Юлий Ким

Юлий Ким. Yuli Kim

Ким Юлий Черсанович (р. 23 декабря 1936, Москва), поэт, писатель, драматург, композитор.

Подробнее

Фотогалерея (17)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
Если Вы считаете, что Ваши права нарушены, - немедленно свяжитесь с автором сайта.

[Приглашаю посмотреть моё стихотворение: «Юлий Ким»]

Стихи (15):

Баллада о том, как Александр Галич посетил Москву

Не слагал я трёх гимнов отечеству, 
Но свободе его послужил. 
Так что мне Управляющий Вечностью 
Прокатиться в Москву разрешил. 
На моё девяностое летие 
Вот подарок мне вышел какой! 
И помчался буквально, как ветер я, 
И примчался в мой город родной. 

Но гляжу, он какой-то двоюродный, 
Ни на «вы» не могу, ни на «ты». 
В лихорадке сегодняшней муторной 
До чего исказились черты! 
Разнаряжена, разнарумянена, 
Топоча, хохоча, матерясь, 
Ай, Москва! Разгулялася барыня! 
До заморских обнов дорвалась. 

Всю округу заляпала лейблами 
И, наушником ухо заткнув, 
Дикой помесью рока с молебнами 
Услаждает свой девственный слух. 
И кошерное жрёт, и скоромное, 
И коньяк из горлА, и дубняк. 
То рыдает над кошкой бездомною, 
То гоняет бомжей, как собак. 

И делясь сокровенными тайнами, 
Вам покажет вдали от людей 
Николашку Второго со Сталиным 
В медальоне промежду грудей. 
И включит она ГУМ многоярусный, 
И почешет она по торгам, 
И зажжётся в глазах её яростный 
И немеркнущий чистоган! 

- Ну, привет, говорю, принимай меня. 
Всё же вроде бы не чужой. 
- Ох ты, батюшки, я вся внимание! 
Не узнала, прости, дорогой. 
Позвонил бы, уж мы б тебя встретили. 
Ты по делу сюда или так? 
- У меня девяностое летие, 
Всё ж я Галич, небось, как-никак. 

- Как же, помню, мадам Парамонова. 
Эти, как их там... облака. 
Может, есть у тебя чего нового? 
- Да пока не скудеет рука. 
Есть баллада про новых зека, 
Есть канкан ветеранов Чека, 
Есть про Путина пара стишков, 
Есть комедия «Вас вызывает Лужков»... 

А она мне: «Любименький бард ты мой, 
Разгребатель родного дерьма... 
Значит, даже могила горбатому 
Не сумела исправить горба? 
Я б дала тебе, Сашенька, выступить, 
Но не вижу для этого мест: 
Всё, блин, занял Каспаров под диспуты, 
Да Лимонов с Рыжковым под съезд. 
Ни принять, ни обнять, ни пригреть тебя - 
Аж мне стыдно самой от себя. 
Ты давай, приезжай на столетие - 
Я на подступах встречу тебя!» 

Осень 2008


Монолог Шута

Поговоримте о фортуне, 
О провиденье, о судьбе - 
И уличим её в халтуре, 
И умолчимте о себе! 
О, воля рока, воля рока! 
Мы льстим тебе как никому, 
Ты безобразна, ты жестока, 
Гнусна, глуха и кривобока, 
И шлюха, судя по всему. 

Судьбу никто в глаза не видел, 
Но, и не видя, испытал, 
А, испытав, возненавидел, 
И удивляться перестал. 
Отныне горькие упрёки 
Не тратьте зря, не тратьте зря. 
Ведь, если мы гнусны, жестоки, 
Коварны, злы и кривобоки, - 
То лишь судьбе благодаря. 

Поймать преступную фортуну! 
Связать распутную судьбу, 
Её за подлую натуру 
Предать ужасному суду! 
В багряной маске и рубахе 
Меч роковой подъемлю я 
И, подержав минуту в страхе, 
Я отпущу фортуну с плахи - 
И тем куплю любовь ея. 

?


19 Октября

На пороге наших дней 
Неизбежно мы встречаем, 
Узнаём и обнимаём 
Наших истинных друзей. 

Здравствуй время гордых планов, 
Пылких клятв и долгих встреч! 
Свято дружеское пламя, 
Да не просто уберечь. 
Всё бы жить, как в оны дни - 
Всё бы жить легко и смело, 
Не высчитывать предела 
Для бесстрашья и любви. 

И, подобно лицеистам, 
Собираться у огня 
В октябре багрянолистном 
Девятнадцатого дня. 
Но судьба своё возмёт, 
По-ямщицки лихо свистнет, 
Всё по-своему расчислит, - 
Не узнаешь наперёд. 

Грянет бешеная вьюга, 
Захохочет серый мрак. 
И спасти захочешь друга, 
Да не выдумаешь как. 
На дорогах наших дней, 
В перепутьях общежитий, 
Ты наш друг, ты наш учитель - 
Славный пушкинский лицей. 

Под твоей бессмертной сенью 
Научиться бы вполне 
Безоглядному веселью, 
Бескорыстному доверью, 
Вольнодумной глубине. 

?


Открытое письмо VI пленуму

Позвольте, братцы, обратиться робко: 
Пришла пора почистить наш народ. 
А я простой советский полукровка 
И попадаю в страшный переплёт. 
Отчасти я вполне чистопородный: 
Всесвятский, из калужских христиан. 
Но по отцу - чучмек я инородный 
И должен убираться в свой Пхеньян. 
Куда же мне по вашему закону? 
Мой край теперь - отчасти только мой. 
Пойтить на Волгу, побродить по Пскову 
Имею право лишь одной ногой. 
Во мне кошмар национальной розни! 
С утра я слышу брань своих кровей: 
Одна вопит, что я кацап безмозгий, 
Другая - почему-то, что еврей. 
Спаси меня, Личутин и Распутин! 
Куда ни плюнь - повсюду мне афронт. 
Я думал, что я чистый в пятом пункте, 
И вот, как Пушкин, порчу генофонд. 
А мой язык, любимый и привычный? 
Его питал полвека этот край. 
Так русский он? 
Или русскоязычный? 
Моя, Куняев, твой не понимай! 
Живой душе не дайте разорваться! 
Прошу правленье РСФСР: 
Таким, как я, устройте резервацию, 
Там, где-нибудь... в Одессе, например. 
Там будет нас немало, многокровных: 
Фазиль, Булат, отец Флоренский сам. 
Нам будут петь Вертинский и Миронов. 
Высоцкий тоже будет петь не вам. 
Каспаров! Гарик! Тоже двуединый! 
Разложим доску! Врубим циферблат! 
И я своей корейской половиной 
Его армянской врежу русский мат! 
А вам скажу, ревнители России: 
Ой, приглядитесь к лидерам своим! 
Ваш Михалков дружил со Львом Абрамычем Кассилем, 
А Бондарев - по бабке - караим! 

?


Нет, я не плачу

Нет, я не плачу, и не рыдаю, 
На все вопросы я открыто отвечаю, 
Что наша жизнь - игра, и кто-ж тому виной, 
Что я увлёкся этою игрой. 

И перед кем же мне извиняться? 
Мне уступают, я не в силах отказаться. 
И разве мой талант, и мой душевный жар 
Не заслужили скромный гонорар. 

   Бусть бесится ветер жестокий 
   В тумане житейских морей. 
   Белеет мой парус такой одинокий 
   На фоне стальных кораблей. 

О наслажденье - ходить по краю. 
Замрите, ангелы, смотрите - я играю. 
Разбор грехов моих оставьте до поры. 
Вы оцените красоту игры. 

Ведь согласитесь, какая прелесть 
Мгновенно в яблочко попасть - почти не целясь. 
Орлиный взор, напор, изящный поворот, 
И прямо в руки - запретный плод. 

Я не разбойник, и не апостол. 
И для меня, конечно, тоже всё не просто. 
И очень может быть, что от забот своих, 
Я поседею раньше остальных. 

Но я не плачу, и не рыдаю. 
Хотя не знаю, где найду, где потеряю. 
И очень может быть, что на свою беду, 
Я потеряю больше, чем найду. 

?


Истерическая перестроечная

Ну, ребята, - всё, ребята, 
Нету ходу нам назад, 
Оборвалися канаты, 
Тормоза не тормозят. 
Вышла фига из кармана, 
Тут же рухнули мосты, 
А в условьях океана 
Негде прятаться в кусты. 

И дрожу я мелкой мышью 
За себя и за семью: 
Ой, что вижу! Ой, что слышу! 
Ой, что сам-то говорю! 
Как намедни, на собранье, 
Что я брякнул - не вернёшь... 
Вот что значит воздержанье, 
Вот, что значит невтерпёж!.. 

И я чую, как в сторонке 
Востроглазые кроты 
Знай фиксируют на плёнке 
Наши речи и черты,
Зубы точат, перья тупят, 
Шьют дела и часа ждут, 
И уж если он наступит - 
Они сразу к нам придут. 

И прищучат, и прижучат, 
И ногами застучат, 
Отовсюду поисключат 
И повсюду заключат. 
Встанешь с видом молодецким, 
Обличишь неправый суд... 
И поедешь со Жванецким 
Отбывать, чего дадут. 

Ибо всё же не захочешь 
Плохо выглядеть в глазах, 
Значит, полностью схлопочешь, 
Так что, братцы, дело швах. 
Так что, братцы, нам обратно 
Ветер ходу не даёт. 
Остаётся нам, ребята, 
Только двигаться вперёд!.. 

1988


Это просто

Когда спросили журавля: 
«Как ты летаешь без руля, 
От самого зюйд-веста 
До самого норд-оста?» 
Журавль ответил: 
«Господа, ну это же так просто, 
Ну это же так просто, господа!» 

Когда хвалили соловья: 
«Прекрасна музыка твоя, 
Откуда столько чувства, 
Души и благородства?» 
То соловей ответил: «Да, 
Ну это же так просто, 
Ну это ж очень просто, господа!» 

Когда спросили у ханжи: 
«Как превратился ты, скажи, 
Из юного подростка, 
В угрюмого прохвоста?» 
Ханжа ответил: 
«Господа, ну это же так просто, 
Что-что, а это просто, господа!» 

Теперь спросите у меня, 
О главной цели бытия: 
«В чём суть и назначенье 
Земного распорядка?» 
А я отвечу: «Господа, 
А, что, вам непонятно?! 
Ведь это ж так понятно, господа, 
Ведь это очень просто, господа, 
Что-что, а это просто, господа!» 

?


Ночь накануне признания

Белый снег выпадает обычно по осени. 
А бывает - в июне... бывает, в июне... 
Ночь подводит черту. Ночь, как правило, - после. 
А твоя - накануне... твоя - накануне. 

Свой замызганный шарф и костюм немудрящий 
Приготовь, как доспехи, - ведь это доспехи! 
Ты красив, благороден, ты принц настоящий 
И уверен в успехе. Уверен в успехе! 

Потому что безмолвие спящей красавицы - 
Это так тяжело! Бред, кошмар, наважденье! 
Остановится всё, если рыцарь не явится 
В наш стремительный век скоростного движенья! 

Отдохни, отдохни, уважаемый рыцарь, 
Чтобы утром была и осанка и поступь. 
В наше время к уснувшему сердцу пробиться... 
А когда было просто? когда было просто?.. 

?


Тройка мчится

До чего же надоела 
Городская суета! 
До чего же нас заела 
Наша тесная среда! 
То ли дело на просторе 
В синем море, в чистом поле. 
Запрягайте, братцы, что ли, 
Отворяйте ворота! 

Мы упряжку с бубенцами 
Только видели в кино. 
Есть и лошади, и сани, 
А поехать не дано: 
То начальство, то погода, 
То семья не без урода... 
Здравствуй, русская природа, - 
Не видал тебя давно! 

И не надо мне вовеки 
Ни отдельного дворца, 
Ни бензиновой телеги 
Все четыре колеса! 
Лишь бы только глушь лесная, 
Ветер вольный, даль земная. 
Лишь бы песня удалая, 
Эх! Да девица-краса! 

?


Вот и ночь

Вот и ночка подоспела. 
Спите, братцы, кончен день. 
Что за хлопотное дело - 
Убаюкивать людей! 
Всё неймётся им, не спится 
От забот и от обид. 
У кого-то поясница, 
У кого - душа болит. 

А иной уснуть захочет, 
Да не может ни черта: 
То ли зависть его точит, 
То ли совесть нечиста. 
Ну, а нам какое дело? 
Ясный месяц, белый снег. 
Отдыхай, ребята, смело, 
Кто хороший человек. 

Что пропало - то найдётся, 
Повторится, что прошло, 
Состоится, обойдётся, 
Невзирая ни на что! 
Подобру да поздорову 
Распрекрасно заживёшь. 

Если думать по-другому, 
То, конечно, хрен заснёшь! 

?


Волшебник

Приходит день, приходит час, 
Приходит миг, приходит срок - 
И рвётся связь. 
Кипит гранит, пылает лёд, 
И лёгкий пух сбивает с ног - 
Что за напасть? 
Вдруг зацветает трын-трава, 
Вдруг соловьём поёт сова, 
И даже тоненькую нить 
Не в состоянье разрубить 
Стальной клинок! 

Приходит срок - и вместе с ним 
Приходят страх, озноб и жар, 
Восторг и власть. 
Азарт и нежность, гнев и боль - 
В один костёр, в один пожар - 
Что за напасть?! 
Из миража, из ничего, 
Из сумасбродства моего - 
Вдруг возникает чей-то лик 
И обретает цвет и звук, 
И плоть, и страсть! 

Нелепо, смешно, безрассудно, безумно - 
Волшебно!.. 

?


Монолог ходока

Слушайте женщин! Слушайте женщин! Слушайте! 
Ибо все они поголовно, 
Не желая ни власти, ни славы, 
Никогда и ни в чём не виновны 
И всегда безусловно правы! 

И какую бы чушь ни спороли, 
Переврав и запутав слова, 
Они правы по природе, 
А природа всегда права! 

Слушайте женщин! Слушайте женщин! Слушайте! 
О, если бы мы умели 
Всего-навсего женщин слушать, - 
Мы навеки бы расхотели 
Убивать, разорять и рушить. 

И тогда бы и наши бабы 
Перестали бы лгать и грешить... 
Но мы слишком не любим учиться, 
Ибо слишком мы любим учить! 

Слушайте женщин! Слушайте женщин! Слушайте! 
Не с врагами в бою упорном - 
Только с женщиной наедине, 
Только с ней в поединке любовном 
Мы, мужчины, - мужчины вполне. 

О, какие даём мы клятвы! 
О, какие обеты даём! 
В этот миг мы воистину святы, 
Всемогущи, добры и богаты, 
Только жаль, что к утру устаём... 

Слушайте женщин! Слушайте женщин! Слушайте!.. 

?


Песня об утрате веры

Был я мирный человек, стал - фрайер... 
И чего я не поехал в Израиль? 
Покороче там всё же этапы, 
Хоть, конечно, там тоже арапы. 

И жена-то у меня - еврейка, 
Да и сам-то я похож наружно, 
И на месте есть одна семейка - 
Столько вызовов пришлёт, сколько нужно. 

И пускают щас всех, даже рады! 
Кто без допуска, тот в полном праве! 
Так что вроде бы уже и не надо 
На Центральном голодать телеграфе! 

Ну, так и в чём же суть? А всё Россия-мать! 
Ты чаво, - говорит, - Ты - того! 
Авось, как-нибудь, обойдётся, чать, 
Перемелется, ничаво! 

И поверил я, чудак, этой сути, 
И утратил надлежащую веру, 
Начитался самиздату до жути - 
Хоть сейчас давай мне высшую меру! 

Расчирикался я, как канарейка, 
То про Сталина загну, а то и дальше... 
Прям, как-будто и жена - не еврейка, 
Прям, как-будто я Косыгин на даче! 

А ведь, помню, приходил участковый, 
Даже штатский майор сделал милость - 
Упредил меня беседой суровой, 
Предсказал мне он всё, что случилось... 

А мне всё кажется, ну, разумеется, 
Ну, годок пройдёт, ну, пяток, - 
Дайте срок, и всё перемелется, 
Авось, как-нибудь!.. Дали срок. 

?


***

Живём мы в нашем лагере - 
Ребята хоть куда, 
Под красными под флагами 
Ударники труда. 

Кругом так много воздуха, 
Сосняк тебе, дубняк, 
А кроме зоны отдыха 
Есть зона просто так! 

Начальник наш - родитель нам, 
Точнее скажем - кум, 
И под его водительством 
Берёмся мы за ум. 

Живём мы, как на облаке, 
Есть баня и сортир, 
А за колючей проволкой 
Пускай сидит весь мир! 

?


Кацман, Шуцман и Боцман


Поэт Шуцман и композитор Кацман написали вместе песню. 
Хорошую, патриотическую песню, которая сразу разошлась 
по всем пластинкам и радиостанциям. После этого триумфа 
в квартире у композитора Кацмана. 

Кацман:

- Ах нет, прошу пластинку эту 
Спрячьте в тот конверт!.. 
Я лучше вам сейчас сыграю 
Новый свой концерт. 
А это - так, один пустяк 
На Шуцманские вирши. 
Уговорил меня, чудак, 
Издал - и в люди вышел! 
Ну, какая же пошлость - поэзия Шуцмана! 
Разве пишут стихи топором? 
Есть обычная пошлость, но эта - кощунственна! 
Я за это бы просто порол! 

В квартире у поэта Шуцмана.

Шуцман:

- Ребят, кончайте, 
Не читайте, 
Это пустяки! 
Я лучше вам прочту поэму, 
А это не стихи! 
Я спьяну их писал, и вот 
Пошел, в «Мурзилку» сунул, 
А Кацман клюнул, идиот, 
И музыку придумал! 
Ну, какая пошлятина - музыка Кацмана! 
Знать, совсем потерял он лицо! 
Есть обычная пошлость, но эта - безнравственна! 
Я бы вешал таких за яйцо! 

Шуцман и Кацман у издателя Боцмана:

Товарищ Боцман, 
Вы наш лоцман, 
Свет, любовь, заря! 
Мы ж понимаем кой-чего: 
Без кормчего - нельзя! 

Боцман:

- Ну, значит, счас 
Я для вас 
Родной товарищ Боцман, 
А чуть мы врозь, 
Так вы небось: 
«Ну, Боцман, 
Мол, ну, поц, мол!» 
Дорогие мои, что вы целочек корчите? 
Вы же бляди, - ну разве я лгу? 
Так чего же как можете - вы не хочете? 
А как хочете - я не могу! 

?


Биография

Юлий Черсанович Ким родился 23 декабря 1936 в Москве.

Окончил историко-филологический факультет МГПИ (1959) по специальности - преподаватель русского языка, литературы, истории и обществоведения. После окончания института три года работал на Камчатке, преподавал историю, литературу, географию и другие предметы в школе посёлка Ильпырский; поставил несколько песенных спектаклей.

В 1962 вернулся в Москву, работал в школе. В 1963 году снялся в фильме «Улица Ньютона, дом 1», куда вошла песня «Фантастика-романтика».

С сентября по декабрь 1964 работал на Камчатке в той же школе. Поставил со школьниками две песенные программы, в декабре вернулся в Москву.

С сентября 1965 работал в физико-математической школе при МГУ. Поставил со школьниками несколько спектаклей со своими песнями. В это же время вышел кинофильм «Похождения зубного врача» с песнями Ю. Кима.

В августе 1966 участвовал в съёмках одного из сюжетов документального фильма «Семь нот в тишине» на Камчатке.

В 1968 под нажимом властей оставил школу и профессионально занялся сочинением пьес и песен для театра и кино. В том же году состоялся большой концерт Ю. Кима в зале Политехнического музея, а в 1969 в Саратовском ТЮЗе - премьера спектакля «Недоросль» по пьесе Д. И. Фонвизина с песнями Ю. Михайлова (псевдоним, под которым вынужден был работать Ю. Ким). В том же году в Театре на Малой Бронной в Москве состоялась премьера комедии В. Шекспира «Как вам это понравится» (режиссёр П. Фоменко) с 17-ю песнями Ю. Михайлова.

В 1970 - первая совместная работа с композитором В. Дашкевичем - съёмки на Мосфильме «Феерической комедии» по мотивам пьесы В. Маяковского «Клоп» (режиссёр С. Юткевич). Работа была остановлена в связи с инфарктом у Юткевича. Позже комедия вышла в сокращённом варианте под названием «Маяковский смеётся».

В 1971 - первая совместная работа с композитором Геннадием Гладковым в кинофильме «Точка, точка, запятая».

В 1972 вышел телефильм «Бумбараш» с песнями В. Дашкевича на стихи Ю. Михайлова.

В 1975 закончена пьеса «Иван-солдат».

В 1979 написал пьесу «Иван-царевич» (премьера в театре им. В. В. Маяковского в 1981).

В 1983 премьера оперы Г. Гладкова «Старший сын» на либретто Ю. Михайлова.

В ноябре 1984 прошёл первый спектакль «Ной и его сыновья» в театре им. К. С. Станиславского по пьесе Ю. Михайлова с его песнями и с ним самим в заглавной роли.

В 1985 выходит грампластинка «Пеппи Длинный чулок» (инсценировка, песни и несколько персонажей - Ю.Михайлова).

В 1986 выходит кинофильм «После дождичка в четверг» по пьесе Ю. Михайлова. Песни Ю. Кима звучат также в кинофильмах «Пять вечеров», «У озера», «Обыкновенное чудо», «12 стульев», «Человек с бульвара Капуцинов» и многих других. Песни написаны совместно с композиторами В. Дашкевичем, Г. Гладковым и А. Рыбниковым.

В 1986 на фирме «Мелодия» вышла пластинка «Рыба-кит».

Член Союза кинематографистов России (с 1987), Союза писателей (с 1991) и Пен-клуба (с 1997).

С октября 1998 года живёт в Израиле.