Главное меню

Евгений Гребёнка

Гребёнка Евгений Павлович [21 января (2 февраля) 1812, хутор Убежище (ныне село Марьяновка), Пирятинского уезда, Полтавской губернии - 3 (15) декабря 1848, Петербург; похоронен в селе Марьяновка (ныне Гребёнковского района Полтавской области)], украинский и русский писатель.
Евгений Гребёнка. Eugene Grebenka

Басни (сборник «Малороссийские присказки», 1834), бытописательские рассказы (сборник «Полтавские вечера», 1848), исторический роман «Чайковский» (1843), песни («Очи чёрные, очи страстные…» и др.).

Подробнее

Фотогалерея (9)

Стихи (12):

У. С. Ловцовой

Давно уже я не писал стихов. 
Прошёл мой сон поэзии прекрасной!.. 
Мне жить теперь тепло и ясно, 
Но не видать уже волшебных снов… 
А было время - пел я мотыльков 
И пышный сад украинской природы, 
Мне нравились лазоревые воды 
И в небе строй летучих облаков, 
И плакал я, когда певец свободы, 
Слепой кобзарь мне пел про казаков. 
Но сон прошёл, тот сон красноречивый, - 
Хоть, может быть, он был и бестолков. 
Проснулся я: кругом так суетливо 
Хлопочет наш индустриальный век; 
Торгует всем - и смотрит горделиво 
На брата современный человек… 
Да, числ ряды поэзии сменили, 
И многие, что прежде ей служили, 
В коммерческий пустились оборот!.. 
К тому наш век, как видное, идёт; 
И право, странно в чудном веке этом 
Хоть в шутку быть мечтательным поэтом. 
Простите ж мне мой стихотворный бред 
И там когда-нибудь, в садах Украйны, 
Вы вспомните, что есть у вас сосед, 
Который был ошибкою, случайно, 
На смех людям, как говорят, поэт. 

1846 г., сентября 10, Петербург


Чёрные очи

Очи чёрные, очи страстные! 
Очи жгучие и прекрасные! 
Как люблю я вас! Как боюсь я вас! 
Знать, увидел вас я в недобрый час. 

Ох, недаром вы глубины темней! 
Вижу траур в вас по душе моей, 
Вижу пламя в вас я победное: 
Сожжено на нём сердце бедное. 

Но не грустен я, не печален я, 
Утешительна мне судьба моя: 
Всё, что лучшего в жизни бог дал нам, 
В жертву отдал я огневым глазам! 

1843


[1]

Песня

Молода ещё я девица была, 
Наша армия в поход куда-то шла. 
Вечерело. Я стояла у ворот - 
А по улице всё конница идёт. 
К воротам подъехал барин молодой, 
Мне сказал: «Напой, красавица, водой!» 
Он напился, крепко руку мне пожал, 
Наклонился и меня поцеловал… 
Он уехал… долго я смотрела вслед, - 
Жарко стало мне, в очах мутился свет, 
Целу ноченьку мне спать было невмочь: 
Раскрасавец барин снился мне всю ночь. 

Вот недавно - я вдовой уже была, 
Четырёх уж дочек замуж отдала - 
К нам заехал на квартиру генерал… 
Весь простреленный, так жалобно стонал… 
Я взглянула - встрепенулася душой: 
Это он, красавец барин молодой! 
Тот же голос, тот огонь в его глазах, 
Только много седины в его кудрях. 
И опять я целу ночку не спала, 
Целу ночку молодой опять была. 

[1841]


[1]
Музыка: Бернард; Ларме.

Признание

Порою я мрачен, печален, угрюмой, 
С мечтой одинокой сижу 
И, скован какою-то грустною думой, 
На юг ненаглядный гляжу. 

Друзей и родимых, и предков могилы 
Покинул на родине я; 
Там, полная прелести, девственной силы, 
Осталась коханка моя. 

Глаза её смотрят небесной эмалью, 
И зелень одежды в рубинах горит, 
И поясом синим, как сизою сталью, 
Красавицы стан перевит. 

Как золото, светло-блестящей волною 
Роскошные кудри на плечи бегут; 
Уста её тихой вечерней порою 
Унылую песню поют. 

И эта чудесная дева - не тайна, 
Я высказать душу готов: 
Красавица эта - родная Украйна! 
Ей всё - моя песнь и любовь! 

Как девы прелестной лазурные очи, 
Украйны глядят небеса; 
Как поясом синим, на юг от полночи 
Днепром перевита краса; 

Как шёлком зелёным, покрыта степями, 
И степи в цветах, как в рубинах, горят; 
И стелются нивы, как кудри, волнами, 
И золотом светлым шумят. 

Как тяжкие вздохи печали глубокой, 
Как матери вопли над гробом детей, 
Мне в душу запали далёко, далёко 
Украины песни моей. 

1839


Недуг

   Я недугом томим, 
   Но отрадно мне с ним, 
Мне приятны недуга мученья. 
   Он ужасней всего, 
   Но и прелесть его 
На земле не имеет сравненья. 

   Я недугом объят: 
   Вижу демонов, ад, 
Вижу мир в наготе подземельной; 
   Вижу солнце без дня, 
   Вижу свет без огня, 
Вижу мглы океан беспредельный. 

   С чёрной тучей грущу, 
   С буйным морем ропщу, 
Вижу светлых алмазов рожденье; 
   Знаю, в недрах земли 
   Как граниты росли, 
Чую трав и дерев прозябенье. 

   На земле тяжело, 
   На земле несветло: 
Всё здесь пахнет и златом, и кровью! 
   Люди ближних гнетут, 
   Люди честь продают 
И торгую святою любовью… 

   Полечу на эфир: 
   Как прекрасен тот мир! 
Как блестящие звёзды роями 
   В стройном чине плывут, 
   Кольца огненны вьют 
И расходятся вольно кругами… 

   И в гармонии той 
   Я летаю душой. 
Свет неведомый ум озаряет. 
   Пред умом тает тьма, 
   И природа сама 
Перед ним тайники отворяет. 

   Звёзд небесных светлей, 
   Краше солнца лучей 
И зарницы полночной живее, 
   Ярче жгучих очей 
   Ненаглядной моей 
Он в душе непонятно светлеет! 

   Но недуг отлетит: 
   Начинаю я жить, 
Прозябать, как земное творенье, 
   Стану в мире страдать 
   И, как радости, ждать 
Мой прекрасный недуг - вдохновенье. 

1837


***

Опять передо мной знакомые поля, 
И сёла мирные с цветущими садами, 
И речки тихие, и песни соловья, 
И степи вольные, покрытые цветами. 

Всё так же, как в былые дни, 
Безбрежно тянутся зелёные поляны, 
И степью голою несутся табуны, 
И одинокие стоят курганы. 

Везде звучит Украины язык, 
И песня родины так сладостно-уныла… 
Со мной опять всё то, к чему я так привык, 
Что сердце так тепло из детства полюбило. 

?


Украинская мелодия

«Ой, мама, не в силах его я любить! 
Злосчастная доля - с немилым век жить. 
Ни счастья, ни ласки я с ним не узнаю, - 
Уж лучше я в девках останусь, родная!» 

    «Ты разве не видишь, я стала стара, 
    Мне скоро в могилу глухую пора! 
    Как очи закрою, что будет с тобою? 
    Останешься, дочка, одна, сиротою. 

Нет горестней жизни, чем жизнь сироты, 
Без времени рано состаришься ты. 
Везде помыкать станут люди тобою, 
Я горлинкой буду стонать под землёю!» 

   «Ой, мама, голубка! Не плачь, не рыдай! 
   Готовь рушники да платки вышивай! 
   Пускай с нелюбимым я счастье утрачу, 
   Ты будь весела, я одна лишь заплачу;» 

…На кладбище крест одиноко стоит, 
А рядом с могилою мать голосит: 
«Что я натворила! Раскройся, могила! 
Я дочку родную сама погубила». 

1840


Лебедь и гуси

По озеру красивый Лебедь плыл,
Один среди гусиной серой стаи…
    «К чему свои он перья распустил? -
    В сердцах Гусак заголосил: -
    Чего любуетесь, как он плывёт, блистая?..
    Мы - серые тут все, а он один средь нас
    Такой чистюля белоснежный!
    Да если б взяться нам прилежно,
    Его б мы перекрасили тотчас:
    Не чванься, что такой ты белый, нежный!»
Пришлось по сердцу всем Гусям
Простое предложенье это:
Хватают грязь и там и сям
И мажут Лебедя, чтоб серого был цвета…
Обмазали кругом - остыл гусиный пыл;
А Лебедь лишь нырнул -
                       и белым стал, как был.

?


Ячмень

Сын

Отец, задам тебе вопрос я!
Ячмень наш так растёт зачем,
Что прямы, вижу я, тут многие колосья,
Другие же к земле пригнулися совсем,
Как перед барами мы гнёмся поневоле,
Как гнутся пред крючком судейским казаки?

Отец

Прямые эти колоски
Совсем пустёхоньки
                   и зря растут здесь, в поле,
А вот поникшие - то божья благодать:
Их гнёт зерно, они должны нам пищу дать. 

Сын

Затем-то кверху нос изволит задирать
Наш писарь волостной, Онисько Харчовитый!
Он… 

Отец

Тише - будешь бит! Уж лучше помолчи ты.

?


Волк и Костёр

Был кем-то разведён Костёр
В лесу. Кругом шумела осень.
Стояли холода, и ветер был несносен,
Снег мокрый изморозь по веткам распростёр.
Быть может, человек здесь у огня сушился
И, уходя, не погасил его.
И вот, не знаю отчего,
Вдруг серый Волк здесь очутился.
Промёрзший, весь в грязи, не ел уже три дня,
Дрожит, как мокрый пёс, и лязгает клыками;
К Костру примчался он скачками
И отбежал, свой мех от пламени храня
(Ведь отроду не видел он огня).
И вот от радости он млеет,
Что шерсть его Костёр, как солнце летом, греет.
Стал мех оттаивать, пар от него идёт.
Сосульки, что везде вокруг него бренчали,
Уже совсем поопадали.
Зверь то к огню поближе подойдёт,
То возле жара лапы греет,
То около Костра кудлатый хвост развеет, -
Его Костёр-то больше не пугал.
Зверюга думает: «А что его бояться?
Я с ним запанибрата стал».

Вот ночь кончается, вот стало рассветать.
Вот начала вокруг погода проясняться.
«Пора, - Волк думает, - отсюда удирать!»
Ну, что б ему идти? - нет, надо попрощаться:
Безумный захотел Костёр поцеловать,
Но только он в огонь своё засунул рыло,
Как пламенем ему всю морду опалило.

Отец мой говорил: «С панами мирно жить,
Водиться с ними - пусть господь тебе поможет.
Мы можем с ними есть и пить,
Но целоваться - сохрани вас боже!»

?


Рыбак

Кто знает Оржицу? а ну-ка, отзывайтесь!
Эх, шалопаи вы: примолкли все кругом!
Она в Сулу течёт у нас, в краю родном.
(Вы, братцы, всё-таки отчизны не чурайтесь!)
На этой речке был мой отчий дом
И до чертей панов: Василь, Иван, Микола,
Народ учёный - страх! -
Бывал во всяких школах,
Любой на всяческих болтает языках;
Арабскую цифирь они, закон турецкий -
Всё вызнали, кричат, как гуси, по-немецки. -
Подумать лишь, чего не знает человек!
Да дело, вишь, не в том,
                         а в том, что всю-то зиму
Рыбак на Оржице ловил сетями рыбу;
Не дует в ус Рыбак, но вот с весною снег
Стал таять; солнышко с полей его согнало -
Ручьями в Оржицу потёк он; заиграла
Река - и сети с глаз вдруг унесла навек.
«Давно уж у меня сидит она в печёнках,
Проклятая! - Рыбак промолвил тут: -
Ну, пан или пропал,
                    отправлюсь, - слышишь, жёнка? -
К Суле и ей подам на бешеную в суд!»
И разные ещё произносил он речи,
Со злости, как москаль, он всякое кричал;
А после нацепил себе суму на плечи,
Ткнул в люльку огонёк, дубинку в руки взял
И реку звать на суд - к реке он зашагал.
Не знаю, долго ли тогда он прошатался -
О том он никогда словечка не сказал, -
Но только он дошёл туда, куда собрался.
Сула шумит, гуляет по степям,
Рыбак протёр глаза, глядит, заволновался,
Не веря собственным глазам:
Ведь по Суле - чёрт взял бы всё на свете! -
Плывут хлева, стожки, кадушки, всякий хлам,
И, бедного, его ныряют сети!
Вздохнул тут и назад поплёлся мой Рыбак.
Что, помогло тебе, земляк?

Послушайте, паны, моё вам всем почтенье:
Охрименко, чудак смешной,
В уездный подал суд прошенье,
Что ободрал его наш писарь волостной!

?


Медвежий суд

Лисичка настрочила в суд бумагу: 
Она-де видела, как серый Вол 
Овёс господский ел и пил, мошенник, брагу - 
Насытился и прочь пошёл. 
Медведь и Волки, судьи не на шутку 
Вола решили проучить, 
Уселись чуть ли не на сутки. 
«Такое можно ли простить! - 
Взревел медведь сердитым басом, - 
Когда б он ублажался мясом, 
Не мог бы нас он удивить!» - 
«А то овёс он ел!» - сердито Волки взвыли. 
Вол начал было говорить, 
Но судьи речь его немедля перебили, 
Поскольку был он толст. И так определили 
И порешили знаменито: 
    «Понеже серый Вол изволил сам признать, 
    Что ел сенцо, овёс и сласти крал открыто, 
    То за грехи его тотчас четвертовать, 
    А мясо поровну всем судьям разорвать, 
    Лисице же отдать копыта». 

?


Биография

Вряд ли найдётся сейчас человек, никогда не слыхавший романса «Очи чёрные» и песни «Помню, я ещё молодушкой была», но очень немногие знают их автора - поэта и писателя Е. П. Гребёнку.

Е. П. Гребёнка родился на хуторе «Убежище» близ города Пирятина на Полтавщине. Его отец - отставной гусарский офицер, участник войны 1812 года, владел небольшим имением. Первые годы жизни Евгения прошли на попечении крепостной няни-украинки, она пела ему народные песни, рассказывала сказки.

13-ти лет Евгений был определён в Нежинскую гимназию высших наук - одно из лучших учебных заведений на Украине. Одновременно с ним там учился известный впоследствии поэт Н. В. Кукольник, а несколькими годами ранее - Н. В. Гоголь. Гребёнка увлекался и гуманитарными и естественными науками. Тогда же он начал писать стихи. Рукописные журналы в Нежинской гимназии были заполнены его стихами. Литературное творчество в гимназии поощрялось, среди её преподавателей были литераторы, один из них, учитель латинского языка И. Г. Кулжаньский заметил дарование Гребёнки и даже послал его стихи в «Дамский журнал». Литературу преподавал П. И. Никольский, который был приверженцем классицизма и новой литературы не признавал.

Однако воспитанники гимназии интересовались современной литературой и старались знакомиться с новейшими её произведениями. Они в складчину выписывали из Москвы журнал «Галатея». Гребёнка, когда мог, покупал книги. Проникала в гимназию и литература запрещённая: в 1825 надзиратель отобрал у Гребёнки рукописный список оды Пушкина «Вольность»; кто-то из товарищей давал ему читать «Горе от ума» Грибоедова.

В 1829 Гребёнка пишет отцу: «Перевожу поэму Пушкина - «Полтаву» на малороссийский язык». Над этим переводом он работал очень серьёзно, собирая исторические сведения и народные предания. Перевод «Полтавы» в отрывках печатался в «Московском телеграфе» и «Утренней звезде», а в 1836 вышел отдельной книжкой с посвящением Пушкину.

По окончании гимназии (к тому времени преобразованной в лицей) Гребёнка вступил в 8-й малороссийский казачий полк. Его влекла «рыцарская страсть к приключениям, жажда опасностей и славы». Но полк в военных действиях участия не принимал, и через три месяца Гребёнка вернулся домой.

В 1834 Гребёнка переехал в Петербург. Несколько лет он прослужил в канцелярии Комиссии духовных училищ, потом стал преподавать русский язык и литературу в Дворянском полку, затем в Кадетском корпусе, позже в Институте корпуса горных инженеров. Преподавал он также минералогию, ботанику и зоологию. «Голова кругом пойдёт, как вспомню, какой я умный человек», - пишет Гребёнка о своей преподавательской деятельности. Служил Гребёнка до самого конца жизни, но тем не менее прежде всего он был литератором.

В 1834 вышел его сборник «Малороссийские присказки», в который вошли лирические стихи и басни на украинском языке. Несколькими годами позже вышли «Рассказы пирятинца», написанные по-русски и принесшие Гребёнке известность. С этого времени он стал постоянно печататься в петербургских журналах и альманахах.

Проза Гребёнки принадлежит к «натуральной школе» с её верностью изображения реальной жизни, тонкой и острой наблюдательностью и, главное, глубочайшим сочувствием и уважением к «маленькому человеку». Белинский отметил «замечательное дарование» Гребёнки и «гуманистическое начало» его творчества, а повесть «Кулик» назвал «одной из лучших повестей последнего времени».

Гребёнка вошёл в литературную жизнь столицы, перезнакомился со многими литераторами, завёл у себя литературные вечера. Он был хорошо знаком с Бенедиктовым, Далем, Кукольником, Ершовым.

В Петербурге Гребёнка сблизился со своим земляком Т. Г. Шевченко и принял участие в его освобождении от крепостной зависимости; по инициативе Евгения Павловича был издан «Кобзарь» Т. Г. Шевченко.

Познакомился Гребёнка и с Пушкиным. В библиотеке Пушкина был экземпляр «Полтавы» на украинском языке в переводе Гребёнки, а сам Пушкин собирался перевести на русский басню Гребёнки «Волк и огонь».

Большое место в жизни и творчестве Гребёнки занимала история. Он ощущал живую связь с прошлым своего народа, воспринимал его как свое собственное прошлое. Действие лучшего исторического романа Гребёнки «Чайковский» происходит в его родных местах - в Пирятине, герои романа - предки самого Гребёнки (его мать была урождённая Чайковская), предки его родственников и знакомых.

Умер Гребёнка в 1848, ему было всего 35 лет. В извещении о его смерти в «Санкт-Петербургских ведомостях» говорилось: «Ещё утрата для бедной русской литературы… скончался Евгений Павлович Гребёнка, даровитый писатель, добрый, благороднейший человек».


ГРЕБЁНКА, Евгений Павлович [21.I(2.II).1812, с. Марьяновка, близ г. Пирятина, Полтавской губернии, - 3(15).XII.1848, Петербург] - украинский и русский писатель. Родился в семье мелкопоместного дворянина. Окончил в 1831 Нежинскую гимназию высших наук. С 1834 жил в Петербурге, преподавал русский язык и литервтуру в учебных заведениях. Принимал участие в выкупе из крепостной неволи Т. Г. Шевченко и в его дальнейшей судьбе. На литературных вечерах Гребёнки бывали В. Г. Белинский, В. И. Даль, И. И. Панаев, П. П. Ершов, М. Момбелли и другие. Печататься Гребёнка начал в 1831 в русских журналах и альманахах. Широкую известность получили его басни - «Малороссийские приказки» (1834, 2-е издание, 1836). Развивая народно-сатирические традиции, используя опыт И. А. Крылова, а также Г. Сковороды, И. Котляревского, П. Гулака-Артемовского, Гребёнка в своих баснях обличал социальную несправедливость, помещичий произвол, взяточничество, бюрократизм («Медвежий суд», «Рыбак», «Волк и огонь», «Ячмень» и др.). Отдельные стихотворения Гребёнки как на украинском, так и на русском языках («Ой, мама, не в силах его я любить!..», «Молода ещё я девица была…», «Чёрные очи») стали популярными песнями. Романтическая поэма Гребёнки «Богдан» (1843) посвящена исторической дружбе украинсконо и русского народов. Перевёл на украинский язык «Полтаву» А. С. Пушкина. В прозе на русском языке Гребёнка изображал украинскую жизнь сначала в романтическом духе, потом с позиций критического реализма («Рассказы пирятинца», 1837, «Братья», 1840, «Нежинский полковник Золотаренко», 1842, «Чайковский», 1843). Он показал быт чиновников («Лука Прохорович», 1838, «Дальний родственник», 1841, «Полтавские вечера», 1848), помещичий произвол и угнетение крепостных («Кулик», 1841, «Приключения синей ассигнации», 1847), гибель «маленького человека» в бездушном обществе («Записки студента», 1841, «Доктор», 1844, «Заборов», 1848). Гребёнка был близок к натуральной школе. Очерк «Петербургская сторона» опубликован в альманахе Н. А. Некрасова «Физиология Петербурга» (1845). Некоторые рассказы и повести Гребёнки высоко ценил В. Г. Белинский. Гребёнка подготовил и издал один из первых украинских альманахов («Ластівка» - «Ласточка», 1841), в котором напечатаны сочинения Шевченко, Г. Квитки-Основьяненко и других.

Соч.: Полное собр. соч., под ред. Н. Гербеля, т. 1-5, СПБ, 1862; Рус. повести XIX в. 40-50-х годов. [Подгот. текста и примеч. Б. С. Мейлаха], т. 1, М., 1952; Твори, т. 1-5, К., 1957; Поетичні твори, К., 1959; Вибране, К., 1961; Байки, К., 1962; Поэты 1840-1850-х годов (Вступ. ст. и общая ред. Б. Я. Бухштаба), М. - Л., 1962.

Лит.: История укр. лит-ры, т. 1, К., 1954; Зубков С. Д., Євген Павлович Гребінка. Життя и творчість, К., 1962.

С. Д. Зубков

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. - Т. 2. - М.: Советская энциклопедия, 1964


ГРЕБИНКА Евгений Павлович [1812-1848] - украинский писатель 30-х гг. XIX века, дошевченковского периода. Его басни «Приказки» (1834; 4-е издание 1878) были после «Энеиды» Котляревского одним из выдающихся произведений новой украинской литературы и представляют собой значительное явление в истории украинского национального и литературного возрождения. Изданный Гребинкой в 1841 альманах «Ластівка» объединил виднейших представителей украинского ренессанса: Гребинку, Афанасьева-Чужбинского, Кулиша, Квитку, Боровиковского и, наконец, Т. Шевченко.

Гребинка многое позаимствовал от Ла Фонтена и Крылова, что однако не помешало ему написать оригинальные, незабытые и до сих пор произведения, вошедшие в историю украинской литературы как шедевры басенного жанра. Насыщенные свежестью украинского колорита и острой мыслью, произведения Гребинки по праву определили его роль как непосредственного предшественника Шевченко и одного из классиков украинской литературы.

Гребинка был типичным для своего времени идеологом мелкопоместного и мелкочиновного украинского дворянства, общие национально-автономистские украинские тенденции и гуманитарно-демократический либерализм которого уживались рядом с признанием царской монархии и крепостной зависимости крестьян; произведения Гребинки не колебали ни основ, ни системы общественных взаимоотношений, хотя они резко осуждали ненормальные явления общественной жизни и были в своё время смелым литературным выступлением. Подготовляя почву для Шевченко, многие произведения Гребинки не утратили значения и в настоящее время. Ряд басен Гребинки перешёл в народную словесность.

Прозаические произведения Гребинки, написанные на русском языке, имеют в настоящее время лишь историко-литературное значение. Гребинкой переведена на украинский язык «Полтава» Пушкина (полный перевод вышел в 1836 году).

Библиография: I. Полн. собр. сочин. вышло в 1862 (5 тт., под ред. Н. Гербеля, СПБ.) и 1903. В 1878 изданы все сочин. Гребинки на украинском яз.

II. Коваленко Г., Е. Гребінка, Полтава, 1918; Філіпович, Шевченко, Гребінка, «Украина», 1925, кн. I; Дорошкевич, Підручник історії укр. літератури; Ефремов, Історія укр. письменства; Коряк В., Нариси з історії укр. літератури.

III. Библиографический указатель к произведениям Гребинки см. в указанном выше изд. «Сочинений» Гребинки, 1862; См. ещё: Гимназия высших наук и лицей кн. Безбородко, 2-е изд. Н. В. Гербеля, СПБ., 1881; Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910.

А. П.

Литературная энциклопедия: В 11 т. - [М.], 1929-1939

Стихотворения взяты из книги:

1. Песни русских поэтов: Сборник в 2-х т. - Л.: Советский писатель, 1988