Евгений Агранович

Евгений Агранович. Eugen Agranovich

Агранович Евгений Данилович (13 октября 1918, Орёл - 29 января 2010, Москва; похоронен на Востряковском кладбище), - советский и российский кинодраматург, киносценарист, прозаик, поэт, композитор, бард и художник (скульптор).

Подробнее

Фотогалерея (17)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
Если Вы считаете, что Ваши права нарушены, - немедленно свяжитесь с автором сайта.

Стихи (4):

Лебединая песня

Вике М.
Просто крылья устали, 
А в долине война... 
Ты отстанешь от стаи, 
Улетай же одна. 
И не плачь, я в порядке, 
Прикоснулся к огню... 
Улетай без оглядки! 
Я потом догоню. 

Звёзды нас обманули, 
Дым нам небо закрыл. 
Эта подлая пуля 
Тяжелей моих крыл. 
Как смеркается, Боже, 
Свет последнего дня... 
Мне уже не поможешь! 
Улетай без меня. 

До креста долетели, 
Ты - туда, я - сюда. 
Что имеем - поделим, 
И - прощай навсегда! 
Каждый долю вторую 
Примет в общей судьбе: 
Обе смерти - беру я, 
Обе жизни - тебе. 

Ждать конца тут не надо. 
Нет, пока я живу, 
Мой полёт и отраду 
Уноси в синеву! 
Слышишь - выстрелы ближе? 
Видишь - вспышки огня? 
Я тебя ненавижу! 
Улетай без меня. 

1991


Вечный огонь

От героев былых времён 
Не осталось порой имён. 
Те, кто приняли смертный бой, 
Стали просто землёй и травой... 
Только грозная доблесть их 
Поселилась в сердцах живых. 
Этот вечный огонь, нам завещанный одним, 
Мы в груди храним. 

Погляди на моих бойцов! 
Целый свет помнит их в лицо. 
Вот застыл батальон в строю - 
Многих старых друзей узнаю. 
Хоть им нет двадцати пяти, 
Трудный путь им пришлось пройти. 
Это те, кто в штыки поднимался как один, 
Те, кто брал Берлин! 

Нет в России семьи такой, 
Где не памятен свой герой. 
И глаза молодых солдат 
С фотографий увядших глядят... 
Этот взгляд - словно высший суд 
Для ребят, что сейчас растут, 
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, 
Ни с пути свернуть. 

1970


Музыка Р. Хозака. Песня из кинофильма «Офицеры».

Еврей-священник

Еврей-священник - видели такое? 
Нет, не раввин, а православный поп, 
Алабинский викарий, под Москвою, 
Одна из видных на селе особ. 

Под бархатной скуфейкой, в чёрной рясе 
Еврея можно видеть каждый день: 
Апостольски он шествует по грязи 
Всех четырёх окрестных деревень. 

Работы много, и встаёт он рано, 
Едва споют в колхозе петухи. 
Венчает, крестит он, и прихожанам 
Со вздохом отпускает их грехи. 

Слегка картавя, служит он обедню, 
Кадило держит бледною рукой. 
Усопших провожая в путь последний, 
На кладбище поёт за упокой... 

Он кончил институт в пятидесятом - 
Диплом отгрохал выше всех похвал. 
Тогда нашлась работа всем ребятам - 
А он один пороги обивал. 

Он был еврей - мишень для шутки грубой, 
Ходившей в те неважные года, 
Считался инвалидом пятой группы, 
Писал в графе «Национальность»: «Да». 

Столетний дед - находка для музея, 
Пергаментный и ветхий, как талмуд, 
Сказал: «Смотри на этого еврея, 
Никак его на службу не возьмут. 

Еврей, скажите мне, где синагога? 
Свинину жрущий и насквозь трефной, 
Не знающий ни языка, ни Бога... 
Да при царе ты был бы первый гой». 

«А что? Креститься мог бы я, к примеру, 
И полноправным бы родился вновь. 
Так царь меня преследовал - за веру, 
А вы - биологически, за кровь». 

Итак, с десятым вежливым отказом 
Из министерских выскочив дверей, 
Всевышней благости исполнен, сразу 
В святой Загорск направился еврей. 

Крещённый без бюрократизма, быстро, 
Он встал омытым от мирских обид, 
Евреем он остался для министра, 
Но русским счёл его митрополит. 

Студенту, закалённому зубриле, 
Премудрость семинарская - пустяк. 
Святым отцам на радость, без усилий 
Он по два курса в год глотал шутя. 

Опять диплом, опять распределенье... 
Но зря еврея оторопь берёт: 
На этот раз без всяких ущемлений 
Он самый лучший получил приход. 

В большой церковной кружке денег много. 
Рэб батюшка, блаженствуй и жирей. 
Что, чёрт возьми, опять не слава Богу? 
Нет, по-людски не может жить еврей! 

Ну пил бы водку, жрал курей и уток, 
Построил дачу и купил бы ЗИЛ, - 
Так нет: святой районный, кроме шуток 
Он пастырем себя вообразил. 

И вот стоит он, тощ и бескорыстен, 
И громом льётся из худой груди 
На прихожан поток забытых истин, 
Таких, как «не убий», «не укради». 

Мы пальцами показывать не будем, 
Но многие ли помнят в наши дни: 
Кто проповедь прочесть желает людям, 
Тот жрать не должен слаще, чем они. 

Еврей мораль читает на амвоне, 
Из душ заблудших выметая сор... 
Падение преступности в районе - 
Себе в заслугу ставит прокурор. 

1962


***

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок, 
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал... 
Что имел - потерял, что любил - не сберёг, 
Был я смел и удачлив, а счастья не знал. 

И носило меня, как осенний листок. 
Я менял города и менял имена, 
Надышался я пылью заморских дорог, 
Где не пахли цветы, не блестела луна. 

И окурки я за борт бросал в океан, 
Проклинал красоту островов и морей, 
И бразильских болот малярийный туман, 
И вино кабаков, и тоску лагерей... 

Зачеркнуть бы всю жизнь и с начала начать, 
Прилететь к ненаглядной певунье моей! 
Да вот только узнает ли Родина-мать 
Одного из пропавших своих сыновей? 

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок... 

1954


Биография

Родился 13 октября 1918 года в Орле. При последующем составлении документов дата была записана как 14 ноября 1919 года, и эта версия, как правило, указывалась в разных документах и изданиях как официальная дата.

С 1938 года Агранович сочиняет песни на собственные стихи. Во время войны пошёл на фронт, где продолжал сочинять стихи и песни. Некоторые из его песен тех лет, как и написанные впоследствии, получили анонимное распространение и фактически стали народными.

После войны Евгений Агранович окончил Литературный институт им. Горького (1948).

Одна из самых знаменитых песен Аграновича, называемая по первой строчке «Я в весеннем лесу», была написана в 1954 году для кинофильма «Ночной патруль», который ставился на киностудии им. Горького. Вот что вспоминает сам поэт: «...Эту песню должен был исполнять Марк Бернес, которому она нравилась, но дирекция студии по каким-то своим соображениям решила песню в фильм не давать. Но, поскольку песню в кинофильм не взяли и она осталась у меня, я стал петь её в разных компаниях, люди её сразу подхватили. Потом песню решено было использовать в фильме «Ошибка резидента»».

В 2001 году в издательстве «Вагант» у Аграновича вышел двухтомник с основными прозаическими и поэтическими произведениями, а также с иллюстрациями, многие из которых - фотографии скульптурных работ - позволяют узнать Аграновича как художника.


Стихотворения взяты из книги:

1. Евгений Агранович. Избранное. Москва, Вагант, 2001