Главное меню

Алексей Кручёных

Кручёных Алексей Елисеевич [9 (21) февраля 1886, д. Олевка Херсонской губернии - 17 июня 1968, Москва; похоронен на Донском кладбище], русский поэт.
Алексей Кручёных. Alexey Kruchenyh

Теоретик футуризма. В книгах «Слово как таковое» (1913), «Сдвигология русского стиха» (1922), «Фактура слова», «Апокалипсис в русской литературе» (обе 1923) и др. разрабатывал оригинальный поэтический язык, заумь (известная строка - «Дыр бул щыл»), генетически возводя его к «праязыку», фольклорным заговорам и т. п.; иллюстрировал свои теории поэтическим творчеством, носящим экспериментаторский характер (сборники «Мирсконца», 1912, совместно с В. Хлебниковым; «Помада», «Взорваль», оба 1913, и др.).

Подробнее

Фотогалерея (18)

Стихи (3):



Биография

Невероятно, что этот футурист-долгожитель дожил до года, когда советские танки вторглись в Чехословакию. Футуристы не подозревали, во что может превратиться восторженно призываемая ими революция.

Кручёных был из крестьян, окончил одесское художественное училище. «Теперь о Кручёных начать главу бы…» - так писал Н. Асеев в поэме «Маяковский начинается», связывая имя и судьбу великого поэта, ставшего памятником и кораблями, с именем почти забытого его сподвижника по футуризму, ставшего на старости лет всего-навсего собирателем и торговцем редкими книгами и автографами. Между тем Кручёных сам был редким автографом истории - и не только раритетом-загогулиной, раритетом-кляксой. Его знаменитое «Дыр бул щил» прочно приклеилось к его фамилии, ибо вместе с Хлебниковым он лихо шалил заумной поэзией.

Как будто провидчески настраиваясь на свою будущую профессию неофициального букиниста, Кручёных навыпускал огромное количество малотиражных книжечек - иногда с собственными рисунками и аппликациями, ныне превратившихся в чёрно-рыночные драгоценности. Ему же принадлежала идея создать книжку, где многие поэты того времени упражнялись на рифмы к его фамилии. Например, кирсановское «Балериньих икр учёных был не чужд и Кручёных».

Однако Кручёных создавал и серьёзные, а подчас и трагические замораживающие произведения, несмотря на зубоскальски пренебрежительное отношение к нему со стороны литературных «пуристов». «Голод» - навеянный кошмарами народного горя в Поволжье - в чём-то близок к хлебниковской фольклорной интонации, полон страдальческого сюрреализма народных «страшных» сказок. «В полночь я заметил», включённое Эльзой Триоле в советскую антологию по-французски, - кафкиански исповедальное, так, что мурашки по коже. Асеев был прав - Кручёных заслуживает в истории русской поэзии главы о нём, и уж во всяком случае - избранного.

Пастернак писал во вступлении к одной из книжек Кручёных: «Несколько слов о последнем (об искусстве.- Е. Е.). Ты - на его краю. Шаг в сторону, и ты вне его, т. е. в сырой обывательщине, в которой больше причуд, чем принято думать. Ты - живой кусочек его мыслимой границы…» Точнее не скажешь.

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е. Евтушенко. Минск-Москва, «Полифакт», 1995


КРУЧЁНЫХ, Алексей Елисеевич [р. 9(21).II.1886, дер. Олевка Херсонской губернии] - русский советский поэт. Окончил Одесское художественное училище (1906). Один из теоретиков кубофутуризма, позднее примыкал к «Лефу»; с 30-х гг. занимается литературно-музейной работой. Первые сборники: поэма «Игра в аду» (1912, совместно с В. Хлебниковым) и полупародийный лирический цикл «Старинная любовь» (1912). Кручёных пытался изобрести новый поэтический язык - заумь (сборники «Слово, как таковое», 1913, «Фактура слова», 1923, и др.). Книги Кручёных «Возропщем» (1913) и «Утиное гнёздышко… дурных слов…» (1914) - образцы звуковой и графической зауми; в сборниках отсутствуют знаки препинания, применяются шрифты разных размеров и т. п. Характерен в этом отношении сборник «Взорваль» (1913) с рисунками К. Малевича, О. Розановой, Н. Кульбина. Натуралистические черты характерны для фабульных уголовных романов в стихах «Разбойник Ванька-Каин и Сонька-Маникюрщица» (1925) и «Дунька-Рубиха» (1926). В сборнике «Ирониада» (1930) Кручёных пытался ввести в поэзию джазовые ритмы. С 1930 публикует лишь отдельные статьи и библиографические указатели. Кручёных - автор первой книги о Маяковском: «Стихи В. Маяковского» (1914).

Соч.: Полуживой, М., 1913; Победа над солнцем, П., 1913; Заумная гнига, М., 1916; Зудесник, М., 1922.

Лит.: Чуковский К., Футуристы, П., 1922; Жив Кручёных! Сб. ст. [Ст. Б. Пастернака, С. Третьякова и др.], М., 1925.

О. П. Воронова

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. - Т. 3. - М.: Советская энциклопедия, 1966


КРУЧЁНЫХ Алексей Елисеевич [1886-] - поэт и теоретик русского кубо-футуризма. Родился в крестьянской семье, окончил Одесское художественное училище.

Вместе с Хлебниковым Кручёных - создатель заумного языка, практике и теории которого им посвящён ряд работ. Основным положением Кручёных является утверждение, что «мысль и речь не успевают за переживанием вдохновенного; поэтому художник волен выражаться не только общим языком (понятие), но и личным (творец индивидуален) языком, не имеющим определённого значения (не застывшим), заумным». В этом стремлении к «наибольшей выразительности, которой отличается язык строительной современности», Кручёных на первый план выдвигал близость к звуковому строю русского языка, в связи с чем отрицал предшествовавшую поэзию, в которой повторялись созвучия «пе-пе-пе-пи-пи-пи, се-се-се» и т. д., доказывал, что в «Евгении Онегине» только и слышно гнусавое «ени-ани» да пронизывающее уши «с-с-с», и утверждал, что счёт из прачечной («2 крахмальные рубахи, 3 наволочки» и т. д.) по своему стилю выше пушкинского, т. к. «на восьми строчках счёта мы видим такие резкие и звучные буквы русичей: ы, щ, крн, ф, ю, ж…» Отыскивая доказательства для оправдания «зауми», Кручёных создаёт особую «науку» - «сдвигологию», находит на стыках слов новые словообразования (напр. «Узрю ли русской Терпсихоры»: «узрюли» - глазница и т. п.), вносящие новые смыслы и доказывающие необходимость внимания к звучанию речи, исследует у ряда авторов употребление ими тех или иных звукообразований, иноязычных слов и т. п., которые Кручёных считает проявлением «зауми» и доказательством её «победы». В своей творческой деятельности Крученых не идёт дальше работы в этой же заумной области, создавая или «словоновеллы» (неологизмы) по линии хлебниковского «корнесловия» (напр. «зудеса», «зудок», «зудило», «зудесник», «зудийца», «зудрец» и т. д.), или такие стихотворения, как напр. «Разрез завода»:

«Земля … зл … зк … чи … бронзы 
Завьюзг - завиток … зарр - 
Стружки - ж - ж - з - з - з! 
- Завод в ходу» …

представляющие те или иные звуковые построения.

Творчество и научная работа Кручёных характерны как доведение до абсурда положений футуризма и являются выражением внутренней опустошённости той богемной части деградировавшей мелкобуржуазной городской интеллигенции, которая в значительной степени питала дореволюционный футуризм. Глубокая упадочность психики, потеря социальных связей, выпадение из производственного процесса и вытекавшая отсюда социальная изолированность создавали почву для такого творчества и для таких взглядов на него, когда не только выхолащивалось всё содержание, вся образная сущность литературы и оставлялась лишь звуковая, лишённая всякого смысла сторона её, но даже и язык терял своё коммуникативное значение и превращался в оторванное от общества индивидуалистическое построение. Тем самым и деятельность Кручёных имеет не субъективное, а объективное значение как показатель степени лититературной деградации этой группы; и даже некоторое здоровое ядро в его работах, в смысле наблюдений над теми или иными звуковыми особенностями литературного языка, основанных на остром звуковом чутье, бесследно пропадает для читателя благодаря пренебрежению Кручёных к научной лингвистике и загромождению всякими «заумными» домыслами.

Библиография: I. Апокалипсис в русской литературе, «МАФ», М., 1923; Фактура слова, «МАФ», М., 1923; Сдвигология русского стиха, «МАФ», М., 1923; Новое в писательской технике (переизд. «Заумный язык»), ВСП, М., 1927; 15 лет русского футуризма, изд. ВСП, М., 1928. Стихи: Голодняк, М., 1922; Зудесник, М., 1922; Четыре фонетические романа, М., 1927.

II. Шапирштейн-Лерс Я., Общественный смысл русского литературного футуризма, М., 1922; Чуковский К., Футуристы, П., 1922; Горлов Н., Футуризм и революция, М., 1924; Малахов С., Заумники, «На литературном посту», 1926, VII-VIII; Его же, Русский футуризм после революции, «Молодая гвардия», 1926, X.

III. Подробную библиографию многочисленных работ Кручёных см. в его работе «Новое в писательской технике», и Владиславлева И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

Л. Т.

Литературная энциклопедия: В 11 т. - [М.], 1929-1939