечь дома! 

- Замолчи, огонь коварный! - 
Говорит ему пожарный. - 
Покажу тебе Кузьму! 
Посажу тебя в тюрьму! 

Оставайся только в печке, 
В старой лампе и на свечке! 
______

На скамейке у ворот 
Лена горько слёзы льёт. 
На панели перед домом - 
Стол, и стулья, и кровать… 
Отправляются к знакомым 
Лена с мамой ночевать. 

Плачет девочка навзрыд, 
А Кузьма ей говорит: 
- Не зальёшь огня слезами, 
Мы водой потушим пламя. 
Будешь жить да поживать. 
Только чур - не поджигать! 
Вот тебе на память кошка. 
Посуши её немножко! 
______

Дело сделано. Отбой. 
И опять по мостовой 
Понеслись автомобили, 
Затрубили, зазвонили. 
Мчится лестница, насос. 
Вьётся пыль из-под колёс. 

Вот Кузьма в помятой каске. 
Голова его в повязке, 
Лоб в крови, подбитый глаз, - 
Да ему не в первый раз. 
Поработал он недаром - 
Славно справился с пожаром! 

?


Почта

Борису Житкову 
1

Кто стучится в дверь ко мне 
С толстой сумкой на ремне, 
С цифрой 5 на медной бляшке, 
В синей форменной фуражке? 
          Это он, 
          Это он, 
Ленинградский почтальон. 

          У него 
          Сегодня много 
          Писем 
          В сумке на боку - 
          Из Ташкента, 
          Таганрога, 
          Из Тамбова 
          И Баку. 

В семь часов он начал дело, 
В десять сумка похудела, 
А к двенадцати часам 
Всё разнёс по адресам. 

2

- Заказное из Ростова 
Для товарища Житкова! 

- Заказное для Житкова? 
Извините, нет такого! 

- Где же этот гражданин? 
- Улетел вчера в Берлин. 

3

Житков за границу 
По воздуху мчится - 
Земля зеленеет внизу. 
А вслед за Житковым 
В вагоне почтовом 
Письмо заказное везут. 

Пакеты по полкам 
Разложены с толком, 
В дороге разборка идёт, 
И два почтальона 
На лавках вагона 
Качаются ночь напролёт. 

Открытка - 
В Дубровку, 
Посылка - 
В Покровку, 
Газета - 
На станцию Клин. 
Письмо - 
В Бологое. 
А вот заказное 
Пойдёт за границу - в Берлин. 

4

Идёт берлинский почтальон, 
Последней почтой нагружён. 
Одет таким он франтом: 
Фуражка с красным кантом. 

На тёмно-синем пиджаке 
Лазурные петлицы. 
Идёт и держит он в руке 
Письмо из-за границы. 

Кругом прохожие спешат. 
Машины шинами шуршат, 
Одна другой быстрее, 
По Липовой аллее. 

Подводит к двери почтальон, 
Швейцару старому поклон. 
- Письмо для герр Житкова 
Из номера шестого! 

- Вчера в одиннадцать часов 
Уехал в Англию Житков! 

5

Письмо 
Само 
Никуда не пойдёт, 
Но в ящик его опусти - 
Оно пробежит, 
Пролетит, 
Проплывёт 
Тысячи вёрст пути. 

Нетрудно письму 
Увидеть свет: 
Ему 
Не нужен билет. 

На медные деньги 
Объедет мир 
Заклеенный 
Пассажир. 

В дороге 
Оно 
Не пьёт и не ест 
И только одно 
Говорит: 

- Срочное. 
Англия. 
Лондон. 
Вест, 
14, Бобкин-стрит. 

6

Бежит, подбрасывая груз, 
За автобУсом автобУс. 
Качаются на крыше 
Плакаты и афиши. 

Кондуктор с лесенки кричит: 
- Конец маршрута! Бобкин-стрит! 

По Бобкин-стрит, по Бобкин-стрит 
Шагает быстро мистер Смит 
В почтовой синей кепке, 
А сам он вроде щепки. 

Идёт в четырнадцатый дом, 
Стучит висячим молотком 
И говорит сурово: 
- Для мистера Житкова. 

Швейцар глядит из-под очков 
На имя и фамилию 
И говорит: - Борис Житков 
Отправился в Бразилию! 

7

Пароход 
Отойдёт 
Через две минуты. 
Чемоданами народ 
Занял все каюты. 

Но в одну из кают 
Чемоданов не несут. 
Там поедет вот что: 
Почтальон и почта. 

8

Под пальмами Бразилии, 
От зноя утомлён, 
Шагает дон Базилио, 
Бразильский почтальон. 

В руке он держит странное, 
Измятое письмо. 
На марке - иностранное 
Почтовое клеймо. 

И надпись над фамилией 
О том, что адресат 
Уехал из Бразилии 
Обратно в Ленинград. 

9

Кто стучится в дверь ко мне 
С толстой сумкой на ремне, 
С цифрой 5 на медной бляшке, 
В синей форменной фуражке? 
          Это он, 
          Это он, 
Ленинградский почтальон. 

Он протягивает снова 
Заказное для Житкова. 
- Для Житкова? 
Эй, Борис, 
Получи и распишись! 

10

Мой сосед вскочил с постели: 
- Вот так чудо в самом деле! 
Погляди, письмо за мной 
Облетело шар земной. 

Мчалось по морю вдогонку, 
Понеслось на Амазонку. 
Вслед за мной его везли 
Поезда и корабли. 

По морям и горным склонам 
Добрело оно ко мне. 

Честь и слава почтальонам, 
Утомлённым, запылённым. 

Слава честным почтальонам 
С толстой сумкой на ремне! 

?


Дом, который построил Джек

Вот дом, 
Который построил Джек. 

А это пшеница, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

А это весёлая птица-синица, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

Вот кот, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

Вот пёс без хвоста, 
Который за шиворот треплет кота, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

А это корова безрогая, 
Лягнувшая старого пса без хвоста, 
Который за шиворот треплет кота, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

А это старушка, седая и строгая, 
Которая доит корову безрогую, 
Лягнувшую старого пса без хвоста, 
Который за шиворот треплет кота, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

А это ленивый и толстый пастух, 
Который бранится с коровницей строгою, 
Которая доит корову безрогую, 
Лягнувшую старого пса без хвоста, 
Который за шиворот треплет кота, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

Вот два петуха, 
Которые будят того пастуха, 
Который бранится с коровницей строгою, 
Которая доит корову безрогую, 
Лягнувшую старого пса без хвоста, 
Который за шиворот треплет кота, 
Который пугает и ловит синицу, 
Которая часто ворует пшеницу, 
Которая в тёмном чулане хранится 
В доме, 
Который построил Джек. 

?


Сказка о глупом мышонке

Пела ночью мышка в норке: 
- Спи, мышонок, замолчи! 
Дам тебе я хлебной корки 
И огарочек свечи. 

Отвечает ей мышонок: 
- Голосок твой слишком тонок. 
Лучше, мама, не пищи, 
Ты мне няньку поищи! 

Побежала мышка-мать, 
Стала утку в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя утка, 
Hашу детку покачать. 

Стала петь мышонку утка: 
- Га-га-га, усни, малютка! 
После дождика в саду 
Червяка тебе найду. 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Hет, твой голос нехорош. 
Слишком громко ты поёшь! 

Побежала мышка-мать, 
Стала жабу в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя жаба, 
Hашу детку покачать. 

Стала жаба важно квакать: 
- Ква-ква-ква, не надо плакать! 
Спи, мышонок, до утра, 
Дам тебе я комара. 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Hет, твой голос нехорош. 
Очень скучно ты поёшь! 

Побежала мышка-мать, 
Тётю лошадь в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя лошадь, 
Hашу детку покачать. 

- И-го-го! - поёт лошадка. - 
Спи, мышонок, сладко-сладко, 
Повернись на правый бок, 
Дам овса тебе мешок! 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Hет, твой голос нехорош. 
Очень страшно ты поёшь! 

Побежала мышка-мать, 
Стала свинку в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя свинка, 
Hашу детку покачать. 

Стала свинка хрипло хрюкать, 
Hепослушного баюкать: 
- Баю-баюшки, хрю-хрю. 
Успокойся, говорю. 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Hет, твой голос нехорош. 
Очень грубо ты поёшь! 

Стала думать мышка-мать: 
Надо курицу позвать. 
- Приходи к нам, тётя клуша, 
Нашу детку покачать. 

Закудахтала наседка: 
- Куд-куда! Не бойся, детка! 
Забирайся под крыло: 
Там и тихо, и тепло. 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Нет, твой голос не хорош. 
Этак вовсе не уснёшь! 

Побежала мышка-мать, 
Стала щуку в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя щука, 
Hашу детку покачать. 

Стала петь мышонку щука - 
Hе услышал он ни звука: 
Разевает щука рот, 
А не слышно, что поёт… 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Hет, твой голос нехорош. 
Слишком тихо ты поёшь! 

Побежала мышка-мать, 
Стала кошку в няньки звать: 
- Приходи к нам, тётя кошка, 
Hашу детку покачать. 

Стала петь мышонку кошка: 
- Мяу-мяу, спи, мой крошка! 
Мяу-мяу, ляжем спать, 
Мяу-мяу, на кровать. 

Глупый маленький мышонок 
Отвечает ей спросонок: 
- Голосок твой так хорош - 
Очень сладко ты поёшь! 

Прибежала мышка-мать, 
Поглядела на кровать, 
Ищет глупого мышонка, 
А мышонка не видать… 

?


[2]

Вересковый мёд
Шотландская баллада

(из Роберта Стивенсона)
Из вереска напиток 
Забыт давным-давно. 
А был он слаще мёда, 
Пьянее, чем вино. 

В котлах его варили 
И пили всей семьёй 
Малютки-медовары 
В пещерах под землёй. 

Пришёл король шотландский, 
Безжалостный к врагам, 
Погнал он бедных пиктов 
К скалистым берегам. 

На вересковом поле, 
На поле боевом 
Лежал живой на мёртвом 
И мёртвый - на живом. 


Лето в стране настало, 
Вереск опять цветёт, 
Но некому готовить 
Вересковый мёд. 

В своих могилках тесных, 
В горах родной земли 
Малютки-медовары 
Приют себе нашли. 

Король по склону едет 
Над морем на коне, 
А рядом реют чайки 
С дорогой наравне. 

Король глядит угрюмо: 
«Опять в краю моём 
Цветёт медвяный вереск, 
А мёда мы не пьём!» 

Но вот его вассалы 
Приметили двоих 
Последних медоваров, 
Оставшихся в живых. 

Вышли они из-под камня, 
Щурясь на белый свет, - 
Старый горбатый карлик 
И мальчик пятнадцати лет. 

К берегу моря крутому 
Их привели на допрос, 
Но ни один из пленных 
Слова не произнёс. 

Сидел король шотландский, 
Не шевелясь, в седле. 
А маленькие люди 
Стояли на земле. 

Гневно король промолвил: 
«Пытка обоих ждёт, 
Если не скажете, черти, 
Как вы готовили мёд!» 

Сын и отец молчали, 
Стоя у края скалы. 
Вереск звенел над ними, 
В море катились валы. 

И вдруг голосок раздался: 
«Слушай, шотландский король, 
Поговорить с тобою 
С глазу на глаз позволь! 

Старость боится смерти. 
Жизнь я изменой куплю, 
Выдам заветную тайну!» - 
Карлик сказал королю. 

Голос его воробьиный 
Резко и чётко звучал: 
«Тайну давно бы я выдал, 
Если бы сын не мешал! 

Мальчику жизни не жалко, 
Гибель ему нипочём… 
Мне продавать свою совесть 
Совестно будет при нём. 

Пускай его крепко свяжут 
И бросят в пучину вод - 
А я научу шотландцев 
Готовить старинный мёд!..» 

Сильный шотландский воин 
Мальчика крепко связал 
И бросил в открытое море 
С прибрежных отвесных скал. 

Волны над ним сомкнулись. 
Замер последний крик… 
И эхом ему ответил 
С обрыва отец-старик: 

«Правду сказал я, шотландцы, 
От сына я ждал беды. 
Не верил я в стойкость юных, 
Не бреющих бороды. 

А мне костёр не страшен. 
Пускай со мной умрёт 
Моя святая тайна - 
Мой вересковый мёд!» 

?


***

Из Роберта Бернса
Пробираясь до калитки 
Полем вдоль межи, 
Дженни вымокла до нитки 
Вечером во ржи. 

Очень холодно девчонке, 
Бьет девчонку дрожь: 
Замочила все юбчонки, 
Идя через рожь. 

Если кто-то звал кого-то 
Сквозь густую рожь 
И кого-то обнял кто-то, 
Что с него возьмёшь! 

И какая вам забота, 
Если у межи 
Целовался с кем-то кто-то 
Вечером во ржи!.. 

?


Биография

Поэт, переводчик.

Родился 22 октября (3 ноября) 1887 в Воронеже в семье заводского техника, талантливого изобретателя, поддерживавшего в детях стремление к знаниям, интерес к миру, к людям.

Раннее детство и школьные годы провёл в городке Острогожске под Воронежем. В гимназии учитель словесности привил любовь к классической поэзии, поощрял первые литературные опыты будущего поэта. Одна из поэтических тетрадей Маршака попала в руки В. Стасова, известного русского критика и искусствоведа, который принял горячее участие в судьбе юноши. С помощью Стасова он переезжает в Петербург, учится в одной из лучших гимназий, целые дни проводит в публичной библиотеке, где работал Стасов.

В 1904 в доме Стасова Маршак познакомился с М. Горьким, который отнёсся к нему с большим интересом и пригласил его на свою дачу на Чёрном море, где Маршак лечился, учился, много читал, встречался с разными людьми. Когда семья Горького вынуждена была покинуть Крым из-за репрессий царского правительства после революции 1905, Маршак вернулся в Петербург, куда к тому времени перебрался его отец, работавший на заводе за Невской заставой.

Началась трудовая молодость: хождение по урокам, сотрудничество в журналах и альманахах. Через несколько лет для завершения образования Маршак уехал учиться в Англию, сначала в политехникуме, затем в Лондонском университете. Во время каникул много путешествует пешком по Англии, слушает английские народные песни. Уже тогда начал работать над переводами английских баллад, впоследствии прославившими его.

В 1914 вернулся на родину, работал в провинции, публиковал свои переводы в журналах «Северные записки» и «Русская мысль». В военные годы занимался помощью детям беженцев.

С начала 1920-х участвует в организации детских домов в Краснодаре, создаёт детский театр, в котором начинается его творчество детского писателя.

В 1923, вернувшись в Петроград, пишет свои первые оригинальные сказки в стихах - «Сказка о глупом мышонке», «Пожар», «Почта», переводит с английского детские народные песенки - «Дом, который построил Джек» и т.д. Возглавляет один из первых советских детских журналов - «Новый Робинзон», вокруг которого собираются талантливые детские писатели. Маршак был первым сотрудником М. Горького, создавшего Издательство детской литературы (Детгиз).

Стихи Маршака для детей, его песни, загадки, сказки и присказки, пьесы для детского театра со временем составили сборник «Сказки, песни, загадки», неоднократно переиздававшийся и переведённый на многие языки.

В 1930-е пишет сатирический памфлет «Мистер Твистер», стихотворение «Рассказ о неизвестном герое» и др. В годы Отечественной войны активно сотрудничает в газетах - его пародии, эпиграммы, политические памфлеты высмеивают и обличают врага. В послевоенные годы выходят книжки стихов - «Почта военная», «Быль-небылица», поэтическая энциклопедия «Весёлое путешествие от А до Я». Много занимается переводами сонетов Шекспира и песен Р. Бёрнса, переводит стихотворения Дж. Китса, Р. Киплинга, У. Водсворта и др.

Среди драматургических сочинений Маршака особой популярностью пользуются пьесы-сказки «Двенадцать месяцев», «Умные вещи», «Кошкин дом».

В 1961 вышел сборник статей «Воспитание словом» - итог большого творческого опыта писателя.

В 1963 вышла «Избранная лирика» - последняя книга писателя.

С. Маршак скончался 4 июля 1964 в Москве.

Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000


МАРШАК, Самуил Яковлевич [22.X(3.XI).1887, Воронеж, - 4.VII.1964, Москва] - русский советский поэт. Родился в семье техника-мастера на химических заводах. Писать стихи начал в раннем возрасте. В 1902 тетрадка стихов Маршака попала в руки В. В. Стасова, который принял горячее участие в судьбе молодого поэта; позже на него обратил внимание М. Горький. В 1904-06 Маршак жил в семье Горького в Ялте. Печататься начал с 1907 в литературных альманахах, позднее в «Сатириконе» и др. В 1912 Маршак уехал для продолжения образования в Англию; слушал лекции в Лондонском университете (1913-14). В 1915-17 в журналах «Северные записки» и «Русская мысль» были опубликованы первые переводы Маршака (стихи Уильяма Блейка, Вордсворта, английские и шотландские народные баллады).

Литературная деятельность Маршака весьма разнообразна: лирика, сатира, переводы, драматургия. Особую популярность приобрели стихи Маршака для детей. В годы 1-й мировой войны Маршак участвовал в организации помощи малолетним сиротам и беженцам. Эта работа сблизила его с детьми. В 1920 он организовал и возглавил в Краснодаре «Детский городок» - комплекс детских учреждений (школа, б-ка, детские кружки), включавший в себя и один из первых советских театров для детей. Для театра «Детского городка» Маршак и поэтесса Е. Васильева писали пьесы-сказки, из которых впоследствии был составлен сборник «Театр для детей» (1922).

В 1923 вышли первые стихотворные книжки Маршака для самых маленьких - английская детская народная песенка «Дом, который построил Джек», «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке». С этого времени начинается плодотворная деятельность Маршака - детского поэта, редактора и организатора детской литературы. В 1924-25 он возглавлял журнал «Новый Робинзон», сыгравший важную роль в истории советской литературы для детей. В нём впервые начали печататься Б. Житков, М. Ильин, Е. Шварц, В. Бианки и др. С 1924 Маршак на протяжении ряда лет руководил детским отделом ОГИЗа. М. Горький, не раз привлекавший Маршака к разработке планов большой литературы для маленьких, высоко ценил его поэтическую и редакторскую деятельность. Он называл Маршака «основоположником детской литературы у нас».

Стихи Маршака для детей, его песни, загадки, сказки и присказки, пьесы для детского театра со временем составили обширный сборник «Сказки, песни, загадки», неоднократно переиздававшийся и переведенный на многие языки. В первых же своих стихах («Почта», «Пожар», позднее «Мастер-ломастер», «Война с Днепром» и др.) М. безо всякой дидактики прививал детям любовь и уважение к силе разума, к труду и людям труда. В сатирическом памфлете «Мистер Твистер» (1933) он говорил с юными читателями о расовой розни; в романтической поэме «Рассказ о неизвестном герое» (1938) описал подвиг бесстрашного юноши - одного из многих скромных героев наших дней. Детские стихи Маршака написаны просто, увлекательно, понятно, они отличаются законченностью, чётким ритмом, строгостью композиции. И в то же время в них есть причудливость, озорство народной песни, считалки, дразнилки. Каждое слово в этих энергично «работающих» стихах тщательно отобрано и взвешено. Стих приобретает предельную ясность и запоминается как пословица.

В произвелениях Маршака, написанных в военные и послевоенные годы, усиливается лирическое начало. В стихотворных книжках «Почта военная» (1944), «Разноцветная книга» (1947), «Круглый год» (1948), «Быль-небылица» (1947) или поэтической энциклопедии «Веселое путешествие от А до Я» (1953) Маршак расширяет изобразительные средства, обращаясь к пейзажной лирике, к углублённому изображению душевных переживаний героя. Это совпало с началом работы Маршака над «Лирической тетрадью», над переводами сонетов У. Шекспира и песен Р. Бёрнса, которого Маршак начал переводить еще в 30-х гг. В лирических стихах Маршака по-своему отразились многие мысли и чувства, которые одушевляли и его поэзию для детей. Но здесь философские мысли о ценности слова и ценности времени, о жизни и смерти, о вечности, о связи поэта с родной землей и её языком проявились глубже, сложнее - в классически ясных, гармоничных стихах, как бы продолжающих традиции пушкинской поэтической школы.

Маршак переводил на русский язык У. Блейка, У. Вордсворта, Дж. Китса, Р. Киплинга, Э. Лира; украинских, белорусских, литовских, армянских и других поэтов. Он «открыл» русским читателям итальянского поэта-коммуниста Джанни Родари. Поистине классическими являются переводы сонетов Шекспира. Воссоздавая на русском языке стихи чужеземных поэтов, Маршак в то же время сохраняет все особенности поэзии разных народов. Его переводы всегда воспринимаются как оригинальные стихи, становятся, по выражению А. Фадеева, «фактами русской поэзии».

В годы Великой Отечественной войны развернулся талант Маршака-сатирика. В содружестве с художниками Кукрыниксами и другими он создал немало боевых плакатов. Его сатирические стихи часто появлялись на страницах «Правды». Среди драматургических сочинений Маршака особой популярностью пользуются пьесы-сказки «Двенадцать месяцев», «Горя бояться - счастья не видать», «Умные вещи», «Кошкин дом», поставленные на сценах многих советских и зарубежных театров. В 1960 опубликована автобиографическая повесть «В начале жизни». В 1961 вышел сборник статей о литературном мастерстве, заметок и воспоминаний «Воспитание словом» - итог большого творческого опыта писателя.

В 1963 за книгу «Избранная лирика» (1962) Маршаку было присуждено звание лауреата Ленинской премии. Вместе с лирическими эпиграммами - четверостишиями и восьмистишиями, над которыми поэт начал работать в последние годы жизни, «Избранная лирика» является как бы ключом ко всей поэзии Маршака. В этих стихах он вновь предстал перед нами как мудрый художник-жизнелюб. Книги Маршака переведены на многие языки народов СССР и иностранные языки. Государственные премии СССР 1942, 1946, 1949, 1951.

Соч. и переводы: Соч., т. 1-4, М., 1957-60; Роберт Бёрнс в переводах С. Маршака, М., 1963; Сатирич. стихи, М., 1959; Избр. переводы, М., 1959; Сонеты Шекспира в переводах С. Маршака, М., 1964; Сказки для чтения и представления, М., 1962; В начале жизни. Страницы воспоминаний, М., 1962; Избр. лирика, М., 1962; Избранное, М., 1964; Сатирич. стихи, М., 1964; Воспитание словом. Статьи, заметки, воспоминания, М., 1964; Лирические эпиграммы, М., 1965; Б л ей к В., Избранное. В переводах С. Маршака. [Предисл. В. Жирмунского], М., 1965; Сказки, песни, загадки, в 2 тт., т. 1, М., 1966-

Лит.: Горький М., Собр. соч. в 30 томах, т. 25, с. 112, 114; т. 26, с. 63; т. 27, с. 31; т. 30, с. 250, 288, 349; Фадеев А., О двух сторонах творчества С. Я. Маршака, «Лит-pa и жизнь», 1960, 5 окт.; Смирнова В., С. Я. Маршак, М., 1954; Чуковская Л., В лаборатории редактора, М., 1960; Твардовский А., Роберт Бёрнс в переводах С. Маршака, в его кн.: Статьи и заметки о лит-ре, 4 изд., М., 1961; Венгров Н., С. Я. Маршак, в кн.: История рус. сов. лит-ры, т. 3, М., 1961; Галанов Б., Самуил Яковлевич Маршак, М., 1965; Чуковский К., Маршак, «Новый мир», 1962, № 11; Рассадин Ст., Обыкновенное чудо. Книга о сказках для театра, М., 1964; Самуил Яковлевич Маршак. [Некролог]. Статьи А. Суркова, Р. Гамзатова и др., «Лит. газета», 1964, 7 и 9 июля; Твардовский А., Слово о Маршаке, «Лит. газета», 1904, 11 июля; Хьюз Э., Несколько слов о Маршаке, «Новый мир», 1964, № 8; Пантелеев Л., О Маршаке, «Новый мир», 1966, № 10.

Б. Е. Галанов

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. - Т. 4. - М.: Советская энциклопедия, 1967


МАРШАК Самуил Яковлевич [1887-] - современный детский писатель. В печати выступил в 1907 с лирическими стихами и переводами Блека, Вордсворта и английских народных баллад. После Октябрьского переворота был одним из организаторов первого детского театра в СССР - «Детского городка» в Краснодаре. Работая в ленинградском «Театре юных зрителей», совместно с Е. Васильевой издал сборник пьес «Театр для детей».

Первая детская книга Маршака - «Детки в клетке» - была выпущена в 1923. Затем от перевода и переработки английских народных песен («Дом, который построил Джек») Маршак переходит к разработке производственных трудовых тем («Почта», «Вчера и сегодня», «Пожар», «Как рубанок сделал рубанок») и затем к показу нашего социалистического строительства и борьбы человека со стихиями («Отряд», «Война с Днепром», «Доска соревнования»). Наряду с этим Маршак работает и над весёлой книгой («Багаж», «Пудель», «Прогулка на осле» и т. д.).

Тематический охват Маршака таким образом чрезвычайно широк. Особенностью его творчества является многообразие композиции, стиховых жанров и приёмов в разработке отдельной темы. С одинаковым мастерством даёт он и загадку, которую широко использует как литературный приём для детей («Загадки» Маршака; вступления к некоторым произведениям - «Почта», «Отряд» и т. д.), и анекдот, построенный на самом примитивном комизме положений, в ритме, размере и интонациях народных английских песен («Пудель», «Багаж»), и пионерский лагерь, целиком идущий в ударном ритме лагерной жизни:

«Что  там  за  прохожий 
Идёт  по  мостовой, 
Что  за  краснокожий 
С  голой  головой? 
……………….
Занял всю  дорогу. 
Топает, как  слон. 
Слышите, как  много 
У него имён?» 

Дальше показ Днепростроя - «Война с Днепром» и «Доска соревнования», где труд - «дело чести, доблести, геройства», где «каждый подвиг и успех пример для всех». И наряду со всем этим почти стихотворение в прозе - «Усатый полосатый» - для самых маленьких детей.

Особенно много Маршак работает над весёлой книгой для детей, разрешая сложнейшую проблему весёлой детской книги вообще и дошкольной в частности. Не злоупотребляя внешними признаками и комическими положениями, Маршак умеет извлечь комизм из характерного в явлении. Он широко при этом использует и языковые средства и интонационную сторону речи самих ребят. Этот учёт специфических особенностей детской речи, особая музыкальная звучность и ритмическая выразительность характерны для весёлой книжки Маршака.

В трактовке взятой темы Маршак, учитывая ограниченный и раздробленный опыт детей, не вполне выработанную ещё способность к обобщениям, конкретность детского мышления и эмоциональность их, выделяет и заостряет те моменты, которые особенно привлекают детей. Этот учёт возраста и возрастных особенностей, уменье развернуть произведение интересно, но просто, чётко, с хорошей скупостью слова - также характерны для Маршака как детского писателя.

Не ограничивая свою работу текстом, Маршак участвует и в работе художника над оформлением книги - отсюда органическое соединение графики и текста, характерное для книг Маршака и абсолютно необходимое в дошкольной книге. Работая в детской литературе как писатель, Маршак одновременно ведёт и большую редакторскую работу: в течение многих лет состоит редактором и консультантом детского сектора Огиза, а затем «Молодой гвардии».

Библиография: I. Детки в клетке, П., «Радуга», 1923 (8 изд.); Пожар, П., «Радуга», 1923 (9 изд.); О глупом мышонке, П., «Синяя птица», 1923 (5 изд.); Дом, который построил Джек, Л., Гиз, 1924 (3 изд.); Радуга, М. - Л., «Радуга», 1926 (1 изд.); Багаж, Харьков, 1927 (5 изд.); Котята, Л., Гиз, 1927 (2 изд.); Как рубанок сделал рубанок, Л., «Радуга», 1927 (3 изд.); Почта, Л., «Радуга», 1927 (7 изд.); Раз, два и готово, Л., Гиз, 1927 (2 изд.); Три зверолова, Л., Гиз, 1927 (2 изд.); Мастер, Л., Гиз, 1927 (1 изд.); Петрушка-иностранец, Л., «Радуга», 1927 (4 изд.); Два кота, Л., «Радуга»; 1928 (1 изд.); Кривоносый, Л., Гиз, 1928 (1 изд.); Отряд, Л., Гиз, 1928 (3 изд.); Синие загадки - красные разгадки, Л., Гиз, 1928 (3 изд.); Фома и Ерёма, Л., Гиз, 1928 (2 изд.); Цирк, Л., Гиз, 1928 (2 изд.); Ящик рассказчик, Л., Гиз, 1928 (3 изд.); Весёлый час, М. - Л., 1929 (1 изд.); Загадки - разгадки, Л., Гиз, 1929 (2 изд.); Вот какой рассеянный, Л., Гиз, 1930 (4 изд.); Загадки Маршака, М., Гиз, 1930 (3 изд.); Перчатки, Л., Гиз, 1930 (1 изд.); Усатый полосатый, Л., Гиз, 1930 (2 изд.); Мастер - ломастер, Л., Гиз, 1930 (3 изд.); Прогулка на осле, Л., Гиз, 1930 (2 изд.); Мачты и крылья, Л. - М., «Радуга», 1931 (1 изд.); Война с Днепром, М., «Молодая гвардия», 1931 (1 изд.); 40 норд - 50 вест (перев. стихов Киплинга), М., Гиз, 1931 (1 изд.); Доска соревнования, М. - Л., 1931 (1 изд.); Вчера и сегодня (4 изд.); Книжка про книжки (4 изд.); Король и пастух (1 изд.); Мороженое (3 изд.); Приключения стола и стула (2 изд.); Пудель (4 изд.); Семь чудес (2 изд.); Театр для детей (соавтор. Е. Васильева, - 2 изд.); Чудеса (1 изд.). Большинство книг Маршака переведено на языки нацменьшинств. Имеются перев.: на нем. яз. - «Война с Днепром», «Доска соревнования», «Багаж»; на голландск. яз. - «Багаж», «Цирк», «Мороженое»; на англ. яз. - «Доска соревнования» и т. д.

II. Бухштаб Б., Поэзия Маршака, «Книга детям», 1931, янв.; Его же, Стихи для детей, Критич. сборник «Детская литература», под ред. А. В. Луначарского, ГИХЛ, Москва - Ленинград, 1931, стр. 111-118; Бармин А., Весёлая книжка, там же, стр. 75-77; Караваева А., О книгах С. Маршака, «На литературном посту», 1931, № 24; см. другие рецензии: «Смена», 1931, 15 ноября; «Комсомольская правда», 1932, 3 дек.

Н. Шер

Литературная энциклопедия: В 11 т. - [М.], 1929-1939

Стихотворения взяты из книг:

1. С. Маршак. Лирика. Переводы. Санкт-Петербург, «Лениздат», 1996
2. С. Маршак. Собрание сочинений. Москва: «Художественная литература», 1970
3. «Россия - Родина моя». Библиотечка русской советской поэзии в пятидесяти книжках. Москва: «Художественная литература», 1967
4. Русские поэты. Антология в 4-х томах. Москва: «Детская литература», 1968